Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Categories:

Фильм "Гитлер-капут"

(...)

О чём была история Штирлица в "Семнадцати мгновениях весны", ну, по сути-то?

Жил-был такой относительно высокопоставленный сотрудник КГБ СССР. Он дружил с интеллигентным профессором с нерусской фамилией. Он завербовал прибалтийского священника-диссидента, у которого были связи на Западе. Тем временем, определённые круги в руководстве СССР начали прощупывать американцев, чтобы узнать цену, которую те готовы заплатить за окончание Холодной войны и демонтаж советской сферы влияния. В итоге, действуя в интересах одной партийной группировки, наш герой сорвал переговоры, которые вела другая партийная группировка. На самом деле, решался самый главный вопрос - кому достанутся средства, которые хранили на зарубежных счетах Партия и КГБ. (Мем "золото партии" запустил именно Юлиан Семёнов.)

Фильм, который снимался под патронажем самого Андропова, следует признать либо пророческим, либо необычайно прозорливым.

Ну да, это общее место. Третий Рейх в этом сюжете - это СССР.

"В. ДЫМАРСКИЙ: И еще одно в продолжение того, что вы сказали. Опять же, очень много сообщений на эту тему, но я зачитаю одно от Михаила из Москвы: "Для Юлика, - ну, имеется в виду Семенов, - для друзей все его романы про СССР. Это был Эзопов язык".

К. ЗАЛЕССКИЙ: Да, я абсолютно с ним согласен.

В. ДЫМАРСКИЙ: Вы согласны, что он, может быть, не ошибки делал исторические, а писал именно про СССР?

К. ЗАЛЕССКИЙ: А я как раз и не считаю, что он делал исторические ошибки, я считаю, что он писал про СССР сознательно. И на самом деле, когда мы говорим о "17 мгновениях весны" и о том, что не соответствует действительности, мы не критикуем фильм, а просто говорим о том, какой образ в этом фильме был создан".

И тут нет ничего удивительного. Если американец решит описать советского человека, неважно, работягу или шефа КГБ, у него всё равно получится американец в предложенных обстоятельствах. Творчество подобно снам - мы берём образы, хранящиеся у нас в голове и прикрепляем к ним своевольно выбранные ярлыки.

Так что, когда талантливый советский автор хотел изобразить Третий Рейх, он изображал Советский Союз - каким бы тот стал, если бы был авторитарным государством с единственной правящей партией, врущей о неизбежной победе своей идеологии в мировом масштабе, с тайной полицией, преследующей врагов режима, и прочими прелестями.

И это не считая случаев сознательного использования Эзопового языка. Сюжеты о приличных людях, вынужденных носить фашистскую форму и общаться с фашистами, скрывая свою истинную природу, в каком-то смысле действительно отражали дух того времени. Стругацкие написали об этом чувстве повесть "Трудно быть богом", а потом продолжили тему в более злом "Обитаемом острове" - "если у вас не болит голова, вы - дятел!"

Вот в эту реку и вступили создатели фильма "Гитлер-капут" со своим "Рейх так никогда и не закончился". Он просто изменился. И мы всё равно умрём "на той единственной гражданской", только, к сожалению, в форме со свастикой.

Надо сказать, людей со слабым желудком фильм отпугивает первой же сценой - нацистские палачи пытаются расстрелять "Рабиновича"-Галустяна, одетого в лагерную робу с жёлтой шестиконечной звездой. "Товарищи оккупанты, произошло какое-то недоразумение, я в партизанском камерном оркестре играл на клавесине, и поверьте, против вас не принимал никакого участия" - оправдывается юродствующий Рабинович. Все пули уходят в молоко, Рабинович убегает.

"Беги, Рабинович, беги" - флегматично замечает главный герой, штандартенфюрер СС Александр Исаевич Шуренберг. Сказать, что в этом фильме Рейх символизирует современную РФ - это ничего не сказать. Все детали до боли знакомые, вплоть до толстых гаишников-вымогателей и таксистов-грабителей. "Слышишь, шеф, до линии фронта подбросишь?" - "80 евро" - "Ты рехнулся, тут ехать двадцать минут!" А на дверях в гестапо висят красноречивые таблички "Взяточная" и "Мордобойная".

В рамках этой прозрачной аллегории, Шуренберг - это относительно влиятельный полковник ФСБ. (Его нацистские "корочки" гласят, что он работает в "отделе внутренней разведки", то есть в контрразведке.) Он разъезжает по Берлину на шикарном авто и живёт в "элитном районе Хэндэхохово", в роскошном особняке, обнесённом толстенными стенами с броневоротами. Тир в подвале, сауна во во дворе, всё как полагается скромному слуге народа.

Он приближен к власти, но ничего приятного в этом нет. Власть - это Ботоксный Гитлер, нюхающий кокаин и периодически впадающий в полный неадекват. А вокруг его трона собрались простые казнокрады, вроде Мюллера (Гальцев), или откровенные гомосеки, такие как Борман (Стоянов). Но казнокрады хотя бы пытаются служить государству - они ведь с этого получают свой процент.

Да, это не тот Рейх, в котором работал Штирлиц. Тогда всё было серьёзно и сурово. Конечно, наверху по-тихому делили общак, трещали зубы и кости подковёрных бульдогов, велись бесконечные переговоры с американцами об условиях капитуляции, но хотя бы в коридорах гестапо был порядок. Ныне же нет и этого. От общака ничего не осталось, американцы выгодных предложений больше не делают, продаваться с потрохами некому.

Нет, в этом Рейхе по-прежнему уважают нацистскую идеологию. В ночных клубах установлены свастики и орлы, под патронажем правительства ежегодно проводятся чемпионаты по спортивному "Хайль-Гитлеру". Но вся эта "идеология" выглядит профанацией, которой, в сущности, и является.

Красноречивая сцена. Шуренберг возвращается домой, в свой особняк. Плюхается на диван, щёлкает пультом дистанционного управления и включает телевизор. По телевизору новости - опять показывают обдолбанного Гитлера, который врёт о грядущих триумфах Рейха. Шуренберг тут же начинает корчить рожи и передразнивать Главного - он слуга режима, но это не значит, что он его не презирает.

Или вот, ещё одна цитата из фильма: "Центр настаивал на неукоснительном соблюдении мер конспирации. Важнейшей из таких мер была необходимость регулярно светится в узком и насквозь порочном кругу берлинского гламура. Шуренберг не любил корпоративные тусовки, но сачковать нельзя, и он был вынужден жечь..." Когда легкомысленные арийские тусовщицы спрашивают у него, где он так долго пропадал, Шуренберг бормочет сквозь зубы: "Бизнес, девчушечки, бизнес". Его работа - это, действительно, бизнес.

Выходит, что фильм ставит вопрос - что делать такому человеку? Его, в общем-то, не назовёшь законченным мерзавцем. Он больше специализируется на водке, чем на наркотиках. Регулярно ведёт себя, как вырожденец, но это чтобы не выделяться на фоне остальных. Может строить глазки Борману - только для пользы дела! - но не собирается делать карьеру по "голубой линии". ("Ради родины, Шуренберг был готов пойти на всё. Ключевыми здесь были слова "пойти" и "на". Слова "лечь" и "под" - были исключены из лексикона разведчика".) Он ворует, да - но ведь и его начальство ворует! Он, в конце концов, просто выполняет приказы. Его жизнь омерзительна ему самому, но, в отличие от Штирлица или Руматы, он не может похвастаться чувством морального превосходства над окружающими. Нечем хвастаться. Говорить себе "но я, хотя бы, не был лучшим учеником" - а вдруг был?

Иногда Шуренберг представляет, как хватает пистолет и приставляет его к голове своего начальника. Но так бывает только в Голливуде, не в жизни. Так что же ему делать?

[Учитывая, что Шуренберга периодически посещают мечты-воспоминания о некой идеальной, вневременной России, самая мягкая трактовка фильма, которую можно предложить, заключается в том, что Третий Рейх/осаждённый Берлин - это Москва, а Шуренберг - парень из провинции. Ему дико противно жить среди этих "фашистов", но чтобы здесь пробиться, приходится самому стать "фашистом".]

Ну или вот, характерная сцена. Разработка оружия возмездия. "В Рейхе проводился тендер на гиперболоид инженера Гарика. Шуренберг не мог не получить этот заказ..."



"Хай Гитлер!"
"Да ладно вам Шуренберг, тут вон союзники Германию распиливают на части, а вы скачете, как Щелкунчик... вникайте, составляйте бизнес план, а бюджет мы с вами освоим на двоих".
(...)
"Скажите, профессор, а насколько вы преданны рейху?
"Штандартенфюрер, я человек от бизнеса, попроси СС пусть госзаказка делает, я тебе дэсат процентов, откатка отстегивать буду".

Да, вот ещё одна головная боль - необходимость общаться с подобными "профессорами" от кавказской мафии. Только упоминаний о нанотехнологиях и инновациях не хватает. Что самое смешное, Гарик не обманул. В конце, когда ему удалось обосноваться в Кремле и открыть там "казино и пару шашлычниц", он присылает Шуренбергу его долю, чемодан с баксами. Целый чемодан с баксами! Ради этого стоило работать, правильно?

Тонкая деталь - и Гитлер, и Мюллер, распекая подчинённых, скатываются на стиль агрессивных школьных училок. "Слушать надо, что я говорю!", "А ну повторите, что я сейчас сказал!", "Опять домашнее задание не сделали?". Наши начальники учились управленческому искусству в школе, и до сих пор пытаются копировать ругавших их преподавателей.

А вот Мюллер предлагает своему подчинённому накопать компромат на Шуренберга (которого все подозревают в том, что он работает на врагов Рейха и в нужный момент сдаст вообще всех):

"...Уж очень хочется Шуренберга опустить!"
"Группенфюрер, мы столько раз пытались подкопаться до Шуренберга! Это всё бесполезно... А может, нам его легче заказать?"
"Нечего бюджет транжирить, идите, занимайтесь делом, допрашивайте, пытайте, шантажируйте, сажайте по старинке!"

Нравы местного начальства списаны будто с натуры, а?

Нет, конечно, есть в фильме и неудачные сцены, помимо пустых и тупо-пошлых. Например, сцена со Сталиным. Ялтинская конференция, Сталин в приступе гнева крушит череп своему помощнику, Черчилль и Рузвельт спокойно смотрят. Тут же вбегает Берия, заворачивает труп в ковёр и выносит его. Конференция продолжается. Эта сцена могла бы быть смешной - в духе Галковского, если вы понимаете, о чём я - но она не смешная.

Ещё одна не особо удачная, хотя потенциально сильная сцена - эпизод на конспиративной квартире, где Шуренберг встречается со связным (его играет Олейников). Из квартиры связного ведут три двери-портала: направо "Родина", прямо - "Нейтральная полоса", слева "Рейх". Связной настоятельно рекомендует Шуренбергу выбрать правую дверь, но Шуренберг не может последовать его совету - ведь в Рейхе осталась захваченная фашистами радистка Зина! Эту сцену надо было снимать с пафосом Кира Булычёва и "Гостьи из будущего", но увы, не потянули.

Наконец, Шуренберг и Зина спасаются из гибнущего под американскими бомбами Берлина. Линия фронта в данном случае выглядит, как контрольно-пропускной пункт в аэропорту. Голос за кадром: ""Не родись красивой, а родись с полезной ксивой", - думал Шуренберг, предъявляя шенген". Да, из этого Рейха убегают при помощи шенгенской визы. Тем временем, в дьюти-фри зоне грустные немцы торгуют своими флажками, лаптями и матрёшками...

Как известно, проблема наших фильмов в том, что они ничем не кончаются. А подобные комедии могут закончится только полным сюром, и этот ход не вчера придумали. Так что нас ждёт финальный "твист" - в конце Шуренберг поворачивает в советскую, и, как выяснилось, в неправильную сторону. Его воспоминания его подвели - это не та Россия, которую он искал. "Добро пожаловать. Посторонним вход запрещён", сразу приветствует их вывеска на советской границе, цитирующая знаменитую комедию. И вот уже к шлагбауму подъезжает энкэвэдэшный "воронок" (с таксистскими "шашечками"!), и раздаются отрывистые команды "допросить их, возможно перевербованные враги народа!" Шуренберг понимает, что пора рвать когти, и они с Зиной бегут обратно, под градом пуль...

Нельзя вернуться. Некуда возвращаться. Это грустно, но это правда. СССР - это тупик. (Помните, что стало со Штирлицем в книгах Семёнова?)

Шуренберг хромает - советский пограничник всё-таки один раз попал. С одной стороны приближаются немецкие войска, с другой - красноармейцы, и те и другие преследуют героев. Они забегают в тупик. Выхода нет. В этот момент в тупике открывается портал и героев приветствует Булдаков, персонаж из фантазий Шуренберга о лучшей жизни, который уводит Шуренберга и Зину за собой в вечную Россию вне пространства и времени.

Смысл понятен. Нужно было выбирать "нейтральную полосу". Только третий вариант, только "путь Буратино" - если нам не нравятся разводки Лисы-Алисы и Кота Базилио, не стоит возвращаться в рабство к Карабасу-Барабасу.

P.S. Я посмотрел "Generation П", я посмотрел "ПираМММиду", но по уровню пелевенщины "Гитлер-капут" кладёт их на обе лопатки.
Tags: фильм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments