Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Categories:

"Если бы Холодная война перестала быть холодной", Джон Карри

If the Cold War Had Turned Hot by John Curry

"Мнение о возможном столкновении войск НАТО и Варшавского договора в начале 1970х.

Сыграв в определённое число варгеймов, которые Запад во время Холодной войны использовал для подготовки своих военных, я начал задумываться о более общей картине. Такие наборы правил, как "Contact!" (канадские армейские правила для варгейминга, используются с 1980 года) и система Данна-Кемпфа (американские армейские правила для варгейминга, использовались с 1977 по 1997 год), дают возможность познакомиться с сухопутной войной на тактическом уровне, но они мало что говорят о ситуации в целом.

Английские армейские правила тактического варгейма (1956 год) позволяют узнать чуть больше. Они ясно показывают, что в те времена старшие офицеры британской армии (надо полагать, что и американской тоже, не знаю, как насчёт остальных), в своих настольных варгеймах готовились отражать надвигающиеся русские орды за счёт щедрого использования тактического ядерного оружия. Согласно правилам, заслон из разведывательных частей использовался для того, чтобы определить главное направление вражеского наступления, после чего транспортные узлы, которые использовали наступавшие, становились целями для ядерных ударов.

Учитывая, что нам сейчас известно (в 2008 году), мы можем взглянуть на Холодную войну и оценить тогдашние военные возможности с определённой долей уверенности. В этой статье сложная стратегическая ситуация будет последовательно рассмотрена в разделах "Внезапность", "Война в воздухе", "Война на море", и, наконец, в разделе "Сухопутная война".

Внезапность. Среди открыто признаваемых страхов сил НАТО (как, впрочем, и русских), было внезапное нападение. Обе стороны боялись, что другая сторона начнёт внезапную сокрушительную атаку, которая покончит с сопротивлением за считанные дни. Ведь русские могли бы начать атаку на НАТО в течении не более чем двух суток с того момента, как Запад заметит первые военные приготовления. Но с позиций сегодняшнего дня, я бы оспорил это общепринятое мнение, как крайне маловероятное.

а) Заготовка припасов - подобное скрыть невозможно.

Русская мотострелковая дивизия потребляла бы 1223 тонн припасов в день [1]. Таким образом, примерно 46 дивизиям, которые могли быть задействованы в первой волне, потребовалось бы 56000 тонн в день. Если бы русские заготовили припасы, ну, скажем, дней на десять, для этого потребовалось бы разместить более полумиллиона тонн грузов на территории Восточной Германии/Чехословакии [2]. Русские дивизии и дивизии стран Варшавского договора не располагали большими военными запасами в мирное время. Нельзя было исключать возможность того, что в ряде стран соцлагеря вспыхнет мятеж [3], и русские опасались, что если на руках у вооружённых сил этих стран окажется несколько сотен тысяч тонн военных запасов, мятеж будет непросто подавить [4].

В Германии располагались английские военные наблюдатели (BRIXMIS) в составе 100 человек, среди которых лишь 31 имел необходимый пропуск, дающий право передвигаться по территории Восточной Германии и следить за ежедневной деятельностью вооружённых сил стран Варшавского договора. Это были представители военной миссии связи, которым по договору позволялось работать в Восточной Германии в обмен на аналогичную советскую команду, работавшую в Западной Германии. В книге Герайти "BRIXMAS" (1997) [5], совершенно чётко сказано, что, по мнению самих британских военных наблюдателей, они бы обязательно заметили и сообщили бы о создании складов с боеприпасами/топливом и всем остальным, что было необходимо для внезапного нападения русских. А если бы команда наблюдателей исчезла (допустим, их бы всех поубивали), это и стало бы самым очевидным поводом для объявления общей тревоги и военной мобилизации НАТО.

Масштаб необходимых приготовлений было бы невозможно скрыть даже без сообщений английских военных наблюдателей - это было бы ясно видно со спутников, при помощи дальней аэрофоторазведки (это когда разведывательный самолёт идёт на большой высоте вдоль государственной границы и снимает происходящее на той стороне), и ещё потому, что экономика ГДР просто встала бы, так как в этом случае по дорогам и рельсам шли бы одни военные грузы.

б) Подводные лодки.

Русские держали 85-90 процентов своих подлодок в базах. Если бы они отправили свои "волчьи стаи" в море, НАТО сразу узнало бы, что сейчас начнётся война. Выдвижение подлодок на боевые позиции засекли бы спутники (в ясную погоду), подлодки НАТО, которые специально отслеживали подобные перемещения, система SOSUS (сеть сонаров, расположенных на морском дне) и самолёты "Нимрод", которые базировались в Шотландии. Подобное развёртывание подлодок заняло бы бы от двух до трёх недель; а если бы они оставались в местах постоянного базирования вплоть до начала войны, это означало бы, что им придётся пройти мимо враждебных берегов Норвегии и через прибрежные воды Британии/Исландии/Гренландии (BIG), в условиях полной мобилизации противолодочных сил НАТО. Это также позволило бы первым конвоям НАТО достичь Европы в условиях минимального противодействия.

Выводы по поводу внезапности. Моё собственное мнение, не более и не менее, состоит в том, что войска Варшавского договора могли сразу выдвинуться к границе из районов своих ежегодных учений, в полной готовности к наступлению. НАТО получило бы первые тревожные сигналы не ранее, чем за 48 часов. Правда, в этом случае русским пришлось бы вести наступление силами дивизий, чьих припасов хватало только на 48 часов непрерывных боевых действий. Все остальное находилось бы в грузовиках и железнодорожных составах, растянувшихся на тысячу километров у них в тылу.

Более реалистичным сценарием была бы внезапная атака после семидневной подготовки. Это обеспечило бы начавшим войну дивизиям запасы на 5-10 дней, которые использовали бы передовые эшелоны наступления.

Война в воздухе. Все крупные учения НАТО исходили из того, что на момент начала большой войны с Россией будет существовать "паритет в воздухе", но что произойдёт потом? Из опыта Второй мировой однозначно вытекает, что в воздушном бою всё решают технологии, подготовка и качество пилотов. Первым делом началась бы масштабная воздушная битва, со значительными потерями с обеих сторон [6]. Тем не менее, очень скоро сказалось бы превосходство западных самолётов, ракет и пилотов. По моим прикидкам, НАТО захватило бы господство в воздухе в течении двух недель и уже не утратило бы его. Варшавский договор всё ещё сохранил бы способность обеспечить паритет в воздухе на короткие промежутки времени за счёт использования стратегических резервов, например, чтобы обеспечить прикрытие с воздуха во время проведения отдельных операций, но удержать это состояние у них уже не получилось бы.

Поражение в воздухе в первую очередь проявилось бы в способности НАТО переключиться на удары по линиям коммуникаций (например, по железным дорогам), и в неспособности русских помешать переброске подкреплений НАТО через Атлантический океан по воздуху и по морю.

Война на море большей частью закончилась бы в считанные недели. Сотня или около того русских подлодок, выдвинувшихся на боевые позиции в Атлантике, столкнулась бы с количественным и технологическим превосходством сил НАТО. Более тысячи противолодочных самолётов и сотни западных кораблей и подводных лодок выследили бы их и уничтожили. У Запада было явное превосходство в надводных силах, в господстве в воздухе и в использовании морских мин. Русский флот был бы способен принять участие во вторжении в Данию и Норвегию, и не дал бы западным подлодкам прорваться к позициям русских подводных атомных ракетоносцев у северных берегов России.

Через несколько недель конвои с американскими и канадскими подкреплениями шли бы по морю на центральный фронт, и русские мало что могли бы с этим поделать.

Сухопутная война. По сравнению с войной в воздухе и на море, здесь Варшавский договор действительно обладал превосходством в обычных вооружениях. У Варшавского договора в Европе было около 102 дивизий (из них 19 в Восточной Германии), против 59 дивизий НАТО. В том случае, если бы русским хотя бы в какой-то степени удалось добиться внезапности, они могли бы рассчитывать на превосходство сил в реальном бою в пределах 2,6 к 1. Это приблизительное соотношение воспроизводится в целом ряде моделей, например в книге Даннигана "How to Make War" (в издании 1982 года), и в многочисленных коммерческих играх про действия сил НАТО. Подобное соотношение делало быструю победу вероятной, но не гарантировало её.

Надо отметить ещё пару моментов. В первый день со дня начала боевых действий, наступление сил Варшавского договора не принесло бы никаких результатов. Первым препятствием стало бы преодоление препятствий на границе (стен, проволочных заграждений, рвов "Железного занавеса"). К тому же, большинство частей НАТО располагали лёгкими силами, чьей задачей была оборона границы за счёт перекрытия каждой дороги поваленными деревьями, баррикадами, фугасами и разбросанными повсюду минами-ловушками. Если судить по играм, свидетелем которых я был, русские потратили бы целый день на то, чтобы преодолеть эти разнообразные препятствия, и они потеряли бы заметную часть своих разведывательных частей (которые попали бы в засады, подорвались бы на минах и т.д.).

В 1940 году Франция капитулировала без всякого сопротивления, как только её войска были разбиты. Наступающие немецкие части спокойно пользовалось автозаправками и магазинами, которые встречались на их пути. НАТО разработало специальные планы, которые гарантировали, что организованное, активное, вооружённое сопротивление начнётся в тот самый день, когда наступающие русские войска пройдут мимо того или иного посёлка или городка. Это были специально подготовленные части, силой до роты, чьей задачей было атаковать каждый грузовик с припасами, который покажется в их районе.

На примере второй войны с Ираком мы знаем, насколько эффективны бывают оставшиеся за линией фронта вражеские силы, которые нападают на крупные и слабозащищённые колонны грузовиков в тылу у сражающихся частей. На самом деле, если бы подобные акции проводились сознательно и организованно, они могли бы серьёзно угрожать наступлению американских и союзных сил. Армии Варшавского договора обнаружили бы, что их колонны снабжения находятся под ударом даже на казалось бы безопасной территории Восточной Европы.

Любопытно, что русские постоянно опасались того, что НАТО может внезапно напасть на них. Только один-единственный гражданский варгейм ("Revolt in the East" от компании SPI) моделировал подобную ситуацию, но внимательное изучение вопроса показывает, что если бы в странах Восточной Европе началось восстание, и значительная часть русских войск занималась бы поддержанием порядка, атака НАТО могла бы привести к победе на русскими.

Выводы. Это мои собственные выводы, не более и не менее.

В какой-то момент, в начале семидесятых годов, баланс военной силы изменился не в пользу русских. Хотя они смогли бы успешно наступать в Западной Германии, их наступление шло бы со скоростью десять километров в день, в течении где-то десяти дней, прежде чем они полностью истратили бы свои запасы.

Их наступлению помешали бы организованные перед войной и действующие у них в тылу диверсионные группы, а также воздействие авиации НАТО на их линии снабжения. Доставка припасов из Восточной Германии на фронт в Западной Германии представляла бы собой проблему. Насколько мне известно, у них не хватало грузовиков, чтобы перевезти подобное количество грузов и в мирное время, что уж тут говорить о войне с её неизбежным "трением".

Пусть в самом благоприятном случае русские могли бы добиться быстрой победы и после начала семидесятых, подобный конфликт скорее всего перерос бы в войну на истощение на территории Западной Германии. Очевидно, кому досталась бы победа в случае войны на истощение, когда экономика западных стран была бы полностью отмобилизована на военные нужды.

Примечания.

[1] Джеймс Ф. Данниган, "How to Make War" (1982), стр. 318. Эту книгу не раз переиздавали. Русской танковой дивизии требовалось 1073 тонн в день.
[2] Не считая припасов, необходимых для действий авиации, и т.д..
[3] Как в Венгрии в 1956 и в Чехословакии 1968 году.
[4] Естественно, советские товарищи принимали различные предосторожности на случай мятежа, например русские офицеры занимали ключевые должности в дивизиях стран Варшавского договора, т.е. держали при себе ключи от оружейных складов.
[5] Тони Герайти, "BRIXMAS, the untold exploits of Britain's most daring Cold War spy mission" (1997).
[6] Альфред Прайс, "Air Battle Central Europe" (1986).
Tags: перевод
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author