?

Log in

No account? Create an account
"Сон в летнюю ночь", театр "Глобус" - Григорий "Это ж Гест"(с) [entries|archive|friends|userinfo]
Григорий

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

"Сон в летнюю ночь", театр "Глобус" [Aug. 11th, 2016|02:37 pm]
Григорий
[Tags|, ]

Был в центре. Развалинами центра удовлетворён. Москва готова к обороне - траншеи вырыты, заграждения установлены, огневые позиции обозначены. НАТОвский десант сгинет тут без следа, несмотря на свой хвалёный GPS.

***

Я всё говорю себе, что пора начать записывать впечатления от моего театрального сезона, где я хожу на показы английских спектаклей в кинотеатрах, а иногда и на наши, московские.

В этот раз я смотрел запись спектакля "Сон в летнюю ночь" в театра "Глобус".

К "Глобусу" я уже привык (смотрел их "Тита Андроника" и "Двенадцатую ночь").

Фишка "Глобуса" - реконструкция шекспировских традиций. Помещение воспроизводит форму того самого "Глобуса" (если в английском фильме показывают театр шекспировских времён, это снимали в "Глобусе"), зрители стоят перед сценой, зал освещён лампами, имитирующими дневной свет, потому что в шекспировские времена спектакли шли днём, при естественном освещении. Музыканты играют вживую, на репликах инструментов того времени, костюмы на актёрах тоже, как правило, отсылают к елизаветинской эпохе. Ну а дальше уже кто во что горазд: то "Двенадцатую ночь" поставят в чисто мужском составе, как было принято во времена Шекспира, то актёров заставят выучить произношение начала 17 века (видео).

При этом, спектакли у них бодрые, динамичные, современные.

В этот раз у труппы "Глобуса" получилось примерно следующее: спектакль в антураже 16-17 веков, если бы в 16-17 веках существовали викканство и феминизм.

Забавно... как бы это сказать... Мы не можем знать, как выглядели персонажи английского фольклора в сознании Шекспира. Но "Сон в летнюю ночь" - это та самая комедия Шекспира, где половина персонажей вообще не люди. И для нас, современных людей, шекспировские эльфы - это древние фэйри, какими мы их себе представляем сегодня.

Короче, у Титании была роскошная корона из ветвей.

А Оберон был роскошен сам по себе. Он периодически носил на голове оленью шкуру с вот такими рогами, у него была голая мускулистая грудь, низкий ревущий голос и огромный гульфик. Он был могуч, неистов и неподражаем.

Пак был странным, но он был странным в хорошую сторону.

И вообще все эльфы были хороши. Когда они становились невидимыми, когда они прикидывались деревьями и кустами, когда они поднимали темп своего восприятия до такого уровня, что люди вокруг них замирали неподвижными манекенами.

Человеческая часть ничуть не уступала мистической. Театральная самодеятельность, ремесленники и вся эта линия была реализована выше всяких похвал. Зал просто ухахатывался, причём даже с нашей, московской стороны экрана.

Меня этот спектакль покорил с первых минут, потому что режиссёр вставил в действие немой пролог, объясняющий зрителю предысторию событий и задающий тему действия. Вот на сцене появляются афинский герцог Тезей и королева амазонок Ипполита. На них костюмы шекспировской эпохи, потому что окружающая их реальность больше похож на позднее средневековье, чем на раннюю античность. Шекспир описывал мир таким, каким он его знал, и в этом ничуть не отличался от сонма позднейших писателей.

А вот выходят маски, Оберон и Титания, которые благословляют своих поединщиков (и, возможно, любовников - Оберон обнимает Ипполиту, Титания Тезея). Тут всё по тексту:

                  Титания

...Зачем теперь сюда
Явился ты из Индии далёкой?
Затем что кряжистая амазонка,
Твоя подружка в боевых сапожках,
Выходит за Тезея, и ты хочешь
Послать их ложу радость и блаженство.

                    Оберон

Титания, стыдись корить меня
За дружбу к Ипполите! Ты же знаешь,
Что мне ясна твоя любовь к Тезею.


Я назвал Титана и Оберона масками, потому что в спектакле традиционно объединили роли Оберона/Тезея и Титании/Ипполиты - правителей мира людей и правителей мира фей. Поэтому в прологе, когда сверхъестественные сущности делят сцену со своими смертными аналогами, их роль играют другие актёры, в символических масках. В дальнейшем мы узнаем Титанию по её короне, а Оберона - по его рогам.

Затем Тезей созывает своё войско и идёт войной на амазонок Ипполиты - елизаветинских лучниц-амазонок, вооружённых длинными английскими луками (!). Дальше происходит символическая битва полов, которая служит иллюстрацией к словам Тезея в пьесе:

                    Тезей

Тебя мечом я сватал, Ипполита,
Твою любовь жестокостью снискал;
Но свадьбу я в другом ладу сыграю,
Среди торжеств, и зрелищ, и пиров.


Ипполита проигрывает войну и преклоняет колено перед Тезеем, готовясь принять смерть от его руки, но он щадит её и объявляет своей невестой. С этого начинается сама пьеса.

Я в восхищении. Это горианский миф о сотворении человека, как он есть:

...В небе бились [две] гигантские хищные птицы. Клювами и когтями они наносили друг другу ужасающие раны. Из этих ран на землю пролилась кровь. Из этой крови родились первые люди, мужчины и женщины. Когда мужчины и женщины увидели, что они не похожи друг на друга, они немедленно начали воевать, так как ярость пролитой в небесной битве крови всё ещё жила в них. Так они слегка подсократили своё изначальное количество. Наконец, мужчины победили, потому что были крупнее, сильнее и злее. Они пленили оставшихся женщин, связали их и изнасиловали... [Где-то в этот момент женщины в них влюбились, да.] Этот союз и породил известное нам человечество, со всеми его характерными особенностями.


Мужская и женская энергия отличаются друг от друга, поэтому их взаимное притяжение принимает форму ожесточённого конфликта. В этом конфликте мужская сторона обязана победить, а женская - покориться и признать над собой мужскую власть. Это основа человеческой цивилизации и залог продолжения человеческого рода.

И это, получается, основная тема спектакля. Другое дело, что из пролога следует, что конфликт между Тезеем и Ипполитой - это порождение и отражение конфликта между Обероном и Титанией. А их ссора, разлад между мужским и женским началом, губит саму природу: 

                  Титания

За этот год мы не могли ни разу
В лесу иль в поле, на холмах, в долинах,
У быстрого ручья иль тихой речки,
Иль на морском песчаном берегу
Под свист ветров кружиться без того,
Чтоб наших игр ты не нарушил ссорой.
И ветры, видя, что дудят напрасно,
Как будто мстя, из моря извлекли
Губительный туман; он пал на землю
И придал столько спеси всем речонкам,
Что те попрали сушу. Потому
И вол тянул ярмо напрасно; пахарь
Без пользы тратил пот; зелёный злак
Сгнил юным, усиков не отрастив;
Загон пустует в наводнённом поле,
Овечьим мором сыто воронье;
Дёрн, где играют в мельницу, затоплен.
И лабиринты на лугах зелёных
Заброшены и еле различимы.
Злосчастным смертным хочется зимы;
Ночей не оглашают песнопенья;
Луна, владычица морских приливов,
Бледна от гнева, увлажняет воздух,
И множатся простудные болезни.
От этого разлада поры года
Смешались: седовласые снега
Лежат на свежем лоне алых роз,
А мерзлый череп старого Мороза
Увенчан, как на смех, душистой вязью
Цветочных почек; благостная осень,
Сердитая зима, весна и лето
Сменились платьем; изумлённый мир
По их плодам не узнает их больше.
И это племя бед произошло
От наших неладов, от нашей ссоры;
Мы - их родители, мы - их причина.


К сожалению, режиссёр спектакля не смог раскрыть тему, которую сам же и заявил. Ведь согласно тексту и прологу, это как раз Титании нравится Тезей - мужской шовинист и зануда, который верит во власть мужа над женой, родителей над детьми и закона над всеми. Это можно понять так, что она симпатизирует человеческой цивилизации, и в Тезее она видит воплощение этой цивилизации, прогрессивного завоевателя, который покоряет варваров и упорядочивает мир. А Оберону, наоборот, нравятся необузданные амазонки, живущие вольной жизнью.

Вместо этого, всё свелось к прямому противостоянию мужского и женского, слегка разбавленному феминизмом.

На уровне Титании и Оберона не справляется даже феминизм. О чём, получается, эта история? Титания откусила больше, чем смогла проглотить - бросила вызов Оберону на его территории. В чаще леса Оберон непобедим, у него Шапка с Рогами. В спектакле получилось следующее. Оберон как бы говорит Титании: Ты споришь со мной из прихоти, в тебе говорят эмоции. Но прихоти твои я могу контролировать, и я тебе это доказал. Разве это не означает, что эмоции в качестве мотивации ничего не значат, и тебе стоит начать поступать рационально? А рациональным поведением было бы подчиниться мне и заключить со мной союз, потому что я сильнее, и потому что мы всё равно друг от друга никуда не денемся.

Титания подумала и решила поступить рационально. Бессмертные помирились, мироздание спасено, конец.   

У смертных всё интереснее. В классических трактовках гармония и упорядоченность отношений между Тезеем и Ипполитой противопоставляется тому бардаку, который творится у фей. В этой постановке всё не так. Ипполита внешне подчиняется Тезею, но при этом она с ним невероятно холодна, постоянно демонстрирует своё невысокое о нём мнение и в буквальном смысле слова ставит ему подножки. Да и ходит с такой кислой рожей, что мне хотелось посоветовать ей убить себя об стену, раз уж она такая гордая свободолюбивая воительница. Видимо, она поклялась Тезею выйти за него замуж (возможно, чтобы спасти жизни оставшихся амазонок, попавших к афинянам в плен), и теперь не может нарушить данное слово, потому что у неё тоже есть честь. [При всём при том, Ипполита время от времени становится похожа не на королеву амазонок, а на современную западную женщину, которая сама себе внушила, что её путь - это морально-партизанская борьба с патриархальным обществом.]

Феминистический посыл, в итоге, звучит примерно так: да, в конце пьесы Ипполита согласилась увидеть в Тезее если не господина, то друга. Но не потому, что он правитель, что он сильнее, что он её победил на поле боя. А потому что он добрый. Честно говоря, это мораль на уровне "стерпится - слюбится". И вообще, как бы она узнала, что Тезей - хороший человек, если он сначала не захватил бы её в плен не заставил бы насильно терпеть своё общество, день за днём? Не родились бы тогда их милые детишки. (А детишки у них будут милые, Оберония с Титанией на радостях благословили их будущее потомство на несколько поколений вперёд.)

Забавно видеть, чем именно Тезей покоряет Ипполиту. Да, в спектакле она добавила ему очков, когда он поставил чувства возлюбленных выше "строгого афинского закона". И даже смирилась с неизбежным замужеством, раз уж Тезею втемяшилось "сыграть все три свадьбы в один день", сделав свою женитьбу на Ипполите залогом счастья Лизандра и Гермии, Деметрия и Елены. И да, ей понравилось, когда Тезей произнёс свой знаменитый монолог про "поэтов, безумцев и влюблённых", живущих в плену воображения: несмотря на всю свою внешнюю строгость, в глубине души Тезей оказался романтиком.

Но окончательно он завоевал её сердце, когда после брачной церемонии появляется придворный с сообщением, что афинские ремесленники поставили пьесу в честь свадьбы герцога, но он, придворный, не рекомендует её смотреть, потому что пьеса чудовищна, а актёры - бездарные необразованные простолюдины. Тезей, тем не менее, приказывает пригласить актёров.


                  Тезей

Мы посмотрим пьесу.
Всегда уместно и приятно все,
Что нам поднесено чистосердечно.
Сходи за ними. Дам прошу садиться.

                  Уходит Филострат.

                  Ипполита

Мне больно видеть слабость изнемогшей
И честное усердье посрамлённым.

                  Тезей

Ты не увидишь этого, мой друг.

                  Ипполита

Он говорит, что это чистый вздор.

                  Тезей

За этот вздор мы скажем им спасибо,
Их промахи мы примем как подарки.
Где бедный труд бессилен, благородство
Должно ценить старанье, не успех.
Меня кой-где учёные мужи
Встречали приготовленною речью;
И всякий раз дрожали и бледнели,
В средине предложенья запинались,
Их голос с перепугу замирал,
И наконец они совсем смолкали,
Не вымолвив приветствия. Поверь мне,
Я в их молчаньи почерпал привет;
И в боязливой скромности усердья
Мне больше слышалось, чем в трескотне
Крикливого и наглого витийства.
Простое чувство и безмолвный взгляд
Без многих слов о многом говорят.


Тезей - вершина социальной пирамиды. "Учёные мужи", которых он упоминает, находятся, в лучшем случае, где-то в середине этой пирамиды. Но Тезей никогда не стал бы презирать и унижать даже нижайшего из своих подданных. Он всегда безупречно вежлив, всегда проявляет максимум уважения к тем, кто слабее его, кто зависит от него. Он принимает их знаки внимания с искренней, сердечной благодарностью. Он настоящий благородный аристократ. Жители Афин поставили эту пьесу ради него, и ради них он её посмотрит.

После этого Ипполита, которая сама, в общем-то, оказалась во власти Тезея, смотрит на него совсем другими глазами.

P.S. Да, круг замкнулся. Эта моя нынешняя волна увлечения Шекспиром началась с того, что я прочёл у одной женщины, что "Сон в летнюю ночь" помог ей примириться с собственной сексуальностью. Что она увидела себя в Елене, когда та стала унижаться перед Деметрием. И надо сказать, что в этой постановке трактовка была той самой, и в устах Елены эти слова звучали, как её сексуальная фантазия:

                  Елена

И потому ты мне ещё милей.
Я - как собачка. Бей меня, Деметрий, -
Я буду только ластиться к тебе.
Считай меня своей собачкой: бей,
Пинай, забрось, забудь; но лишь позволь
Мне, недостойной, за тобой идти.
Могу ли я просить о худшем месте
В твоей любви, - хоть я о нём мечтаю, -
Чем место, подобающее псу?


С другой стороны, а как это ещё можно истолковать?
linkReply

Comments:
[User Picture]From: silbern_drachen
2016-08-11 09:26 pm (UTC)
"Я всё говорю себе, что пора начать записывать впечатления от моего театрального сезона" - хорошая идея)

Я вот никак не доберусь до свежего "Сна" от Рассела Т. Дэвиса, который, по слухам, интересно поиграл там с гендерными и прочими вопросами как раз.
(Reply) (Thread)