?

Log in

No account? Create an account
Культурная программа, или красивый мужчина прав во всём - Григорий "Это ж Гест"(с) [entries|archive|friends|userinfo]
Григорий

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Культурная программа, или красивый мужчина прав во всём [Nov. 14th, 2017|04:18 am]
Григорий
[Tags|, ]

Я посмотрел "Короля Лира" в Малом театре и мне понравилось.

Я посмотрел "Ричарда III" в театре Вахтангова, и мне не понравилось.

Я сходил на "Ричарда II" постановке "Глобуса", и мне всё понравилось, как обычно - я расширил свой ассортимент шекспировских пьес, а потому сразу посмотрел версию "Ричарда II" в сериале Hollow Crown, а также знаменитую версию Дорана с Дэвидом Теннантом.

Имею на эту тему много чего сказать, но не говорю, а надо бы (+ Альцина).

***

Постановка "Ричарда II" с Теннантом стала в своё время предметом настоящего культа в узком кругу любительниц смотреть английские спектакли. Я тогда видел те посты, но не мог по-настоящему их оценить, только сделал себе зарубку на память. Хо-хо!

Я по итогам просмотра этих обсуждений для себя даже правило вывел ("Правило Теннанта"? "Правило Ричарда Второго"? "Правило Первого дома нолдоров"?) - "Красивый мужчина не может быть неправ". Потому что тут дело даже не в фанатизме, направленном на конкретного актёра - не мне их осуждать, в конце концов. Я любил Киру а.к.а "Леди Джессику", а она как актёр Теннату и в подмётки не годится...

[Господи, зачем я туда полез? Сегодняшний рассказ совсем не об этом. Но я уже ищу старые скриншоты... а вот выложенный в сеть ролик, где Кира берёт интервью... Господи, я опять попал на блог того немца-садиста. А что с ним стало? О, постоянные отношения - свитчинг - женитьба - ваниль. Асексуальная супружеская ваниль. Я не хотел этого знать. Я не хочу знать, как сейчас дела у Киры, и не узнаю. Но, конечно, как пел Meat Loaf, It's all coming back to me now.

Где-то в районе этого года я понял, что больше не разговариваю с Ивилом. Он всегда где-то рядом, буквально за ухом, но я больше его не слышу. Часть меня умирает. Хех.]

Так, история не об этом. Но суть в том, что я не считал Киру или её персонажей сколько-нибудь положительными. Если бы, упаси бог, Кира играла бы Гонерилью в "Короле Лире", я не стал бы думать, что она хорошая, а её муж Албани - плохой, потому что он её презирает и в конце от неё отворачивается.

А тут мы имеем "Ричарда II" - сюжет о том, как капризный, некомпетентный и слегка неадекватный король поставил страну на грань экономической катастрофы. После чего широкая коалиция оппозиционных сил свергла короля в пользу его двоюродного брата, благородного рыцаря и патриота. Величие пьесы в том, что король Ричард, утратив королевское достоинство, обретает достоинство человеческое. Он не сумел сохранить корону, но сумел эффектно от неё отказаться. Примерно так:

Когда ты слышишь внезапно, в полночь,
незримой процессии пенье, звуки
мерно позвякивающих цимбал,
не сетуй на кончившееся везенье,
на то, что прахом пошли все труды, все планы,
все упования. Не оплакивай их впустую,
но мужественно выговори "прощай"
твоей уходящей Александрии.
Главное – не пытайся себя обмануть, не думай,
что это был морок, причуды слуха,
что тебе померещилось: не унижай себя.
Но твердо и мужественно – как пристало
тому, кому был дарован судьбой этот дивный город, –
шагни к распахнутому окну
и вслушайся – пусть с затаенным страхом,
но без слез, без внутреннего содроганья, –
вслушайся в твою последнюю радость: в пенье
странной незримой процессии, в звон цимбал
и простись с навсегда от тебя уходящей Александрией.

(Константинос Кафавис)


Описание его психологического состояния по ходу и по итогам - шедеврально. Потому что Ричард - это несколько человек разом, как он сам говорит, "thus play I in one person many people". Он настоящий король; он человек, лишь играющий роль короля, но делающий это хорошо; он человек, смотрящий на собственную игру со стороны. Когда он превращается в беззащитного узника, мы ему сочувствуем. И он умирает, как король, и его пролитая кровь, кровь божьего помазанника, обернулась для Англии тяжёлыми последствиями. С гневом небес шутки плохи. (История чем-то напоминает нашего Николая Второго. Он не был святым, но он стал святым. И платить за это тоже пришлось.)

Теннант играет отлично, ярко, выпукло. Но это вызвало странный эффект, который я наблюдал, читал те рецензии. Зрительницы в массовом порядке решили, что Ричард прав во всём, потому что он Теннант. У них это железно срабатывало даже от текста пьесы (но не от постановок с другими актёрами), так как они могли умозрительно вставлять туда Теннанта. В свою очередь, все противники Ричарда - Болингброк, старый Гонт, Йорк - сволочи. Хотя по тексту правы они, и ей-богу, пьеса специальна написана так, чтобы сначала мы испытывали к Ричарду неприязнь, и только потом уже начинали ему сочувствовать. Текст Доран не менял, только в одном месте усилил ответственность Болингброка за убийство Ричарда. Но в переживаниях по поводу этого спектакля откровенно заявлялось, что выступать против Ричарда, прекрасного, золотоволосого, ангелоподобного андрогина Ричарда-Теннанта, прикрываясь такими абстрактными вещами, как "Англия", "народное благо", "в казне нет денег" - это само по себе преступление, которому нет прощения. Отсюда правило - "Красивый мужчина не может быть неправ".

[А если бы Теннант Ричарда Третьего играл, что тогда? Куча людей случайно напоролась бы на ножи, а потом из-за моря приплыл бы подлый предатель Генрих Тюдор и убил самого очаровательного горбуна на свете?]

Другое дело, что в реальном шекспироведении действительно существует классическая, очень старая, возникшая, вроде как, во второй половине 19 века, но регулярно возвращающаяся традиция истолкования, согласно которой Ричард II - это божественный монарх и святой, который был слишком хорош для этого мира, а сменивший его Генрих Болингброк - циничный ученик Макиавелли (Макиавелли родился позже описываемых событий, но во времена Шекспира был у всех на слуху). Но такая трактовка требует определённой конспирологической установки. С этой трактовкой боролась другая, предлагающая читать пьесу, как историю коронованной некомпетентности, которая губит сама себя (я с этого начал). В постановках "Глобуса" стараются идти от текста, и в том спектакле, которую я недавно видел, Болингброк, будущий Генрих IV - светлая фигура. Что логично и очень похоже на изначальную авторскую интенцию.

[Классическое английское шекспироведение нередко лажало, что греха таить. Эти люди записали "Укрощение строптивой" в фарс, и ошиблись, и осознали эту ошибку где-то в восьмидесятые годы двадцатого века, когда Джули Тэймор сказала, что это комедия о любви, а не фарс. В СССР "Укрощение строптивой" ставили как комедию о любви по-меньшей мере с тридцатых годов, выводы делайте сами.]

***

И это далеко не всё, что я хотел бы сказать о "Ричарде II".
linkReply