?

Log in

К предыдущему - Григорий "Это ж Гест"(с) [entries|archive|friends|userinfo]
Григорий

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

К предыдущему [Jun. 13th, 2015|11:57 pm]
Григорий
Из серии литографий Джозефа Пеннела "Война в Англии":



Герберт Уэллс, "Война и будущее" (1917):

"Форму и материю будущей войны - если в будущем вообще будет война - нельзя ещё полностью разглядеть на современном поле боя. Одна ласточка весны не делает; дюжина аэропланов, "танк" или что-то ещё, несколько квадратных километров "лунного пейзажа" от воронок, пара деревенек тут и там, разбомбленных до неузнаваемости: всё это не более чем проблески грядущего зрелища модернизированной сухопутной войны. Естественное развитие событий превратило войну в монополию пяти великих индустриальных держав: перед ними стоит выбор, покончить ли с ней или совершенствовать её дальше; если они не смогут достичь согласия, тогда война вынужденно превратиться в такое ужасное зрелище, которое не под силу пока представить ни одному человеку. Да, мистер Пеннел, который недавно издал серию литографий с впечатлениями от войны, поступил мудро, изобразив на них не поле боя, а огромную индустриальную машину, которая подпирает и которая прорывается сквозь схватку благородных мужей в шпорах. Он являет нам великолепие и необъятность цехов и артиллерийских окопов, печей и шахт. Он показывает, насколько они велики и насколько ужасны. А между ними копошатся мелкие фигурки людей, полностью лишённые какой-либо власти, каких-либо индивидуальных качеств. Он оставляет зрителю сделать неизбежный вывод, что в нынешние времена, если мы не сможем изобрести способа покончить с войной, тогда подобные сгустки тьмы, гигантские фигуры, вспышки пламени и нависающие угрозы последуют за танками и растопчут разобщённое в своём беспорядке человечество.

Есть что-то потрясающее в этих незначительных и случайных людях, которых показывает нам мистер Пеннел. Человек не доминирует ни на одной из этих чудесных картин. Кто-то возможно скажет, что это несправедливо с точки зрения реального положения вещей: все эти скопления машин и мастерские, вся эта собранная в единое целое мощь и функция является творением изобретателей и деловых людей. Но не будет ли это слишком вольным толкованием слова "творение"? Допустим, Фальстаф - это "творение", как и Сикстинская капелла: в них мы бесспорно видим замысел - спланированный, осуществляемый, реализованный; но если взять всех этих изобретателей и деловых людей, не получится ли так, что они в своей деятельности просто подчинялись некими непреодолимым принципам, и не более того? Когда им нужен был уголь, они вынуждены были копать шахту определённым образом; когда им нужна была сталь, они вынуждены были делать это и это, а не, допустим, то-то и то-то; когда им нужна была прибыль, они были вынуждены покориться экономическим принципам. Они так мало задумывались о целях своей деятельности, что большинство из этих фабрикантов сейчас чуть ли не с оторопью говорит о том смертоносном деле, которому служат их плоды их труда. Внезапно для себя они обнаружили, что именно они ведут войну нового типа - подобно тому, как некий человек мог бы очнуться от наркотического бреда и обнаружить, что он пытается задушить собственную мать.

Так что слаборазличимые и ускользающие человеческие фигуры на литографиях мистера Пеннела кажутся мне весьма точным наблюдением. Для него все эти цеха, мастерские, подъёмные крамы и прочее являются нечеловеческими и чудесными объектами, подобно утёсам, глубоким пещерам, айсбергам или звёздам. Машины представляют собой не более чем новый аспект всё той же логики физической необходимости, которая привела к появлению всего вышеперечисленного, и он фиксирует величественность и красоту их масштабов с абсолютной беспристрастностью. Ведь они беспристрастны. Через все эти литографии проходит один насущный мотив, мотив предельных усилий западной цивилизации, которая пытается спасти саму себя и весь мир от господства реакционного немецкого империализма, вооружённого современной наукой. Иллюстрации подобраны так, чтобы проследить за жизнью артиллерийского снаряда, от рудника до артиллерийских позиций: чтобы полностью рассказать его историю, осталось бы показать только сложенные рядами снаряды, стреляющее орудие и взрыв в конце траектории. Эта тема сегодня задаёт смысл всей этой гигантской машинерии. Но завтра ей может придать смысл какая-нибудь иная и высшая цель. Эти гигантские существа, для которых инженер выступает хозяином и рабом, сами по себе не являются ни благими, ни злыми. Сегодня они производят разрушение, они служат мечу; завтра они будут возводить мосты, перевозить, давать жилище и вновь помогать людям.

И ради этого мира мы боремся с тупой несгибаемостью немецкой воли к власти".
linkReply