Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Category:

Наша Раша (Размышление вслух, ч.3)

(...)

Есть такая вещь, как "Европейское социальное исследование" (European Social Survey, ESS) - это, цитирую, "масштабный проект по созданию ценностного портрета населения различных стран", включая Россию.

На основании этих данных отечественные социологи Владимир Магун и Максим Руднев написали серию статей, вот, кажется, главная из них - "Жизненные ценности российского населения: сходства и отличия в сравнении с другими европейскими странами". По-моему, в моей ленте на неё ссылался e_mir.

У исследователей был список из десяти ценностей, и они измеряли то, насколько эти ценности важны для конкретных людей, живущих в разных странах. Ценности были следующими: 1. Безопасность (стремление оградить себя от опасностей, надежда на сильное государство); 2. Конфорность (подчинение иерархии, следование правилам, стремление выглядеть достойно в чужих глазах); 3. Традиция (простота, скромность, следование культурным традициям); 4. Самостоятельность (творчество, оригинальность, независимость от чужого мнения); 5. Риск-новизна (интерес ко всему новому, готовность рисковать); 6. Гедонизм (приятное времяпрепровождение, веселье, удовлетворение своих потребностей); 7. Достижение (демонстрация своих способностей, успешность); 8. Власть-богатство (богатство, уважение, способность влиять на других); 9. Благожелательность (помощь окружающим, забота о близких); 10 Универсализм (стремление к равенству всех людей, терпимость к чужой точке зрения, забота об окружающей среде).

Сразу скажу, среднестатистический россиянин проваливает пункты "Самостоятельность", "Гедонизм" и "Универсализм" :).

Но затем выяснилось, что часть этих ценностей можно разбить на антагонистичные пары - если человек высоко оценивал ценности из одной группы, он стабильно не добирал очков в другой.

"Предшествующие исследования Ш. Шварца показали, что 10 типологических индексов тоже определенным образом связаны между собой. Они объединяются в 4 более крупных категории ценностей (см. табл. 1), пары которых, в свою очередь, связаны взаимно обратными соотношениями: с ростом значимости одной категории ценностей значимость другой снижается.

К категории «Сохранение» относятся ценности «Безопасность», «Конформность» и «Традиция», к противоположной по смыслу категории «Открытость изменениям» относятся ценности «Риск-новизна», «Самостоятельность» и «Гедонизм» и эти две категории образуют первую ценностную ось — «Сохранение — Открытость изменениям». Вторая ось «Самоутверждение — Выход за пределы своего “Я”» отражает оппозицию ценностных категорий «Самоутверждения» (куда входят ценности «Власть-богатство» и «Достижение») и «Выхода за преде­лы своего “Я”» (куда входят ценности «Универсализм» и «Благожелательность»)".

Итак, у нас образуются две оси, "Сохранение"-"Открытость изменениям" и "Самоутверждение"-"Выход за пределы Я" ("Забота о других").

Очевидным образом, ДнДшному Хаосу соответствует "Открытость изменениям", а Порядку - "Сохранение" (Безопасность + Конфорность + Традиция). Точно также, ценности заботы о других ("Выход за пределы Я") будут Добром, а "Самоутверждение" - Злом. Мы возвращаемся к тому, с чего я начал - в современном мире эти фэнтезийные понятия близки к политической оппозиции "левый - правый". Левые ценности - это борьба за равенство, терпимость, забота об окружающей среде; люди, разделяющие эти ценности, в США голосуют за демократов. Правые ценности - власть, богатство и успех, их сторонники голосуют за республиканцев.

Ну вы догадываетесь, где здесь Россия, да?

Россия, как и все страны бывшего соцлагеря, стабильно набирает высокие очки в группах "Самоутверждение" и "Сохранение". Европейские страны - наоборот, хотя есть нюансы (жители традиционных католических стран довольно высоко ставят "Самоутверждение").

"Попарные межстрановые сравнения средних величин по 10 типологическим ценностным индексам показали, что для среднего россиянина, в сравнении с жителями других стран, характерна более высокая осторожность (или даже страх) и потребность в защите со стороны сильного государства, у него слабее выражены потребности в новизне, творчестве, свободе и самостоятельности и ему менее свойственна склонность к риску и стремление к веселью и удовольствиям. В отношении значимости перечисленных ценностей средний россиянин похож на представителей целого ряда других стран, прежде всего, постсоциалистических.

В отношении же значимости другой группы ценностей средний россиянин более своеобразен и, как правило, похож на представителей лишь небольшого числа рассматриваемых стран. Речь идет о его сильном стремлении к богатству и власти, а также к личному успеху и социальному признанию (правда, в желаемых достижениях не акцентируются творчество и новации). Сильная ориентация на индивидуальное самоутверждение оставляет в сознании этого человека меньше, чем у представителей других стран, места для заботы о равенстве и справедливости в стране и мире, для толерантности, заботы о природе и окружающей среде и даже для беспокойства и заботы о тех, кто его непосредственно окружает".

Россия - lawful evil. С этим надо жить.

Затем наши исследователи решили зайти с другой стороны, и разбить всех отвечающих на кластеры, по степени близости их убеждений.

"Наряду с анализом, в котором объектами сравнения выступали средние показатели по странам, был осуществлен также анализ ценностей на уровне отдельных индивидов. Классификация всех участвовавших в исследовании респондентов, осуществленная только на основе их ценностей (и вне зависимости от того, к какой стране они принадлежат), позволила объединить респондентов в четыре кластера, чьи названия отражают их положение друг относительно друга в пространстве интегральных ценностных факторов: кластер I — крайне высокая выраженность ценностей «Открытости» и средне-высокая ценность «Выхода за пределы “Я”»; кластер II — срединное положение по ценностной оси «Открытость–Сохранение» и крайне высокая ценность «Самоутверждения»; кластер III — срединное положение по ценностной оси «Открытость–Сохранение» и крайне высокая ценность «Выхода за пределы “Я”»; кластер IV — крайне высокая выраженность ценностей «Сохранения» и средне-высокая значимость ценностей «Самоутверждения»".

Иначе говоря...

I кластер - хаотики и хаотик гуды. "В кластере I, члены которого, напомним, в среднем, характеризуются крайне высокой ценностью «Открытости» и средне-высокой ценностью «Выхода за пределы “Я”» лидируют Дания, Швейцария и Германия — они «вносят» в состав кластера более четверти своего населения, а наименьший вклад вносят три постсоциалистические страны — Польша, Румыния и Словакия, взнос каждой из них — менее 10% населения. В целом, в данном кластере оказалось 18% всей выборки, он по численности наименьший среди четырех".

II кластер - нейтрал ивилы. "В кластере II, участники которого, напомним, занимают срединное положение по оси «Открытости — Сохранение» и у которых крайне высока ценность «Самоутверждения», лидеры и аутсайдеры частично поменялись местами: лидируют как раз постсоциалистические Румыния и Словакия, а также примкнувшая к ним Португалия (каждая из них «вносит» в состав кластера более половины своего населения!), а наименьший вклад (не более четверти своего населения) вносят, наоборот, Дания и Швейцария, а также Франция и Финляндия (в целом, данный кластер самый большой, в нем оказалось 36% всей выборки)".

III кластер - нейтрал гуды. "Участники кластера III, как было показано выше, характеризуются срединным положением по оси «Открытости — Сохранение» и крайне высокой ценностью «Выхода за пределы “Я”». Лидируют в нем Франция, Швейцария и Швеция («вносят» от 37 до 48% своего населения), а наименьший вклад снова, как и в первый кластер, вносят три постсоциалистические страны — Румыния, Словакия и Россия (вклад каждой из них — менее 10% своего населения). Этот кластер средний по численности, в нем оказалась четверть всей выборки".

IV кластер - лоуфул нейтралы и лоуфул ивилы. "В последнем, четвертом кластере, в котором оказались респонденты, характеризующиеся крайне высокой ценностью «Сохранения» и средне-высокой ценностью «Самоутверждения», лидируют три постсоциалистические страны: Польша, Болгария и Россия. Эти страны «вносят» в состав кластера примерно по трети своего населения, а наименее представлены — Швеция, Швейцария и Франция (вклад каждой — около 10%). Данный кластер близок по величине к первому, в него попадает каждый пятый респондент".

Позвольте мне просто процитировать большой кусок (в тексте были перепутаны номера кластеров, я постарался это исправить):

"Итак, в составе каждого кластера представлены жители всех стран, но представлены неравномерно: одни «вносят» в состав кластера очень заметную долю своего населения, а другие — совсем небольшую.

Примечательно, что полярными по величине этих вкладов в каждом кластере оказываются всякий раз одни и те же категории стран, а именно — постсоциалистические и «старые» капиталистические страны, причем представители каждой из этих категорий поочередно выступают то в роли лидера, то в роли аутсайдера.

И точно так же, как внутри каждого кластера неравномерно представлены доли разных стран, каждая страна неравномерно «вкладывается» в разные кластеры. Примечательно, что особенно резко эта неравномерность вкладов в разные кластеры выражена как раз у постсоциалистических стран: у каждой из них есть два крупных вклада (в большинстве случаев — во второй и четвёртый кластер) и два — заметно меньших по величине (как правило, в первый и третий кластеры).

Подобная неравномерность характерна и для России. Большинство (почти 80%) россиян попадают во второй (48%) и четвертый (31%) кластеры, в которых лидируют постсоциалистические страны, но в то же время есть и меньшинство. Оно хотя и разделяет ценности для россиян нетипичные, все же весьма значительно по численности: каждый седьмой россиянин (15% российской выборки) входит в первый ценностный кластер и еще 6% — в третий, в обоих этих кластерах тон задают представители старых капиталистических стран.

Посмотрим теперь, что представляют собой эти четыре типа россиян с точки зрения ценностей. Напомним, что если смотреть на российское население в среднем, без деления на кластеры, то оно, в сравнении с населением других стран, характеризуется срединным положением по интегральному фактору «Открытости–Сохранения» и крайне высокими значениями фактора «Выходу за пределы своего «Я» — Самоутверждение» (см. рис.11). Именно такое сочетание ценностей характерно для второго кластера, куда как раз и попадает самая большая часть (почти половина) россиян — оказавшиеся здесь россияне воплощают то, что можно было бы назвать сегодняшней модальной российской личностью. Еще около трети (31%) россиян (их можно назвать «вторым большинством») вошли в четвертый кластер и сместились по сравнению со вторым кластером в сторону ценностей «Сохранения» и (слабее) — в сторону «Выхода за пределы “Я”». Таким образом, российское большинство принадлежит к тем ценностным типам, которые отличаются более сильными, чем представители других ценностных типов, ориентациями на ценности «Самоутверждения» (в ущерб ценностям «Выхода за пределы своего “Я”»). На оси «Открытость изменениям — Сохранение» одна части этого большинства характеризуется срединным положением, а другая — крайне сильной выраженностью ценностей «Сохранения» (в ущерб «Открытости изменениям»). Что определенно не характерно для этого большинства, так это опережение представителей других ценностных типов по ориентации на ценности «Выхода за пределы своего “Я”» и «Открытости изменениям».

Но именно эти ценности характерны для двух других «фракций» российского общества — «меньшинств» оказавшихся в составе первого и третьего кластеров. Так 15% россиян, оказавшихся в составе первого кластера, характеризуются самой высокой, в сравнении с другими ценностными типами, ориентацией на «Открытость изменениям» (в ущерб «Сохранению») и средне-высокой ориентацией на «Выход за пределы “Я”» (в ущерб «Самоутверждению»). И еще для 6% россиян, оказавшихся в составе третьего кластера, характерно обратное сочетание — срединное положение на оси «Открытость — Сохранение» и крайне высокая, в сравнении с другими ценностными типами, ценность «Выхода за пределы “Я”».

Таким образом, благодаря переходу со странового на индивидуальный уровень анализа и построению классификации отдельных респондентов, удалось, во-первых, расщепить образ «среднего россиянина» и показать, что в составе российского большинства имеется два ценностных подтипа. И во-вторых, удалось обнаружить две группы ценностных меньшинств, которые радикально отличаются по своим ценностям от доминирующих в России ценностных типов, но к которым тем не менее принадлежит каждый пятый россиянин".


48 процентов россиян демонстрирует чёткие ивильные тенденции (готовность самоутверждаться за счёт других), 31 процент попадает между лоуфул ивилами и лоуфул нейтралами ("пор-р-рядок должен быть!"). В этом смысле, мы действительно "империя зла". И знаете, неудивительно, что Сталин - это "имя России", при таком-то раскладе.

Но при этом, в России есть ярко выраженное меньшинство. Каждый пятый россиянин по своим ценностям ближе к западным европейцам, чем к остальным восьмидесяти процентам своих сограждан. 15 процентов нашего населения ценит перемены и любит риск. Они бы нашли себя в Швейцарии, Швеции или Дании. 6 процентов россиян вообще являются нейтрал гудами, и для них главными ценностями является уважение к другим людям, терпимость и забота об окружающей среде. Мы с таким же успехом может считать их французами, шведами или финнами.

Вот она, суть. 80 процентов "совков" на 20 процентов европейцев, смешивать, но не взбалтывать. Это и есть главный вопрос. Каким будет жизнь гудового персонажа, которому приходится жить в лоуфул ивильном обществе? Это главный русский вопрос.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments