Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Categories:

О культуре, детективах и фанфиках

Не устоял перед искушением; купил себе фанфик по Шерлоку Холмсу, "Три ошибки Шерлока Холмса" некой Ирины Измайловой. Да, у нас и такое издают. "Для прославленного английского сыщика настали трудные времена: уютную квартиру на Бейкер-стрит сменила лачуга Пертской каторги в Австралии, где Шерлок Холмс отбывает срок за убийство..."

В конце концов (и это было одним из факторов моего выбора), это роднит меня с самим Розановым. Он-то любил фанфики про Шерлока Холмса; именно благодаря ему мы знаем, что в дореволюционной России они пользовались определённой популярностью. Судя по описаниям, дрянь была страшная!

"Опавшие листья. Короб первый":
" - Дети, вам вредно читать Шерлока Холмса.

И, отобрав пачку, потихоньку зачитываюсь сам.

В каждой - 48 страничек. Теперь "Сиверская - Петербург" пролетают как во сне. Но я грешу и "на сон грядущий", иногда до 4-го часу утра. Ужасные истории".

"Опавшие листья. Короб второй и последний":

"Легко Ш. X. разыскивать преступников, когда они говорят, когда он подслушивает - тó самое, чтó ему нужно. Так-то и я бы изловил.

(Шерлок Холмс - один случай).

 

А когда осматривают труп, то непременно в пальцах "зажат волос убийцы".



***

"Неужели же так и кончится его деятельная жизнь, посвященная всецело на благо человечества?"

"Ему не хотелось верить, что Провидение уготовило ему столь ужасный конец".

"Он вспомнил о Гарри Тэксоне, вспомнил много случаев,  когда он освобождал от ужасной смерти этого многообещающего дорогого  ему юношу..."

("Графиня-Преступница").

 

Так предсмертно рассуждал Шерлок Холмс, вися в коптильне под потолком, среди окороков (туда его поднял на блоке, предварительно оглушив ударом резины, - разбойник), и ожидая близкой минуты, когда будет впущен дым и он прокоптится наравне с этими окороками.

Мне кажется, Шерл. Хол. - то же, что "Страшные  приключения Амадиса Гальского", которыми зачитывался, по свидетельству  Сервантеса, герой Ламанчский - и которыми, без сомнения, потихоньку  наслаждался и сам Сервантес. Дело в том, что неизвестный составитель  книжек о Холмсе (в 48 стр. 7 к. книжка), - вероятно, исключенный за  неуспешность и шалости гимназист V-VI-го класса, - найдя такое успешное  приложение своих сил, серьезно раскаялся в своих гимназических пороках и  написал книжки свои везде с этим пафосом к добродетели и истинным  отвращением к преступлению. Книжки его везде нравственны, не циничны, и  решительно добропорядочнее множества якобы "литературно-политических"  газет и беллетристики.

Есть страшно интересные и милые подробности. В одной книжке идет речь о "первом в Италии воре".  Автор принес, очевидно, рукопись издателю: но издатель, найдя, что  "король воров" не заманчиво и не интересно для сбыта, зачеркнул это  заглавие и надписал свое (издательское): "Королева воров". Я читаю-читаю, и жду, когда же выступит королева воров? Оказывается, во всей книжке - ее нет: рассказывается только о джентльмене-воре.

Есть еще трогательные места, показывающие дух книжек:

 

"На мгновение забыл все на свете Шерлок Холмс, ввиду  такого опасного положения своего возлюбленного ученика. Он поднял Гарри и  понес его на террасу, но окно, ведущее в комнаты, оказалось уже  запертым.

- А кто этот раненый молодой человек?

- Это честный добрый молодой человек, на вас непохожий, милорд".

("Только одна капля чернил").

 

Еще, в конце:

 

"- И вы действительно счастливы и довольны своим призванием?

- Так счастлив, так доволен, как только может быть человек. Раскрыть истину, охранять закон и права - великое дело, великое призвание.

- Пью за ваше здоровье... Вы - утешитель несчастных, заступник обиженных, страх и гроза преступников".

("Одна капля чернил", конец).

 

Читая, я всматривался мысленно в отношения Шерлока и  Гарри, - с точки зрения "людей лунного света": нельзя не заметить, что,  как их представил автор, они - не замечая того сами - оба влюблены один в  другого: Гарри в Холмса - как в старшего по летам своего мужа,  благоговея к его уму, энергии, опытности, зрелости. Он везде бежит около  Холмса, как около могучего быка - молодая телушечка, с абсолютным  доверием, с абсолютной влюбленностью. Холмс же смотрит на него как на  возлюбленного сына, - с оттенком, когда "сын-юноша" очень похож на  девушку. Обоих их нельзя представить себе женатыми: и Гарри, в сущности, - урнинг, и Холмс - вполне урнинг:

                К земным утехам нет участья,

                И взор в грядущее глядит.

Удовольствие, вкусная еда, роскошь в одежде - им  чужда. Незаметно, они суть "монахи хорошего поведения", и имеют один  пафос - истребить с лица земли преступников. Это - Тезей, "очищающий  дорогу между Аргосом и Афинами от разбойников" и освобождающий  человечество от страха злодеев и преступлений. Замечательно, что  проступки, с которыми борются Шерлок и Гарри, - исключительно  отвратительны. Это не проступки нужды или положения, а проступки  действительного злодейства в душе, совершаемые виконтами, лордами-наследниками, учеными-медиками, богачами или извращенными женщинами. Везде лежит вкус к злодейству, с которым борется вкус к добродетели  юноши и мужа, рыцаря и оруженосца. Когда я начал "от скуки" читать  их, - я был решительно взволнован. И впервые вырисовался в моем уме  человеческое

CRIMEN (Преступление, грех (лат.))

Оно - есть, есть, есть!!!..

Есть как особое и самостоятельное начало мира,  как первая буква особого алфавита, на котором не написаны "наши книги";  а его, этого преступного мира, книги все написаны "вовсе не на нашем  языке".

И, помню, я ходил и все думал: crimen! crimen! crimen!

"Никогда на ум не приходило"...

И мне представился суд впервые, как что-то  необходимое и важное. Раньше я думал, что это "рядятся" люди в цепи и  прочее, и делают какие-то пустяки, непохожие на дела других людей, и что  все это интересно наблюдать единственно в смысле профессий  человеческих.

Нет.

Вижу, что - нужно.

Дело".


[Если что, урнинг - это гомосексуалист. А "люди лунного света" - те, кого не интересует противоположный пол и вообще земные радости.]

Короче, ад. А Розанов читал, и, как видите, увлекался, восхищался, делал глубокие выводы. Очевидно, у него не было возможности прочитать что-то более качественное - это было его первое и единственное знакомство с детективным жанром.

Забавно, что из нашего времени мы можем сказать, что фанфики чаще пишут девушки; и этот конкретный сериал, скорее всего, творил не "гимназист", а "гимназистка". Отсюда, между прочим, странная и нежная любовь Холмса к его юному другу Гарри.

...Прямо картинка рисуется. Автор этих семикопеечных книжек - гостья из будущего. Набившая руку в наше время, на фанфиках про Гарри Поттера. В дореволюционной России стала зарабатывать на жизнь литературным творчеством (а что она ещё умеет?). Правда, Гарри Поттер там оказался никому не нужен - зато уже был Шерлок Холмс, мировой феномен и международный бестселлер. А фильмы с Ливановым (или с Камбербэтчем ;)) она всяко видела, так что в теме. Ну и креативила на радость своему издателю бесконечные истории про Шерлока Холмса и Гарри... Тэксона; Гарри пришлось переименовать из страха перед хронополицией. Ну там понятно - тёмные волосы, шрам на лбу, родители погибли из-за козней страшного преступника, горькая жизнь нелюбимого приживалы в чужой семье, затем в его жизни появляется Шерлок Холмс, и Гарри становится его верным помощником и учеником. Авторше приходилось давить в себе позывы "свести кроссовер на слэш", руки ведь сами делают, оставалось только раз за разом напоминать себе, что "не поймут-с, дикари". Но про себя она имела в виду именно то, что там разглядел Розанов!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments