Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Categories:

Как Арата Вагу в сортире замочил, или о том, что все мы вышли из руматовского плаща

Я всё понимаю...

"Кем он был? В картине «Олигарх» Павла Лунгина герой Машкова, прототипом которого был Березовский, предстает советским научным сотрудником, занявшимся кооперативной деятельностью вместе с друзьями и неожиданно попавшим в высшие сферы. Таким Березовского не знали. Его знали суетливым, некультурным человеком, с характерными утрированными стереотипными еврейскими чертами. От чего так произошло? От того, возможно, что такой образ для него выдумали враги, от того, что среди истеблишмента он был одной из самых уязвимых фигур. Возвращаясь к интервью, понимаешь, что скорее он был как в кино. Во всяком случае он сам представлял себя таким. Из интервью рождается образ обаятельного, по-советски романтичного человека. Читателя романов братьев Стругацких, который делал жизнь с любимых персонажей, хотя сами Стругацкие писали своих героев с таких, как он. Такая закольцованная взаимосвязь. Так и видишь его среди действующих лиц «За миллиард лет до конца света» или «Трудно быть богом» - так он себя воспринимал, так и жил".


...Но кем можно видеть Березовского в "Трудно быть богом"?! Разве что Вагой Колесом, не знаю.

Хех, сразу представляется реплика Араты Горбатого, произнесённая с характерными путинскими интонациями:

"- Когда-то у меня был друг, - сказал он. - Вы, наверное, слыхали - Вага Колесо. Мы начинали вместе... Я не простил ему измены, и он знал это. Он много помогал мне - из страха и из корысти, - но так и не захотел никогда вернуться: у него были свои цели... В нашем деле не может быть друзей наполовину. Друг наполовину - это всегда наполовину враг".
Tags: ТББ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments