Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Технический пост-2 (о сюжетах)

Как-то mortulo спросил меня: а Конан - неоантроп?

"С чего это?" - удивился я.
"Ну, ему случалось проигрывать обычным людям".

...Сотне обычных людей. Из которых штук двадцать он убивал.

Нет, понятно, что а) Конан совершенный человек и Герой, он и первое, и второе, и третье б) не считая этого, по базе Конан суперанимал, и его сюжет - это сюжет суперанимала. "Пацан к успеху шёл, повезло, фартануло".

Но хорошо, что mortulo это спросил. Это позволяет высветить одну проблему. Европейская (фэнтези-)культура во многом опирается на идею убийства хищника. Это базовый сюжет. [В более полной форме речь будет идти о союзе между неоантропом и суггестором, скреплённом кровью хищника.]
Западный человек боится истинной Воли и истинного Вожделения, своих желаний и возможностей, и потому пытается загнать в подсознание своего внутреннего хищника. "А что, если я захочу сделать то, что могу...? А что, если я смогу сделать то, что хочу...?" Отсюда мания насчёт "убить людоеда!"

Хищник, людоед, дракон в данном случае символизирует негативные и агрессивные ("греховные") желания, загнанные в подсознание. В голове есть лабиринт, а в лабиринте сидит Дьябло.

И таким образом, в современном пересказе западный автор действительно может попытаться втиснуть Конана в прокрустово ложе "драконоборца" и "тираноборца - разрушителя пирамид". Результат сомнителен. [В таком духе: "Помните старый фильм? Тулса-Дум - очевидный хищник-суперанимал, он пытается создать пирамиду из людей, а Конан с ним борется и побеждает его, значит Конан...?" Хех. У Говарда Тулса-Дум был бы суггестором.]

Но я задумался о другом. Какие есть произведения, в которых чётко прослеживается этот сюжет - дракон-тиран и драконоборец? Ну помимо "Убить дракона", конечно.

Я сходу вспомнил два примера.

Цикл о чёрных магах Леонида Кудрявцева, где есть чёрные маги, управляющие человеческими жизнями и способные подчинять себе целые города, и охотники, которые их убивают, причём и те и другие способны видеть истинную реальность. Были ещё серые маги, которые служили чёрным, так что в нашем случае они будут соответствовать суггесторам :).

И книга "Но змей родится снова" (она же "Убить змея"):
"Глеб в досаде хлопнул по спинке стула.
— Так мы до ночи не закончим!.. Ладно, демонстрация в завершение моего краткого рассказа. Итак — я Мангуст. Главный долг Мангуста — убить Змея, который есть воплощение мирового зла. Змей — это человек, также обладающий сверхъестественными способностями, которые используются им для достижения абсолютной власти над человечеством. Понимаю, ребята, звучит это как параноидальный бред, однако… Сила Змея обычно уступает силе Мангуста. Но Змей всегда строит вокруг себя Систему, или Пирамиду, которая порой превосходит силу Мангуста.
— Где-то я об этом слышал, — пробормотал Илья.
— Ничего подобного ты слышать не мог, — раздраженно возразил Глеб. — Сведения о Мангустах в течение тысячелетий передаются лишь от учителя ученику".


P.S. В связи с этим, тянет сказать, что герои Янковского в фильмах "Тот самый Мюнхгаузен", "Обыкновенное чудо" и "Дракон", и именно в такой последовательности - один и тот же персонаж, но в разные периоды своей жизни.

Хех, история ухода на Тёмную сторону :). Нет, на самом деле, Янковский просто сыграл аристократа-неоантропа, которого не понимают и презирают диффузники; положительного суггестора, который может сочинить историю и превратить людей, включая самого себя, в персонажей этой истории; и суперанимала, которому остаётся только издеваться над окружающими и ждать своего неоантропа.
Tags: мир без Героя
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments