Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Categories:

Две логики

Задумался об одной вещи.

Я вчера начал смотреть старый (чёрно-белый) северокорейский шпионский фильм "Невидимый фронт". Посмотрел первые полчаса и ушёл спать.

[Надо сказать, что я люблю киноэкзотику. Меня притягивает возможность познакомиться с киноязыком разных стран. В конце концов, иностранные фильмы можно смотреть даже без субтитров, чтобы сосредоточиться на работе кинематографистов, а не на тексте. Я уже так пробовал, получается интересно. Например, на Яндекс-видео есть подборка северокорейских фильмов, в основном без перевода. Именно так я там посмотрел "Шпионские игры - город в зоне противника". Если знать завязку - северокорейские разведчики на вражеской территории пытаются вскрыть позиции американской батареи "Чёрных драконов" - то вполне удаётся следить за сюжетом. А тут как раз на торрентах выложили подборку шпионского кино стран соцлагеря - крайне субъективную, но любопытную. И я не устоял.]

Возвращаемся к "Невидимому фронту". Действие происходит через несколько лет после окончания Корейской войны. Американская разведка восстанавливает свою разведывательную сеть и посылает южнокорейского связника к одному из своих лучших агентов в Северной Корее - Старому Барсуку ("Old Badger", позывные OB). Северокорейские контрразведчики, в свою очередь, пытаются выйти на след неуловимого шпиона. Личность Старого Барсука и является главной загадкой фильма.

Как всегда в подобных фильмах, "чекисты" являются в равной степени компетентными, гуманными и бдительными - они рассказывают друг другу о том, что не имеют права на ошибку, что от их решений зависит судьба людей, что они не должны губить репутацию невиновных граждан своими подозрениями, поэтому сначала необходимо всё семь раз проверить, а уже затем действовать. Очевидно, фильм соответствовал какому-то очередному виражу внутренней политики КНДР - упор сделан на то, что нельзя огульно обвинять людей, даже если у них есть родственники на Юге. (Хочется сравнить "Невидимый фронт" с советским фильмом "Государственный преступник", где сотрудника КГБ играл Александр Демьяненко. Я даже допускаю, что советский фильм непосредственно повлиял на северокорейский - по крайней мере, слепая женщина, бывшая медсестра, там уже появилась.)

Пока сюжет крутится вокруг странных событий в больнице. Там работала санитарка, чей муж во время войны перебежал на Юг (или попал туда в качестве военнопленного). У неё есть дочь, талантливая молодая девушка, которая работала медсестрой в той же больнице, пела в местной самодеятельности и собиралась поступать в медицинское училище. У дочери есть молодой человек - работник судоверфи, бывший солдат. На войне его ранили, в полевом госпитале о нём заботилась та самая санитарка, в итоге он стал другом их семьи и они с девушкой полюбили друг друга. В больнице есть вредный врач и интеллигентный пожилой главврач, чья жена работает в театре (актрисой?). При этом, жену главврача и вредного врача связывают какие-то странные отношения - вредный врач снабжает её лекарствами.

Однажды дочь выступала в клубе. Мать, которую в эту ночь должна была дежурить на складе лекарств, пошла послушать дочь. На складе начался пожар - предположительно, из-за нагревательных приборов, которые забыли выключить. На общем собрании вредный врач во всём обвинил санитарку, припомнив ей и мужа на Юге, и всё остальное. Санитарке пришлось уволится из больницы, уехать из города и отправиться на животноводческую ферму. Дочь забросила учёбу и покинула город вместе с матерью. Её отношения с парнем тоже рухнули.

Зритель вправе рассчитывать, что Старый Барсук - это один из тех персонажей, которых нам уже показали. Но здесь логика детектива сталкивается с логикой идеологического кино, особенно в его азиатском варианте. А так как фильм я не досмотрел, я не знаю, что именно победит в финале.

Идеологическое кино требует, чтобы положительные герои были образцами добродетели с честными и открытыми лицами, а отрицательные с первого взгляда вызывали неприязнь.

...[Это как] плохой советский производственный фильм, где моральный облик каждого персонажа написан у него на лбу, и по подлецу сразу видно, что он подлец, назначенный на роль подлеца, а положительные персонажи верят ему лишь потому, что они фантастически наивны.


Например, у заброшенного в КНДР южнокорейского диверсанта лицо недоброе. Когда он пытается обманывать людей, выдавая себя за представителя компетентных органов, у него получается чекист из современного российского кино - неприятный, жестокий тип, давящий и запугивающий собеседника. А настоящие северокорейские "чекисты", естественно, совсем другие! Нехорошее лицо и соответствующее поведение присутствуют у вредного врача, на то он и вредный. Внешне подозрительным является и главврач - плюс, он уже немолод, а значит, получил высшее образование в досоветские времена, что ставит вопрос о его классовой принадлежности.

С точки зрения подобного идеологического сюжета, контрразведчики должны выступить в роли феи-крёстной - восстановить репутацию старой санитарки, разоблачить вредителей в больнице, наладить отношения между девушкой и её женихом.

Но если следовать логике детектива, то шпионом должен быть тот, на кого мы подумаем в последнюю очередь.

Понятно, почему это противоречит логике идеологического кино? Нельзя объявить внешнюю привлекательность, порядочность, образцовое выполнение своих обязанностей и лояльность господствующей идеологии вражескими признаками - надо ведь в первую очередь думать о морально-воспитательном эффекте сюжета, авторы должны показать людям образ врага. Но с точки зрения детектива, шпион должен быть именно таким - иначе, какой он шпион?

Например, Барсуком может оказаться женщина, потому что мы автоматически считаем Барсука мужчиной. Но тогда это актриса, жена главврача, а все эти врачи и так у нас на подозрении.

Ложась спать, я решил, что самый маловероятный кандидат из возможных - это молодой человек с судоверфи. Поэтому, с точки зрения детектива, Старым Барсуком должен оказаться именно он, а все остальные персонажи пытаются нас отвлечь и запутать. Да, позывной "Старый Барсук" идеально подходит для какого-нибудь заслуженного врача, но ведь кодовое имя для действующего агента даётся по иным соображениям, это не дворовая кличка. У нас нет никаких причин считать, что Старый Барсук на самом деле стар - он впервые начал действовать уже после войны. А дальше понятно - в конце войны он переходит линию фронта в форме и с документами северокорейского солдата. Свои же его специально ранят - чтобы он сразу попал в тыл, в госпиталь. Там он знакомится с санитаркой и её дочерью. Эти отношения, в конечном счёте, начинают мешать его деятельности, так как вокруг него не должно быть людей, которые столкнулись с ним сразу после перехода, до того, как он окончательно внедрился в северокорейское общество. Но просто так порвать с ними он не может, это будет подозрительно. Тем более, он не может уехать из города, где он уже устроился рабочим на судоверфь. Поэтому он, будучи в курсе всей этой ситуации - девушка поёт в клубе, мать бегает на неё смотреть - устраивает поджог на складе лекарств. Может быть, он даже намекнул вредному врачу на подозрительное прошлое санитарки. В итоге, мать с дочерью вынуждены покинуть город.

Итак, с точки зрения детектива, я со своим подозреваемым определился. А какая логика восторжествует в фильме - надо смотреть.
Tags: фильм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments