Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Categories:

Бессвязный трёп

Я тут слегка заблудился в трёх соснах. Как пересказать один сюжет, который я уже дважды описывал своим друзьям?

Первая сосна.

Она вытекала из одной старой темы. (Там требовался выход на философские обобщения, но не сложилось.)

Звучит это примерно так - теория Поршнева и её культурное влияние; Диденко и дегероизация (1, 2); почему это не работало.

"Неправомерно широко распространенное, неразборчивое порицание людей за трусость. При этом не учитывается, что она, наоборот, для людей совершенно естественна и является прямым следствием разумного поведения, ибо "человек разумный" исходно, "по определению" и по своему происхождению труслив и к тому же внушаем. А в противоположность этому - смелость, бесстрашие, так же как и невменяемость, являют собой признаки бесчеловечности, и совершенно незачем строить в этом вопросе какие бы то ни было "героические" иллюзии. Таким образом, заполучение "силы воли" и предоставление себе внутреннего права помыкать, повелевать людьми, притеснять их - "воспитание чувств" такого рода в себе вовсе не требует неких добавлений в структуре личности и дополнительных "внутренних сил". Наоборот, для этого необходимо именно устранить в себе практически все человеческое, нужно сбросить с себя "мешающееся" тяжкое бремя разума - доподлинной человеческой нравственности" - это Диденко.

Последнее - на примере того же Максимова и его антигероического пафоса. У него суть Мира Полдня заключается в том, что это рай для диффузников - гипноизлучатели вымели с Земли всех хищников и неоантропов, которые отправились осваивать космос, значительная часть героев Стругацких является хищниками, и так далее.

Это была фигня, и ничего нормального слепить из этого было невозможно. Это моё субъективное мнение. Так?

Тогда мне писали:
"Не совсем. Характерно, что в середине статьи о неоантропе, когда Диденко начинает говорить о том, что все героические качества начинают проявляться только при отказе от человеческой нраственности, он начисто забывает о собственно неоантропах и противопостаставляет только суггесторов (суперанималы вряд ли будут "смело отдавать приказы из подземного штаба") и диффузников. Это понятно. Как раз тогда мысль о том, что возможна альтруистическая мотивация, была очень непопулярна. И признать, что можно достичь силы воли и упорства, руководствуясь некой всшей идеей, он не мог. Но, если не убирать эту внешнюю по отношению к системе аксиому, совершенно непонятно, как неоантропы вообще могут противостоять суперанималам в вопросе контроля над массой".

(А они и не могут.) Не работает.

Но. У нас появилась схема gcugreyarea. Она позволила создать необходимую неоднозначность в этом четырёхугольнике:
"Слабый и добрый заслуживает защиты.
Слабый и злой - наказания.
Сильный и добрый вызывает восхищение.
Сильный и злой - достойный противник".

Сильные и злые создают мир, где нет сильных и добрых ("все сильные должны быть злыми").
Сильные и добрые мечтают о мире, где нет слабых и добрых ("все добрые должны быть сильными").
Слабые и злые (слабо-злые?) собираются договориться с сильными и добрыми, чтобы избавиться от сильных и злых ("сильными могут быть только добрые").
Слабым и добрым (слабо-добрые?) нужен мир, где сильно-добрые и сильно- злые уравновешивают друг друга ("только добрые могут быть слабыми").

Вот сейчас, наверное, пойдёт совсем эзотерика, мало нужная кому-либо, кроме меня...

То, что я сейчас описал - внутреннее напряжение модели. Противоречие между четырьмя видами людей, каждый из которых сформулировал своей идеал общества. Внешнее напряжение достигается за счёт того, что данная модель находится между тремя центрами притяжения, не совпадая ни с одним из них.

1. Дегероизация. Об этом я уже сказал. Отсюда мы ушли.

2. Героический миф. Мой мир, например. Боги, герои, цари, демоны. По Поршневу-Диденко, всё это хищники. В нашу модель боги и герои не укладываются тем более, ибо они представляют собой совершенных существ - сильных, которые побеждают и сильных, и слабых. Более того, обычно предполагается, что Герой сам выбирает свой путь. В честь этого я и назвал тему "Мир без Героя".

3. Прокачка. Люди, живущие восточнее нас, верят в прокачку. "Прокачка" сразу ставит вопрос о том, кто победит в бою между суггестором первого уровня и диффузником десятого.

Ладно, будем надеяться, что никто это не прочтёт...

Вторая сосна.

Как-то я развлечения ради придумывал концепции "миров без богов", на основе какого-нибудь иного принципа. Просто так, и чтобы показать себе, что я не только в одну дуду могу дуть. Сейчас вдруг вспомнил об одной из них.

Я тогда придумал две концепции, об одной из них написал. По сути, каждый раз речь шла о своего рода криптоистории или метаистории; о том, что составляет главную тайну власти. Первая рассматривала ситуацию, когда каждый человек является в чём-то богом, но не знает этого. Вторая рассматривала земную историю через призму противостояния четырёх магических школ. Вторую концепцию пока отложим в сторону...

"Мир без Героя", по сути, стал третьим вариантом подобного - мир, в котором нет богов, а движущим механизмом истории выступает видовая неоднородность совокупности разумных существ и взаимная уязвимость этих видов.

Третья сосна.

Для меня каждая концепция или модель - это инструмент. Главное, найти работу по инструменту.

Например, теория менталитетов Переслегина очень пригодилась, когда я начал активно общаться с makarovslava и ogasawara. (Но, к примеру, я никогда не применял её к Шелу или к gilgamesch'у.) Её так же можно использовать для классификации некоторых литературных персонажей.
Этические системы Крылова отлично подходят для анализа различных высказываний, например, в ходе ЖЖ-шных дискуссий. Чуть в меньшей степени они применимы к истории или фантастике, но всё равно полезны.

[Да. Опять эзотерика. По-меньшей мере, каждая модель полезна уже тем, что содержит информацию о своём создателе или создателях, их культурных ориентирах или идеалах. А это одна из двух самых интересных в мире вещей, наравне со "звёздным миром над головой". И во-вторых, каждая настоящая модель позволяет создавать культурные артефакты в рамках этой модели. Отсюда принцип makarovslava: "Не обязательно верить в Резуна, чтобы создать произведение по мотивам Резуна".]

Полезность модели "неоантроп бьёт суперанимала, диффузник бьёт неоантропа" для меня состоит в том, что она позволяет классифицировать фэтезийные и фанастические сюжеты, в довольно широких пределах. (За исключением названных в предыдущих пунктах ограничений, то есть когда дело сводится к богам, героям или прокачке.)

Уф.
Tags: мир без Героя
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments