Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Category:

Кривизна времени и философия

С чем у меня ассоциируются понятие о кривизне времени?

Возьмём споры о происхождении человека (жизни, вселенной).

Есть такая позиция, как креационизм. Она утверждает, что однажды произошло то, что не могло произойти. Но оно произошло, и об этом свидетельствует объективная реальность, данная нам в ощущениях. Значит, осталось доказать, что случившееся всё равно не могло произойти, никак и никогда, что существующее - невозможно. На доказательство подобного креационисты и тратят свои скудные силы.

Итак, креационисты отстаивают позицию чуда, или положительной кривизны времени.

Наука, естественно, считает, что происходит только то, что может произойти. И то, что произошло, произошло именно потому, что оно могло произойти, потому что оно было вероятным. Что, впрочем, создаёт свои проблемы. Если мы видим звёзды, значит, они естественны. Сама суть звезды уже "заложена" в свойства водорода, в физические законы нашей вселенной, и непосредственно из них вытекает. Получается, что жизнь с самого начала была "вложена" в свойства материи - как один из способов её организации. Жизнь и разум относятся к возможным, а потому вероятным состояниям системы. Жизнь не может противоречить физическим законам, значит, она существует благодаря им. И возникла - должна возникать - по естественным причинам.

Но мы пока не нашли другой жизни, кроме земной, и другого разума, кроме собственного. При этом, сейчас мы уже знаем, что каменистые планеты около звёзд подходящего класса встречаются довольно часто. А Вселенная - очень большая и не очень новая, так что, если законы вероятности работают так, как они должны работать, внеземная жизнь просто обязана существовать.

И вот тут мы подходим к гипотезе "уникальной Земли" (Rare Earth). Она как раз имеет дело с вырожденной реальностью - произошло то, что могло произойти, но произойти это могло один единственный раз в одном единственном месте, и больше нигде. Вероятность чего-либо иного "крайне мала" (т.е., отсутствует). Всё это указывает на отрицательную кривизну времени.

С этим связан ещё один аспект. Вспомним знаменитый спор между Стивеном Гулдом и Саймоном Конвей-Моррисом насчёт природы эволюции; их взгляды на эту тему были выражены в книгах "Wonderful Life" и "Crucible of Creation" соответственно.

"Интерпретация Гулдом результатов исследований окаменелостей Кембрийского периода, найденных в сланцах Бёджес, отражённая в его книге «Удивительная жизнь», была раскритикована Саймоном Моррисом в книге «Тигель Творения». Гулд подчёркивал морфологическое разнообразие этой фауны и роль случайностей в выживании и расцвете тех или иных её представителей. Моррис, в свою очередь, подчёркивал филогенетические связи между кембрийскими формами и современными таксонами и настаивал на важности конвергентной эволюции как механизма «стандартизации» морфологических характеристик в схожих природных условиях".


Позиция Гулда в целом сводится к цитате из "Легенды о несбывшемся грядущем":

"Теперь мы знаем: в этом мире
Для фатализма места нет.
Его законы оказались шире,
Сложнее, чем движения планет.

Мы можем знать лишь вероятность,
Лишь случай – полный господин:
Из всех сценариев возможных
Он представляет нам один.

Средь множества потенциальных
Есть лишь один реальный путь,
И то, что реализовалось,
Уже не смыть, не зачеркнуть,

Но если воспроизвелись бы
Былые в точности года,
То предсказать сюжет дальнейший
Мы не смогли бы и тогда".


Если "отмотать" Землю и жизнь на ней к тому состоянию, в котором они находились в начале Кембрийского периода, а затем снова запустить, то кубики могли бы лечь совсем иначе. Кто знает, может быть, сейчас Землю населяли бы потомки галлюцигении?

Его оппонент, соответственно, отстаивал противоположную точку зрения. Всё действительное разумно, а всё разумное действительно. Формы живых существ задаются внешними условиями. Если бы мы полностью воспроизвели те условия, мы бы получили такой же результат, как и в нашей реальности. Или нечто очень близкое к нему. На другой Земле жили бы те же существа - а значит, в конечном счёте, и мы с вами. Здесь речь опять же идёт об отрицательной кривизне.

И вот это уже подводит меня к размышлениям о классической советской фантастике и о стоящей за ней идеологии. Марксизм, в общем-то, утверждает безальтернативность развития. Советская фантастика вынуждено соглашалась - любая разумная раса проходит в своём развитии одни и те же этапы, следуя по одному и тому же пути, и приходит к единственно возможному результату - к [советскому] коммунизму. В лучшем случае она может просто вымереть на более ранней стадии, но альтернативы развития на этом исчерпываются. (Стругацкие со своими леонидянами и тагорянами были практически вольнодумцами!) Первым такую фантастику стал писать Богданов, так что, как выражаются на одном известном сайте, это клише старше самой революции.

Но безальтернативность социального развития намекает на безальтернативность развития биологического (опять же, как у Богданова). Тут стоит вспомнить Принцип Ефремова, согласно которому все возможные разумные существа будут неизбежно делиться на два пола, мужской и женский, причём представительницы женского пола обязаны быть красивыми с точки зрения земного мужчины, т.е., самого Ефремова. Расы, неспособные породить сексуальных инопланетянок, не нужны. А потому невозможны.

Стругацкие ответили на это ещё более радикальным вариантом, показав иные планеты, на которых живут люди, абсолютно идентичные землянам. Правда, в наше время это задним числом объясняют экспериментом Странников - потому что как ещё это можно объяснить? Но в рамках заявленного Богдановым и Ефремовым подхода, это было вполне логично - просто вырожденную вероятность заменили на ещё более вырожденную, где все снаряды стабильно ложатся в одну и ту же воронку. Может, все эти инопланетяне ещё и на английском разговаривают, почему бы и нет?

[Если я не ошибаюсь, похожая ситуация присутствует во вселенной "Звёздного пути", особенно в первом сериале. Объективные обстоятельства, из-за которых все инопланетяне оказались похожи на людей в гриме, были усугублены заявлениями о генетической совместимости главных разумных рас.]

Как бы то ни было, я в детстве представлял себе нечто вроде треугольника. Одним полюсом притяжения были "лемовские негуманоиды" - непонятные, неконтактные и по большей части неописуемые. (Как существа из "Малыша" Стругацких или инопланетяне в произведениях раннего Головачева.) Этот вариант мне совсем не нравился. Потом, были "американские космооперные чужаки" - с самой разнообразной внешностью, но с понятной и относительно "человеческой" психикой. Это был мой любимый вариант. Наконец, ещё были "марксистские марсиане" - очень похожие на людей гуманоиды, чья социальная история соответствовала догмам марксизма даже в большей степени, чем наша. Я понимал их достоинства с сюжетной точки зрения, но не любил, так как не мог в них поверить.

Но к этой последней теме ещё стоит вернуться.
Tags: институт ксенологии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments