Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Categories:

13 убийц, фильм 1963 года

(...)

Это, пожалуй, будет просто перечень вещей, которые так или иначе привлекли моё внимание...
"Исторически коку определялся как среднее количество риса, потребляемое одним взрослым человеком в течение года. Вес 1 коку риса приблизительно равен 150 кг. Число коку риса являлось также основной мерой богатства и служило денежным эквивалентом в средневековой Японии. Например, размер жалованья самурая определялся в коку, доходность провинций тоже определялась в коку".

Старый фильм полон конкретики. Мы знаем, сколько коку у всех главных героев. У Синзаэмона - 750, у Ханбея - 1000, у клана Акаси - 100 000, у клана Овари - 600 000. У маленького клана, в гости к которому собрался заехать Нарицуги - 12 000.

"Мы идём на войну против клана Акаси с доходом в сто тысяч коку! Как это правильно!" - восхищается помощник Синзы.
"Неужели я оказался в этом положении из-за тысячи коку в год?", - спрашивает себя Ханбей.
"У него семьсот пятьдесят коку, у нас сто тысяч, какого чёрта мы его боимся?!" - психует Нарицуги.

Называют и звания героев. В старом фильме чётко показано, что речь о гражданских чиновниках. Чтобы вы ощутили специфику, дело обстоит примерно так: министр вызвал к себе главу столичного департамента и попросил его решить проблему. Главный инспектор вызвал своего зама, тот подключил к делу начальников двух отделов, те подыскали по паре надёжных человек среди своих подчинённых. Итого, из ста семидесяти человек, которые теоретически подчиняются главному герою, в бою можно задействовать... семерых. Плюс сам господин главный инспектор Симада Синзаэмон, итого восемь. Плюс члены семьи и приравненные к ним лица - племянник Синзаэмона, ученик Синзаэмона и ученик ученика, совсем ещё молоденький мальчик. Уже одинадцать. И ещё один ронин, согласившийся участвовать в предприятии за отдельную плату и из общей симпатии к делу. Тринадцатый воин присоединится к отряду позже, уже на месте.

А ещё в старом фильме много вежливости. "Это кортеж лорда Мацудайры Нарицуги? Мы очень сожалеем, но мы вынуждены встретить вас луком и стрелами". В новом фильме один только заместитель главного героя всё ещё пытается соблюсти необходимые формальности.

Да, я долго искал, с какой точки зрения начать описания, какую самую общую тему выбрать... наверное, это Война. Её пробуждение. Она долго спала в этот мирный век, но ей надоело спать. Бог войны решил устроить представление, для чего и позвал всех этих людей. Эта нить проходит через оба фильма, старый и новый.

В старом фильме ведут войну правильную - ну, по большей части. Во время финального боя, Синза сидит в штабе операции и осуществляет общее руководство. Да, дюжина человек должна навязать уличные бои численно превосходящему противнику и подороже продать свою жизнь, но даже у них есть штаб. Потому что так принято. 

Вторая важная тема - шахматы. В старом фильме эта тема заявлена открыто, в новом слегка приглушена (и вместо этого упоминается го).

Самая идея стратегии, как столкновения ходов и контр-ходов, японцам весьма близка. Достаточно сказать, что сторонам известны намерения противника - начальник охраны Ханбей знает, что господину Симаде поручили убить Нарицуги, а Синза в курсе, что Ханбей в курсе. Когда верховному судье приказывают замять дело, Ханбей жалуется своему подчинённому: "Лучше бы на нас наложили какое-нибудь лёгкое наказание! Но теперь верховному судье грозит потеря лица...". Чтобы спасти свою честь, верховный судья обязан позаботиться о ликвидации Нарицуги. Догадываясь об этом, Ханбей рассылает лазутчиков и подкупает слуг, и вскоре его подозрения подтверждаются. А Синза и не думал, что подобное предприятие можно будет сохранить в тайне от тех, против кого оно направлено.

Ход Синзы - первая засада у переправы через реку в окрестностях Эдо. Нельзя одновременно переправить через реку лорда и его людей - начальник охраны будет вынужден решать задачу про волка и капусту. Если первым переправить лорда, тот окажется беззащитным перед возможным нападением на том берегу. Но и на этом берегу его нельзя оставлять, по тем же причинам. Значит, сначала надо переправить часть охраны, затем лорда, затем вторую часть охраны. Но именно необходимость разделить охрану и создаёт благоприятный момент для нападения.

Ответный ход Ханбея - у берега появляется два паланкина, совершенно одинаковых. Ханбей не знает, на каком берегу засада, но и убийцы не знают, в каком паланкине Нарицуги! Если охрана разделяется, то и паланкины расходятся в разные стороны - какой атаковать?

Люди Синзы готовятся атаковать, несмотря ни на что, но он останавливает их. В неясной ситуации, на ровном берегу, против всадников - риск неудачи слишком велик. А все разговоры о том, что самураи не боятся смерти, он прекращает простым аргументом: это шахматы. Ход, который не приближает взятие вражеского короля, для нас бесполезен. Тогда-то он и разрабатывает новый план...

К шахматным аналогиям можно отнести и реплику Синзы насчёт того, что "вы мои люди, и я распоряжусь вашими жизнями так, как мне будет необходимо". Любые жертвы оправданы, если в конце удаётся поставить мат. И именно в шахматах командир-король участвует в битве наравне со своими подчинёнными. Да и выкрик Ханбея во время финального боя - "образуйте стену вокруг господина!" - заставил меня вспомнить о том, как в японских шахматах фигуры выстраиваются в "крепость" вокруг короля.

Дальше по пунктам - трактовка образа Нарицуги, трактовка отношений Ханбея и Синзы, Синзы и племянника, ну и финальная битва.

В старом фильме Нарицуги - сумасшедший. Больной, неадекватный человек с внешностью вырожденца. Синза с самого начала спрашивает у судьи - а надо ли его убивать? Всё-таки, живое существо, жалко его. Но если другого выхода нет... Когда в конце Синза настигнет Нарицуги, он скажет ему: "Извините, но независящим от меня причинам, я вынужден отнять у вас жизнь" (вежливость, вежливость!). И потом, в ответ на вопли лорда о том, что его нельзя убивать, в нём, дескать, течёт кровь Токугава: "Я понимаю, что во всём случившемся была не только ваша вина. Ещё раз прошу меня простить, но я просто выполняю свой долг".

Потому что этой проблемы не должно было быть. Ну оказался психом - так отправить в отставку "по собственному желанию", запереть в родном поместье под охраной надёжных слуг, и пусть он там живёт пятьдесят лет, рубя головы мышам и отрывая крылышки мухам. Но нет, ситуацию запустили, дурачку дали богатство и власть, и стали тянуть наверх. Кое-кто не выполняет своих обязанностей (не будем показывать пальцем на сёгуна), а разгребать - Синзе. А Нарицуги невменяемый, какой с него спрос?

Теперь об отношениях Ханбея и Синзы. Когда у Ханбея спрашивают, кто такой Симада Синзаэмон, Ханбей отвечает: ещё в пору ученичества ему не было равных в науках и в боевых искусствах, это невероятно умный и опасный противник. Ханбей в этом фильме младше Синзы и преклоняется перед ним, хотя в то же время стремится его превзойти.

Важная деталь - Синзаэмон благородный самурай из древней и известной семьи, его предки служили предкам нынешних правителей ещё до объединения Японии под властью рода Токугава. Такие, как Синза - опора сёгуната. Ханбей тоже самурай, но ему гордиться нечем, ни славных предков, ни знатного рода.  "Я стремился доказать, что я ничем не хуже высокопоставленных самураев", - говорит Ханбей, - "Потому что я такой же человек, как и они! Но из всех благородных, я мечтал сравнятся только с одним, с Симадой Синдзаэмоном". И ему выпал такой шанс, когда покойный сёгун предложил ему стать начальником охраны Нарицуги. Тогда он поднялся до уровня 1000 коку в год и впервые обогнал Синзу.

Это делает мотивацию Ханбея достаточно сложной - это и обязательства перед старым сёгуном, и желание продемонстрировать Синзаэмону своё превосходство, и невозможность пробиться наверх каким-либо иным образом. Ему-то никто не предлагал пост главного столичного инспектора и 750 коку в год.

Таким образом, фильм можно истолковать и с этой точки зрения. В треугольнике из Добра, Зла и неправильного выбора, за Добро отвечает потомственный аристократ, за Зло - незаконнорождённый, а за неправильный выбор - худородный выскочка-карьерист. Если бы всё зависело от таких людей, как Синзаэмон или верховный судья, возникшую проблему решили бы быстро - по закону или по понятиям. Как я уже сказал, неадекватный лорд сам по себе неопасен, его всегда можно изолировать или устранить. Сложности возникают из-за таких, как Ханбей - талантливых людей с сомнительной родословной, готовых "за тысячу коку в год" верно служить хоть Гитлеру.

Что касается отношений Синзы с племянником, то это, скорее, комментарий к состоянию японской молодёжи в начале шестидесятых годов 20 века :). Племянник не хочет быть самураем, а хочет жить в квартале гейш и зарабатывать на жизнь музыкой. Когда дядины друзья пытаются взять его в дело, он отказывается - "позовите меня, когда вам будет нужен музыкант". Короче, "не хочу учится и работать, хочу слушать западную музыку и целыми днями бренчать на гитаре".

Тогда дядя приводит неотразимый аргумент. Он говорит, что в молодости сам был таким, и тоже мечтал стать музыкантом, но потом выяснил, что "проще жить и умереть самураем, чем научится играть на этой штуке". Он просит племянника передать ему сямисэн и пилит убийственное соло.



Племянник раздавлен. Как музыкант, дядя его выше на голову. Перед лицом подобной демонстрации истинного мастерства, ему остаётся только принять свою самурайскую судьбу и следовать за остальными.

Вот мы и дошли до финальной битвы. Я догадываюсь, что создатели старого фильма хотели снять очередную вариацию на тему "Семи самураев". Несколько интересных персонажей, мудрый предводитель, случайный деревенский самурай ("седьмой" и "тринадцатый", соответственно). Безликая масса противника - сорок человек у Куросавы, пятьдесят - в "Тринадцати убийцах". Городок-деревенька, превратившийся в смертоносную ловушку для нападающих, и победа, купленная дорогой ценой. Новые элементы, привнесённые в фильм для оригинальности - герои не защитники, а убийцы, и не самураи без господина, а правительственные чиновники, плюс больший упор на политику, интриги и большую стратегию.

У них не получилось. С одной стороны, героев никак нельзя назвать яркими. Четыре младших инспектора похожи, как две капли воды (не помогает и то, что у них у всех одинаково выбрита макушка, согласно обычаю того времени). Ронин и деревенский самурай волосы не бреют, и этим отличаются от остальных, но не между собой (я их всё время путал). Тринадцатый воин вообще никакой.

А главное, финальная битва тоже кажется скучной, это отмечает ряд рецензий. Я думаю, так вышло не специально, просто провал хореографии, но и это в каком-то смысле работает на общую концепцию. Перед нами не машины убийства, а люди, которые занимались фехтованием в качестве хобби. Для всех участников это первый бой, но у убийц преимущество - они сражаются по заранее разработанному плану, на подготовленной местности, да и с психологической точки зрения им легче - они несколько дней или даже недель настраивались на этот безнадёжный бой.

Вот самураи клана Акаси прошли по главной улице населённого пункта и упёрлись в баррикаду, дальше пути нет. Из-за баррикады в них летят стрелы. Кто-то начал искать обходные пути и свернул в переулок между домами - таких умных оказалось много, и они все набились в узкий проход, как сельдь в бочку. Впереди тупик, над головой деревянная решётка, по крышам бегает один из убийц и методично колет вниз копьём.
Вот дело дошло до уличных боёв. Убийца выхватывает меч и с криком бежит на самураев. Самураи пятятся и бегут от него. Упираются в стену, разворачиваются, вытягивают перед собой мечи и идут на убийцу. Тогда он бежит от них. И так несколько раз.

В конце концов, Ханбей увлёкся боем и начал с кем-то радостно рубиться.
А Нарицуги, тем временем, запаниковал, впал в истерику, оторвался от основных сил и нырнул в ближайшую дверь. Так он и бродил по каким-то складским помещениям, пока не нарвался на Синзу. Шах и мат.

Ханбей успел уже к шапочному разбору. Его лорд мёртв. "Честный поединок, один на один!" - рычит он и бросается на Синзу. А тот поднимает меч... и подставляется под удар. "Почему ты не защищался?!" - кричит Ханбей, и тут же получает в спину копьё - это сработал один из людей Синзы. "Почему ты не защищался?" - шепчет смертельно раненный Ханбей, опускаясь рядом со смертельно раненным Синзой. "Чтобы сохранить свою честь, я должен был убить твоего господина. Чтобы сохранить свою честь, ты должен был убить меня". Всё к лучшему, так? Синзаэмон убил Нарицуги, Ханбей отомстил за господина и убил Синзаэмона, люди Синзы отомстили за него и убили Ханбея. Каждый выполнил свой долг. Хэппи-энд.

"Синза... я сквитаюсь с тобой... на том свете..." - и с этими словами Ханбей умирает. Бой окончен.

Синзаэмон продемонстрировал своё абсолютное превосходство. Он выполнил задание, убил Нарицуги, переиграл Ханбея стратегически, разгромил тактически да вдобавок лишил шанса на честную победу в поединке. А ещё он на сямисэне играть умел! Ради победы Синзаэмон пожертвовал своей жизнью, своей должностью, своим состоянием - оно ушло на покупку населённого пункта и превращение его в укрепрайон - своим лучшим учеником и учеником своего ученика. Всё это свидетельствует о его безупречности.

С Ханбеем всё наоборот. Мало того, что он служил сволочи, так он ещё не выполнил свой долг. Он не разгадал стратагему Синзаэмона. Он упустил господина из виду и дал его убить. И после всего этого, он вызывал Синзу на дуэль - ради чего? Ради шанса победить и потешить этим своё тщеславие? Синза и преподал ему последний урок - хочешь меня убить? Убей. Полегчало?

Видимо, не сумев снять пафосный финальный бой - и пафосный финальный поединок - авторы фильма решили сделать упор на общее ощущение от жестокости и бессмысленности войны. Нарицуги мёртв, наши победили, дан общий сигнал об отступлении. Лучший воин среди нападавших, Кудзюро, ученик Синзаэмона, вдруг сталкивается с одним из выживших самураев клана Акаси - чуть ли не последним из них. Тот уже ничего не понимает, только размахивает оружием. А затем у Кудзюро ломается меч, он пытается убежать, но тщетно. Юный ученик Кудзюро приходит на помощь учителю, но впавший в панику самурай Акаси рубит и его, и безоружного Кудзюро. В результате на наших глазах гибнут три поколения мастеров, прерывается целая фехтовальная традиция.

А вот племянник Синзы находит среди трупов ронина, который воевал в их отряде за плату, переворачивает тело, достаёт кошелёк покойного и вытряхивает монеты. Может быть, это должен был быть трагический кадр, что-нибудь о том, что бедняга так и не успел потратить заработанные деньги. Для моего западного глаза это выглядело скорее так: "Что значит, мародёрство?! Мёртвому деньги всё равно не нужны!"

И последним кадром - по бескрайнему, залитому водой рисовому полю бредёт тот самый единственный самурай Акаси, который убил Кудзюро. Затем он бессильно падает на спину и начинает истерично хохотать. Он победил. Он выжил.
Tags: Восток, фильм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments