Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Categories:
  • Mood:
  • Music:

Манифест эскаписта

Больше всего на свете я люблю всевозможные формы бегства от реальности, все
эти путешествия в другие миры, всё эти погружения в сны, даже странствия в
кошмарах. В детстве я думал, что я был единственным, нуждавшимся в том, что,
как я позже узнал, называется "эскаписткой литературой". Теперь это бегство
кажется мне путём возвращения к моему грезящему Я, назад к единственному
истиному миру, в котором я могу жить, миру сна разума.

В детстве я применял множество форм бегства от реальности. На самом деле,
уход в другие миры и был моей жизнью, и только нехотя я уделял внимание так
называемым настоящим проблемам настоящего мира. Один из важнейших путей
бегства лежал через ярко блестящие врата комиксов. Мне нравился "Дик Трейси",
"Улыбающийся Джек" и "Принц Вэлиант", но настоящими любимцами были комиксы
странные: "Фантом", "Тень" и "Флэш Гордон". Но даже "Флэш Гордон" был всего
лишь намёком на те грёзы, которые я хотел видеть; видеть, как они
разворачивались бы передо мной. Монго был предшественником Империи, а
Крылатые Люди намекали на чудесных пришельцев-гуманоидов с которыми я страшно
хотел пообщаться. Я так сильно хотел жить в окружении этих вещей, что начал
писать о них. Эти комиксы, наравне с первыми дешевыми научно-фантастическими
журналами и рассказами Г.Уэллса, Жюля Верна, Г.Ф.Лавкрафта, А.Меритта и
Эдгара Райса Берроуза, были частью того, что сделало меня писателем; или, я
бы сказал, заставило меня захотеть писать. Я хотел быть мечтателем, конечно.
Но я хотел быть и одним из творцов мечты, этого особого вида людей, создающих
царства сознания, в которые может погрузиться мальчишка. И теперь, много лет
спустя, я всё ещё хочу быть творцом мечты.

Находя, проникая в сон на яву. Я думал, мне лишь мне одному известна эта
страсть. Но теперь я понимаю, что практически все следуют тем же путём.
Некоторые из нас уходят в научную фантастику, другие в музыку, религию или
политику. Для меня это всё одно, всё ради того, чтобы попасть в сон который
сам разворачивается в вашем сознании, и вам не нужно ничего делать, кроме как
грезить им.

Это способ видеть сны, как это делалают австралийские аборигены, во всех
отошениях. То же, что делаю я, уходя от своей монотонной жизни, скучных
знакомств, от мутного настоящего и неясного будущего, в страну чудес и
загадок, где время стоит на месте или течёт головокружительно и чарующе. И
это и есть настоящая жизнь, жизнь сознания, будь вы австралийским аборигеном
или современным, сегодняшним американцем, с вашей книгой или журналом,
телевизором и домашним кинотеатром, и комиксом - всё это врата в мир мечты.

Можно написать исследование о различных формах и способах проникнуть в сон
разума. Есть много путей туда, некоторые помогают одним людям, а другие
другим. Не все из нас способны войти в свои грёзы с помощью Флобера или
Гомера. Или, может быть, способны, но это не те грезы, в которые мы сейчас
хотим уйти. Есть много видов грёз, и иногда нам хочется одних, а иногда
других; иногда мы хотим мечту медленную и неспешную, подобно художественному
роману, а иногда стремительную мечту, которая бросает нас в центр событий.
Грёзы бывают разные по размеру и по вкусу, и некоторые точнее или быстрее
других выражают то, что нас волнует.

Роберт Шекли (с)


Перевод мой, несовершенный, конечно. А так готов подписаться почти под каждым словом 8-).
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments