Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Categories:

13 убийц, техническое

(...)

Итак, "Тринадцать убийц" 1963 года и "Тринадцать убийц" 2010 года.

Сначала я решил перечислить все те моменты, которые совпадают в двух фильмах.

Общая идея - проверка на прочность идеалов восточной этики. Знаете, восточная этика безусловно работает, когда правители мудры, благородны, бесстрашны и искренне заботятся о благе своих подданных. (Если бы во главе СССР стояли те самые цари-философы, какими советская пропаганда последовательно изображала Хрущева, Брежнева, Андропова, Черненко и Горбачёва, мы бы с вами были счастливейшим народом на земле, правда?)
А если нет?

У одного японского сёгуна родился незаконнорождённый сын Нарицуги. Сёгун заставил влиятельную семью Мацудайра из клана Акаси усыновить бастарда и сделать своим наследником. Долго ли, коротко, старый сёгун умер, сёгуном стал его законный наследник, который признал единокровного брата и стал всячески ему покровительствовать. Мацудайра Нарицуги возглавил клан Акаси. Только вот оказалось, что он чокнутый кровожадный маньяк.

И в старом, и новом фильме нам показывают историю старика - самурая из клана Овари, во владениях которого Нарицуги гостил по пути в Эдо, столицу сёгуната. Старик послал молодую жену своего единственного сына ухаживать за важным гостем, а гость её взял и изнасиловал. А затем и мужа убил, потому что мог. Опозоренная вдова покончила жизнь самоубийством, старик остался на свете один.

Пока Нарицуги гостил в Эдо, сёгун приказал спустить дело на тормозах. В знак протеста против преступлений своего господина, один из вассалов Акаси подал официальную жалобу и совершил харакири у дома верховного судьи. Верховный судья попросил самураев Акаси позаботится о близких покойного. А Нарицуги плевать на это хотел, он решил отомстить родственникам непокорного слуги и перебил всю его семью (мечом - в старом фильме, из лука - в новом), включая малолетнего внука. "Почему вы его не остановили?!" - "Как же мы могли ослушаться его, он наш господин..."

В этом и состоит проблема. Что делать, если наверху социальной пирамиды оказывается Чикатило?

Верховный судья вызывает к себе главного героя - опытного самурая Симаду Синзаэмона (для друзей просто Синза). Объясняет ему всё то, что я только что рассказал, и сообщает, что Нарицуги собирается покинуть Эдо. В родных землях клана Акаси он будет неуязвим. А сёгун уже принял решение ввести брата в Государственный совет и сделать его старшим советником. Проблему надо решать, и решать быстро.

Синзаэмон собирает 11 верных людей - итого, вместе с ним, 12 бойцов. Потом к ним присоединится ещё один случайный персонаж, тринадцатый (деревенский самурай в старом фильме, лесной охотник в новом). Надо ли говорить, что до родного поместья Нарицуги не доехал?

Оба фильма заканчиваются одной фразой - правительству сообщили, что лорд Мацудайра Нарицуги в пути заболел и скоропостижно скончался. Новый фильм затем добавляет, что через 23 года сёгунат рухнул и настала эра Мэйдзи - возможно, во всём произошедшем был какой-то глубокий исторический смысл.

Сюжетный антагонист Синзаэмона - не сумасшедший лорд, а начальник его охраны, Кито Ханбей. У Ханбея нет никаких иллюзий насчёт того, кого он охраняет, но самурайская честь требует защищать господина до последней капли крови. Синзаэмон планирует убийство, а Ханбей делает всё, чтобы ему помешать. Он, в общем-то, неплохой человек - умный, благородный, храбрый. Просто он верно служит чудовищу.

В обоих фильмах победной стратагемой Синзы оказывается вариация на тему "французского" плана. Найти по пути из Эдо нужное место - маленький городок, расположенный сразу за мостом, буквально несколько домиков, постоялый двор, таверна, конюшня и сопутствующие строения. Выкупить этот населённый пункт у местных жителей, целиком. За несколько дней превратить его в смертельную ловушку, в "крепость наизнанку", в которую легко войти, но из которой трудно выбраться. Когда кортеж Нарицуги въедет на единственную улицу - обрушить за ними мост и дать бой. Затем остаётся только перебить его охрану и убить его самого.

Естественно, сначала нужно было сделать так, чтобы Нарицуги поехал по этой дороге. Синза попросил самурая клана Овари - того самого, у которого Нарицуги погубил сына и невестку - перекрыть дорогу от имени своего господина. Якобы клан Овари объявляет Нарицуги персоной нон-грата в связи с нарушением им законов гостеприимства. После этого у Нарицуги остаётся два варианта - отправить свой багаж и слуг через земли Овари, а самому со свитой сделать крюк налегке, чтобы заехать в гости к соседнему феодалу (тогда он попадает в ловушку Синзы), или отказаться от всех визитов и скакать домой кратчайшей дорогой. Тонкость в том, что в этом случае над Нарицуги будет смеяться вся Япония - гордые Овари указали ему на дверь, а он сразу наложил в штаны и убежал в родное поместье, прятаться.

Пусть смеются, говорит Ханбей. Через год господин станет старшим государственным советником, тогда все остряки заткнутся. Речь ведь о жизни и смерти, мы не можем рисковать! Но тут Нарицуги упёрся рогом. Для самурая честь господина превыше всего, любой самурай скорее пожертвует собой, чем превратит своего господина в посмешище, и так далее. Мы никуда не побежим. И приказывает своему кортежу следовать по дороге, ведущей к следующему пункту назначения - и к смерти. 

О, там пафосная сцена, одинаковая в двух фильмах, когда Нарицуги подъезжает к мосту, ведущему на земли Овари, и читает объявление, что ему запрещено там появляется. А с той стороны уже стража стоит. Но Нарицуги же псих, так? Он рубит столб с объявлением и бежит по мосту с мечом наголо - дескать, кто вы такие, чтобы меня останавливать? Старик-самурай ему спокойно представляется: я тот, у кого ты убил сына, помнишь? Давай, попробуй, пройди сквозь меня. А из-за его спины выбегают солдаты с ружьями и берут Нарицуги на мушку.
...Если бы старый самурай скомандовал "пли!", фильм бы на этом сразу кончился. Или он мог сам взять ружьё и пристрелить Нарицуги - дедушка старый, ему всё равно. Но это же японский фильм, там так не принято. Нарицуги сдувается и отходит (его оттаскивает его собственная охрана), а старик с чувством выполненного долга делает себе харакири.

Общая идея - риск, на который пошёл Синза. Нарицуги мог поехать этой дорогой, а мог и не поехать, проявить здравомыслие, послушать Ханбея. Или дело с Овари могло не выгореть, ведь никакого приказа на самом деле не было. Но как он объясняет своим людям, "нас тринадцать, а их - несколько десятков. Мы вынуждены пойти на риск, чтобы попытаться уравнять шансы. Остаётся надеяться, что небеса будут на нашей стороне". И Синза оказался прав. В какой-то момент процессия буквально растворилась в воздухе - Ханбей увёл её с дороги и затаился, пытаясь угадать план противника и спровоцировать его на ошибку. Остальные бойцы почти уже поверили в то, что Нарицуги пошёл другим путём, и надо его догонять пока не поздно, но Синза их удержал. "Это наша лучшая позиция, и мы с неё не сойдём. Десятки всадников не могут незаметно передвигаться по стране - значит, они стоят на месте и ждут. И мы будем ждать. Рано или поздно, они появятся".

И они появились.

...Уф, с описательной частью закончил.
Tags: Восток, фильм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments