Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Categories:

Генералы Бальк и фон Меллентин о тактике: оборонительная доктрина и игра в солдатики

Generals Balck and von Mellenthin on Tactics: Implications for NATO Military Doctrine (1980)

Оборонительная доктрина и тактика


"В последние шесть или семь лет разгорелась новая, важная и оживлённая дискуссия о том, какая тактика лучше всего подходит для обороны Западной Европы сухопутными силами НАТО. Армия США, перейдя от долгой вьетнамской войны против легковооружённого и неуловимого противника к противостоянию с тяжеловооружёнными и превосходящими её численно силами Варшавского договора, предложила идею "активной обороны". Эта оборонительная концепция, объединяющая разнообразные тактические приёмы, опирается на превосходство в области разведки, высокую мобильность, быструю концентрацию сил, гибкость в условиях вражеского прорыва и тщательно рассчитанные контратаки.

Отдельные критики утверждали, что подобная оборонительная концепция слишком сильно полагается на истощение вражеских войск, не до конца использует мобильность современных бронетанковых сил, и - это, вероятно, самое главное, - не пытается сыграть на видимой негибкости советского мышления и советских командных структур.

Другие просто рекомендовали НАТО принять на вооружение тактику, которую немецкая армия успешно использовала в России. Помимо всего прочего, именно по этой причине встреча с генералами Бальком и фон Меллентином в текущих условиях вызывает такой интерес.

Есть две большие разницы между обстановкой, существующей для НАТО в 1980 году и военными условиями в России в 1942 и 1943. Первое - это территория. У немецкой армии было пространство для манёвра. Например, контрудар фон Манштейна под Харьковом продвинулся на расстояние, сравнимое с расстоянием между Франкфуртом и Ганновером. Русское наступление на левом фланге после Сталинграда прошло расстояние, превышающее путь от границ Восточной Германии до Бельгии, через ФРГ и Голландию.

Второе отличие заключается в составе обороняющихся сил. Бронетанковая дивизия США или ФРГ располагает тремя сотнями основных боевых танков. 11-ая бронетанковая дивизия генерала Балька большую часть времени насчитывала около двадцати пяти танков. Помимо этого, пехота НАТО в Центральном Регионе является полностью механизированной. В России почти вся немецкая пехота передвигалась пешим порядком.

На этом фоне обсуждение оборонительной тактики продолжалось на протяжении четырёх заседаний, но в особенности во вторник, 20 мая. Утром этого дня генералы Бальк и фон Меллентин показали и описали свои замыслы касательно обороны на участке 3-й бронетанковой дивизии США, при помощи техники моделирования, разработанной в корпорации БиДиЭм. Используя визуальные возможности техники моделирования, немецкие генералы расположили части 3-й бронетанковой дивизии для обороны в соответствии со своими взглядами и опытом по борьбе с русскими. Вместе с ними в моделировании, в качестве главного наблюдателя, принимал участие генерал Глен Отис, заместитель начальника штаба армии США по операциям и планированию. Всего два года назад генерал Отис командовал американской 1-ой бронетанковой дивизией 7-го корпуса, а незадолго до этого он был командиром бригады в 3-й бронетанковой дивизии. Его общение с немецкими генералами в основном было посвящено вопросу применимости тактики и технических решений, выработанных ими на Восточном фронте в годы Второй мировой, к сегодняшней ситуации на центральном фронте НАТО.

Процесс моделирования


Техника моделирования БиДиЭм использует карты министерства обороны в масштабе 1:50000, изображающие район, подконтрольный 5-му корпусу США. Карты были покрыты прозрачной плёнкой, чтобы иметь возможность отмечать границы частей и обозначения преград прямо на картах. Фишки представляли собой соединения уровня батальона, и изображали все манёвренные и артиллерийские части, входящие в состав американского 5-го корпуса и советской 1-ой гвардейской танковой армии. Сами фишки представляли собой модельки танков, бронетранспортёров и самоходной артиллерии в масштабе 1:285, устанновленные на подставках и раскрашенные в соответствии с родом войск (красные - артиллерия, жёлтые - танки, жёлтые в полоску - кавалерия, синие - механизированная пехота). Дополнительно были доступны маркеры с зонами обстрела и дальностью стрельбы, позволяющие быстро оценить возможности различных боевых систем. После расстановки фишек на начальные позиции было организовано обсуждение, чтобы разобрать использованные тактические принципы и дать игрокам возможность представить, как будут развиваться события. Боевые позиции рассматривались по трём этапам - действия сил сдерживания, главное сражение и первая крупная контратака. Во время каждого этапа сражения принимались во внимание доктрина, местность и взаимодействие сил, чтобы определить вероятный результат боестолкновения. Проводились обсуждения каждого этапа. Замыслы обсуждались, ожидаемые результаты предсказывались, основные соображения проговаривались. В ходе этого делались подробные записи, фотографировалось игровое поле и позиции частей.

Немецкое решение


Генералы Бальк и фон Меллентин сначала были ознакомлены с размерами и составом 3-й бронетанковой дивизии, с её участком и задачами. Они были приятно удивлены тем, что в дивизия располагала одиннадцатью манёвренными батальонами (шестью бронетанковыми и пятью механизированными), одним кавалерийским эскадроном, четырьмя батальонами дивизионной и четырьмя батальонами корпусной артиллерии (все орудия калибра 155 мм и выше, самоходные), и двумя ротами боевых вертолётов. Они были практически потрясены, обнаружив, что им досталось 325 танков.

Участок 3-й бронетанковой дивизии находился в районе Хюнфельда - Лаутербаха - Бад-Херсфельда. Автобан Кассель-Франкфурт проходит через его левую часть в юго-западном направлении. Южная граница почти касалась Фульды. Задачей дивизии был встречный оборонительный бой. Генералам объяснили, что политика США состоит в том, чтобы стойко сдерживать противника в ходе оборонительного сражения, замедлить его продвижение и определить направление главного удара, а затем дать основное сражение как можно ближе к границе - таким образом, не позволив советским войскам прорваться к политическим и промышленным центрам Западной Германии.

Генералы Бальк и фон Меллентин приняли вызов и тихо посовещались друг с другом над картой. Генерал фон Меллентин в какой-то момент повернулся к американским участникам и сообщил, что много времени не понадобится. Он заметил, что в России им обычно приходилось принимать подобные решении минут за пять. Очень скоро они расставили свои силы и выразили готовность разъяснить свой план.

Почти невозможно удержаться от соблазна дословно процитировать то, что они говорили, объясняя своё предложение. Но на деле объяснение было коротким, ясным и простым. Их замысел состоял в следующем:

  • Три кавалерийских разведывательных эскадрона должны были вести сдерживающие бои от границы и до места основного сражения.


  • Две бригады, по три батальона каждая, должны были оборонять южные три четверти участка дивизии. Они получали серьёзную артиллерийскую поддержку, тактическую авиацию и ударные вертолёты. Их задачей было удерживать позиции.


  • Самый левый сектор должен был остаться без прикрытия, чтобы убедить советскую сторону наступать дивизией по автобану в направлении Альсфельда и Гиссена. Начальная оборонительная расстановка сил показана на карте №1.


  • Они рассчитывали, что очевидный успех передовой бронетанковой дивизии заставит русских отправить вторую дивизию в том же направлении, чтобы усилить прорыв. Русское наступление показано на картах №2 и №3.


  • Усиленная бригада из 5 батальонов должна была встать севернее Лаутербаха, чтобы нанести удар во фланг советских частей, двигающихся по автобану и уничтожить их.


  • Когда советское наступление миновало бы Альсфельд, контратака началась бы с удара в тыл передовой дивизии и по авангарду следующей дивизии (см. карту №4).










Немецкие генералы отметили, что их план требовал наличия очень крепких нервов у командира 5-го корпуса (не говоря уже о нервах командиров немецких корпусов и дивизий, стоявших севернее). Генерал фон Меллентин заодно отметил, что подобная операция не могла быть самостоятельно предпринята командиром дивизии. Вместо этого, она должна была стать частью замысла командира корпуса.

Первые вопросы со стороны генерала Отиса и других американских участников касались того, разумно ли давать советской бронетанковой дивизии возможность действовать в тылу армии и в центре густонаселённой местности к северу от Франкфурта. Сначала генералы ответили на это замечание так: чем дальше зайдёт противник, тем больше будет возможностей для его уничтожения. Тем не менее, после дальнейшего обсуждения, генералы решили, что обстоятельства могут потребовать размещения на автобане определённых сил, чтобы ограничить и замедлить наступление. Для этого они сняли два батальона с позиций бригад в центре и справа и расположили их на автобане около Альсфельда, как показано на карте №3. Стоит отметить, что они не стали ослаблять силы, выделенные для контратаки, а вместо этого предпочли пойти на ещё больший риск на второстепенном направлении (согласно принципу "экономии сил").

Было сразу ясно, что на этот шаг они пошли с сожалением. Очевидно, им хотелось позволить советским забраться поглубже, чтобы затем расправиться с ними, ведь именно так они столь часто и столь успешно действовали в России. Их разочарование от необходимости решать эту дилемму отражает чувства сегодняшних командиров НАТО. Тем не менее, генерал Бальк позже позволил себе откровенную реплику по поводу политических и гуманитарных аспектов этой тактической проблемы: "К концу войны мы были весьма скованы в своей способности к манёвру, потому что мы не могли позволить русским войти в области, населённые немцами".

Генерал Отис, живший в тех местах, также беспокоился по поводу способности двух слабых бригад удержать или хотя бы прикрыть 20 километров территории. Генерал Бальк парировал это замечание, сказав, что в этом секторе он собирался прежде всего делать ставку на артиллерию.

Смелость - даже дерзость - их плана можно было бы посчитать безответственностью, будь он предложен кем-то иным. Но их готовность дать открытое сражение вытекала из их весьма успешного опыта, и потому не может быть проигнорирована. Надо полагать, они запомнили, что крупного выигрыша можно было добиться только в условиях, когда именно они - а не русские - формировали поле боя и сохраняли инициативу. К тому же, они наверняка считали, что любой другой результат, помимо крупного выигрыша, не позволял успешно решить проблему, с которой им пришлось столкнуться. Вдобавок, из всех обсуждений однозначно вытекало, что русские войска были наименее эффективны в том случае, когда по ним наносился удар с неожиданного направления - что в подобных обстоятельствах они медленно реагировали и часто оказывались парализованы.

Во всём этот присутствовало невысказанное предположение, что строго оборонительное сражение приведёт либо к взаимному перемалыванию сторон, либо к катастрофическому поражению. Достаточно сказать, что "немецкое решение" даёт щедрую пищу для размышлений.

Мы вернёмся к теории и практике обороны после того, как рассмотрим "американское решение".

Американское решение


Во вторник вечером генерал-лейтенант Пол Горман из отдела стратегического планирования Комитета начальников штабов, бывший командующий 8-й механизированной дивизии США, разместил свою дивизию на южном участке 5-го корпуска, используя карту и моделирование БиДиЭм. Генерал Горман тщательно и подробно объяснил свой замысел и особенности развёртывания генералам Бальку и фон Меллентину, по следующим пунктам:

  • Местность на этом участке состоит из высоких лесистых холмов Верхнего Рёна на юге и более ровных, но холмистых окрестностей Фульды на севере. Наступление вражеской бронетехники на юге сможет продвигаться только по глубоким низинам. На севере есть пространство для манёвра.


  • Генерал Горман считал, что его участок может быть полностью проигнорирован, а основные силы нападающих будут сконцентрированы против 3-й бронетанковой дивизии к северу, а если его участок и будет атакован, то лишь в районе, прилегающем к Фульде. Его замысел состоял в том, чтобы удерживать позицию на правом фланге и заманить противника в мешок перед Фульдой, а потом разгромить его там контратакой с юга.


  • Силы сдерживания должны были вести бой таким образом, чтобы не только замедлить, но и направить противника в мешок у Фульды.


  • Бригада, состоящая из трёх батальонов механизированной пехоты, должна была остановить вражеское продвижение при помощи подготовленных оборонительных позиций на восточных окраинах Фульды (см. карту №1).


  • Центральная и правофланговая бригада из двух батальонов каждая, плюс артиллерийская поддержка, должны были "активно обороняться" на пересечённой местности Верхнего Рёна. Они должны были постепенно отступать, тем не менее, ожидалось, что они смогут нейтрализовать возможность вражеского прорыва на этом второстепенном направлении (карта №5).


  • Крупная бригада из трёх бронетанковых и одного механизированного батальона должна была находится в мобильном резерве к югу от Фульды, готовясь организовано контратаковать южный фланг наступающих войск, как только их продвижение будет остановлено бригадой у Фульды (карта №6).


  • Если эта контратака привела бы к быстрому успеху, или если противник не стал бы посылать свои основные силы в Фульдский мешок, собранные для контратаки войска были бы переброшены к Альсфелду, на помощь 3-й бронетанковой дивизии, на чей участок, по мнению генерала, пришёлся бы основной удар (см. карты №7 и №8).










Генералы Бальк и фон Меллентин назвали план генерала Гормана великолепным. Он соответствовал их общему представлению о том, как надо воевать с русскими. Генерал Бальк сказал генералу Горману, что они с ним "братья по духу". За этим оследовало обсуждение решения генерала Гормана, из которого хочется процитировать следующие реплики:

Генерал Бальк: "Необходимо будет проинструктировать передовые силы насчёт того, что надо уничтожить или подготовить к уничтожению каждый мост, каким бы незначительным он не был. Нужно поставить минные поля, [состоящие] из 1000 настоящих мин и может быть 5000 учебных, а, возможно, из одних учебных. Фальшивые мины могут оказаться столь же эффективны, как и настоящие, может быть даже эффективнее... И у них есть ещё одно преимущество, вы можете использовать кого угодно для установки подобных мин, даже женщин, они справятся с этой задачей не хуже других".

Затем немецкие генералы предположили, что генералу Горману даже стоит подумать о том, чтобы удержать в резерве ещё один батальон. Это вызвало дискуссию о роли командира корпуса.

Генерал фон Меллентин: "...Командир корпуса должен сконцентрировать резервы дивизий в одной контратаке, чтобы разгромить одного противника, а за ним второго".

Обсуждая план генерала Гормана насчёт подготовленных оборонительных позиций у Фульды:

Генерал Бальк: "У меня интересный вопрос. Как русские поступят, [столкнувшись] с использованием и применением инженерных методов и препятствий, [которые] помешают им наступать? Как бы поступили русские? Я считаю, что они вероятно просто оставили бы позади всю свою сложную технику и продолжили бы наступать одной пехотой".

Генерал Горман: "Если бы они так поступили, артиллерия смогла бы успешно попрактиковаться в стрельбе".

Генерал ДеПью: "Если сражение будет вестись так, как предлагаете вы и генерал Горман, возникает проблема разрыва между флангами. Одно решение - согласно классическому правилу - это поддерживать постоянный контакт между участками на всём протяжении фронта, слева направо. Другое решение... состоит в том, что командир корпуса поручает эту задачу своим кавалерийским частям, чтобы его дивизии получили возможность концентрировать силы. Что вы об этом думаете?"

Генерал фон Меллентин: "Так, я согласен с вашим вторым утверждением. Командир корпуса должен разбираться с этой ситуацией - оставьте её под контролем командования корпуса, у которого имеются разведывательные [кавалерийские] части".

Сходство между двумя планами - немецким и американским - было удивительным. В обоих случаях, большая часть района боевых действий удерживалась меньшей частью войск. В обоих случаях неприятеля "приглашали" следовать по заранее выбранному маршруту или в подготовленный мешок. В обоих случаях был выделен крупный резерв для решительной контратаки. Принципиальным (и единственным серьёзным отличием) было то, что немецкие генералы хотели бы дать русским возможность наступать - чем дальше, тем лучше - а генерал Горман намеревался намертво остановить их на подступах к Фульде. В результате последующего обсуждения немецкие генералы неохотно согласились разместить на автобане скромную оборонительную позицию из уважения к политическим и гуманитарным реалиям.

Был поднят вопрос, использовал ли генерал Горман "активную оборону"? Он сказал, что использовал. Затем он добавил, что "активная оборона" не требует от командира ничего неестественного, что нужно было просто соединить несколько тактических решений - бригада на правом фланге осуществляла подвижную оборону, бригада слева оборонялась на подготовленных позициях, а усиленная бригада наносила контрудар с целью уничтожить противника, в полном соответствии с лучшими образцами тактического искусства.

Так как генерал Горман является одним из создателей текущей доктрины армии США, следует обратить особое внимание на его тактическое решение. Он не собирался без нужды отдавать территорию, но полагался на организованное отступление, чтобы не допустить прорыва своей обороны. Он сохранил инициативу, а его целью было уничтожение нападавшего. Он был гибок и изобретателен.

"Активную оборону" иногда ошибочно считают простым сдерживанием, отступлением с боем. В руках Гормана - безусловно наделённого Finqerspitzengefuehl, "чувством на кончиках пальцев" - это понятие охватывает широкий спектр тактических подходов и максимально использует особенности противника и местности.

Прежде чем перейти к более широкому обсуждению тактики и техники, вот замечание, сделанное генералом фон Меллентинтом, в котором изложена суть оборонительной концепции, которой придерживается он и генерал Бальк:

"Постоянное численное превосходство русского привело нас в России к отказу от позиционной обороны. Мы предпочитали держать лишь малые силы на передовой, и мы сосредотачивали танки далеко позади, чтобы осуществлять контратаки во фланг или в тыл. Даже сейчас мы считаем, что позиционная оборона опасна. Манёвренная оборона, постоянно создающая для русского неожиданные ситуации, путает его и нарушает его план".
Tags: перевод
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment