?

Log in

No account? Create an account
Ur-Text - Григорий "Это ж Гест"(с) [entries|archive|friends|userinfo]
Григорий

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Ur-Text [Aug. 1st, 2016|08:52 pm]
Григорий
[Tags|, , ]

Вообще, у меня тут забавно получилось.

Сначала я угорел по "Борису Годунову", потому что я люблю Пушкина. Посмотрел обе экранизации - позднесоветский фильм Сергея Бондарчука, который снял в заглавной роли самого себя, и современный российский фильм Мирзоева с Максимом Сухановым.

Потом я пришёл к "Ричарду III", но по довольно извилистому пути, никак не связанному с Пушкиным.

Но это оказалось необычайно уместно, в связи с очевидными параллелями между этими двумя произведениями.

Да, отечественные пушкинисты давно разобрали эту тему по косточкам. Пушкин ставил перед собой задачу написать историческую хронику в духе Шекспира. Учиться надо у лучших, а Шекспир был лучшим. "Ричард III" стал тем образцом, оглядываясь на который Пушкин творил своего "Бориса Годунова".

Вот тут я чувствую себя неловко, как профан, залезающий на территорию профессионалов. Но всё равно напишу. Это чисто мои домыслы.

Возможно, Пушкина изначально привлекло следующее. Конец 16 века, Шекспир пишет своего "Ричарда III". А уже в начале следующего, 17 века в России разыгрывается история, очень похожая на шекспировский сюжет. При поддержке старого геополитического соперника-противника (Франции или Польши) внезапно объявившийся Претендент (Генрих Тюдор или Дмитрий Иоаннович) бросает вызов тирану-узурпатору (Ричарду III или Борису Годунову), которого молва обвиняет в убийстве законного наследника (принца Эдварда или царевича Дмитрия). Войска тирана переходят на сторону претендента, претендент побеждает и становится новым монархом. Лучшие политтехнологические ходы - это сюжеты, которые однажды уже сработали, не так ли?

И это давало Пушкину возможность сыграть на разнице между этими сценариями. Генрих Тюдор, граф Ричмонд, будущий Генрих VII - это спаситель отечества, покончивший с гражданской войной и помиривший Алую и Белую Розы. По крайней мере, так он выглядел в позднейшей тюдоровской историографии, на которую опирался Шекспир. Лжедмитрий, "чудом спасшийся царевич" - бессовестный авантюрист и самозванец, вор, мошенник, расстрига, который спровоцировал гражданскую войну и Смуту. Годунов плох, а то, что идёт ему на смену, просто чудовищно.

Опять же, Ричард у Шекспира и в самом деле убивает всех, до кого может дотянуться.

У Пушкина Годунову лишь приписывают всевозможные злодейства:

И тут молва лукаво нарекает
Виновником дочернего вдовства
Меня, меня, несчастного отца!..
Кто ни умрёт, я всех убийца тайный:
Я ускорил Феодора кончину,
Я отравил свою сестру царицу,
Монахиню смиренную... всё я!


А по-настоящему Годунов виновен только в смерти царевича, но одного этого уже достаточно.
------------------------------------------

Ладно, я хотел поговорить о параллелях между "Ричардом III" и "Борисом Годуновым".

Во-первых, всем известное "народ безмолвствует".

Что ж вы молчите? кричите: да здравствует царь Димитрий Иванович!

Народ безмолвствует.


Эта фраза ("The citizens are mum and speak not a word") и сама ситуация взята из "Ричарда III":

              Глостер

Ну, как? Ну, как? Что говорит народ?

              Бекингем

Да что, милорд, - клянусь пречистой девой, -
Ни слова, будто все вдруг онемели.
...
Кончая речь, я к ним воззвал: пусть каждый,
Кто хочет блага для родной страны,
Кричит: "Да здравствует король наш Ричард!

              Глостер

И что ж они?

              Бекингем

Помилуй бог, не крикнул ни один.
Как камни, как немые истуканы,
Глазели друг на друга, побледнев.


Сама ситуация с посольством жителей Лондона к Ричарду, которое умоляет его возложить на себя корону английских королей, и долгие уговоры Годунова - и в том, и в другом случае объект уговоров не просто страстно желает стать монархом, а уже успел обагрить свои руки кровью ради заветного престола.

У Шекспира:

              Бекингем

Сейчас придут. Смятенье разыграйте,
Не сразу выходите, - пусть попросят.
Вы выйдете, молитвенник держа,
И два священника по сторонам,
А разглагольствовать мне предоставьте.
Да поломайтесь, словно вы девица,
Что, уступая, взвизгивает "нет!".

              Глостер

Иду. И если с жаром будем мы -
Ты требовать от имени народа,
Я упираться, - все пойдет на лад.


У Пушкина:

              Шуйский

Чем кончится? Узнать не мудрено:
Народ еще повоет да поплачет,
Борис еще поморщится немного,
Что пьяница пред чаркою вина,
И наконец по милости своей
Принять венец смиренно согласится.


Потом, знаменитые пушкинские народные сцены:

              Один

Неумолим! Он от себя прогнал
Святителей, бояр и патриарха.
Они пред ним напрасно пали ниц;
Его страшит сияние престола.

              Другой

О боже мой, кто будет нами править?
О горе нам!

              Третий

Да вот верховный дьяк
Выходит нам сказать решенье Думы.


Шекспир тоже использовал анонимных жителей города, чтобы дать голос общественному мнению:

              1-й горожанин

Сосед, здорово! Ты куда спешишь?

              2-й горожанин

Чего-то мне, сосед, не по себе.
Ты слышал новость?

              1-й горожанин

Да, король скончался.

              2-й горожанин

Плохая весть! Теперь не жди добра.
Боюсь, опять усобицы начнутся.


Так что я поздравляю советских критиков, у которых Пушкин "впервые в истории мирового театра вывел народ на сцену в качестве равноправного действующего лица" (цитирую по памяти). Шекспир, видимо, за двести лет до рождения Пушкина эти сцены просто так вставлял, от балды.

Тематически эти две пьесы объединяет тема совести, исследование феномена совести - как в психологическом аспекте, так и в самом что ни на есть буквальном (призраки жертв лишают убийц спокойного сна).

И ещё одна параллель - и там, и там есть сцена, когда женщина отвергает клятвы мужчины, напоминая ему, что не осталось ничего, чем он мог бы поклясться.

У Пушкина лаконично:

              Марина

Клянешься ты! итак, должна я верить —
О, верю я! — но чем, нельзя ль узнать,
Клянешься ты? не именем ли Бога,
Как набожный приимыш езуитов?
Иль честию, как витязь благородный,
Иль, может быть, единым царским словом,
Как царский сын? не так ли? говори.


У Шекспира методично:

              Король Ричард

Миледи, я клянусь святым Георгом,
И орденом Подвязки, и короной...

              Королева Елизавета

...что осквернил, покрыл стыдом, украл...

              Король Ричард

Клянусь...

              Королева Елизавета

Ничем. Тебе ведь нечем клясться.
Георг в твоих устах утратил святость,
Утратил рыцарскую честь твой орден,
И нет величья в краденой короне.
Чтоб я поверила, ты тем клянись,
Чего еще пока не осрамил.

              Король Ричард

Клянусь собой!

              Королева Елизавета

Ты - воплощенье зла.

              Король Ричард

Отцом покойным.

                Королева Елизавета

Ты - позор отцовский.

              Король Ричард

Вселенной.

              Королева Елизавета

Ты принес ей только беды.

              Король Ричард

Тогда Творцом!

                Королева Елизавета

Пред ним ты весь в грехах.
linkReply

Comments:
[User Picture]From: q_w_z
2016-08-01 06:32 pm (UTC)
Там ещё смешнее, что установлено — ни Ричард, ни Борис в смерти принцев/царевича невиновны непосредственно.
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: gest
2016-08-01 06:37 pm (UTC)
Там скорее про Бориса установлено, что не имел, про Ричарда не доказано, что не имел.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: corvinus_quint
2016-08-05 03:59 am (UTC)
И тем не менее между этими двумя пиесками есть ещё одно сходство: обе являются гнусными пропагандистскими пасквилями. Не знаю, сознательно ли Пушкин подражал в этом Шекспиру, или нет, но что "БГ" очерняет Годунова, что "Р3" делает из замечательного (по тем-то временам) человека рогатого сотону. Вообще, конечно, Шекспиру за это нужно попенять - за привычку брать реально существовавших людей и использовать их, словно марионеток, в своих фантазиях. Не отсюда ли пошла западная привычка к пропаганде и клевете вообще? Хотя наверное нет - ещё в Риме описывали, как проклятые карфагеняне детей едят.

PS: Кстати, вы "Макбета" 2015-го смотрели? Я, конечно, быдло, легко подкупаемое слоу-мо и красивыми пейзажами, но версию 2010 с Пикардом (как и "Ричарда Третьего" с Ульяновым) промотал за полчаса, а вот эту несколько раз пересматривал. Эстетическое пиршество.

Edited at 2016-08-05 04:00 am (UTC)
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: gest
2016-08-06 03:56 pm (UTC)
Честно говоря, бессмысленно обвинять Шекспира в том, что он не опирался на работы ярых ричардофилов 20 века, а учил историю по тюдоровским учебникам. Да что там Шекспир, в СССР средневековую историю Англии тоже изучали на основе тюдоровской историографии.

При этом, нет ничего удивительного, что Ричард оставил после себя такую память. Обеспечил ли он трон для детей своего брата, законного короля? Наступил ли при нём в Англии мир? Помирил ли он Йорков с Ланкастерами? Нет. Генрих Тюдор поставил последнюю точку в междоусобице, и после этого наступил мир. Это дорогого стоит.
(Reply) (Parent) (Thread)