Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Categories:

Вопросы статуса

У меня был короткий пост, даже не пост, а записка для самого себя:

Записка на полях

Благородные - это свободные.

Все свободные в сущности равны между собой.

Среди рабов равенства не существует. Для Господина они все рабы, но не для друг друга; и тот раб, который поднялся над остальными, становится для них господином, а они для него - рабами.


Он, опять же, породил какие-то странные реплики в комментариях.

Особенно меня разочаровал mohanes, написавший: "А приведите, коллега, пример такого равенства свободных. А то я что-то вашу мысль никак не догоню..."

Ведь само его высказывание и было иллюстрацией к моей мысли. Ну какой я ему "коллега", если по совести? Он доктор наук, вообще-то. Тем не менее, он сам выбрал слово, которое указывает на некое равенство между нами.

Как говорил Сатана у Мильтона, мы не равны по силе, но равны в нашей свободе. Если дословно:

"If not equal all, yet free,
Equally free; for Orders and Degrees
Jarr not with liberty, but well consist."

"Мы не равны,
Зато равно свободны. Званья, ранги
Свободе не помеха и вполне
С ней совместимы
".

------------------------------

А когда я записал эту мысль, я размышлял о следующей условной ситуации.

Представьте себе Петра Первого, который лупит тростью своего "Алексашку", Александра Меньшикова. Почему он это делает? Потому что Меньшиков - его холоп. Затем Меньшиков возвращается домой и бьёт своего слугу. Почему он это делает? Потому что слуга - его холоп. Понимаете? В конечном счёте, они оба в равной степени холопы, хотя Меньшиков в социальной иерархии стоит гораздо выше своего слуги. Но если Пётр захочет, у Меньшикова больше не будет никаких слуг, так? И да, слуга может убежать от Меньшикова за пределы России - ну так и Меньшиков может убежать от Петра туда же. 

Для контраста можно привести в пример историю с рукоприкладством генерала Паттона (англ., рус.). В 1943 году Паттон ударил солдата, который очутился в госпитале в состоянии "боевого стресса" - то есть, с точки зрения Паттона, труса и симулянта, который пытался откосить от передовой. Информация об этом инциденте просочилась наружу, был большой скандал. Паттона осудили многие, в том числе - отставной генерал Першинг, герой Первой мировой. Раздавались голоса, что Паттона надо вообще выгнать из армии, как морального урода. В итоге, Паттону пришлось официально извинятся перед солдатом, перед врачами госпиталя и перед своими подчинёнными. Были и другие последствия - считается, что это была одна из причин, по которой высадкой американский войск в Нормандии командовал генерал Брэдли, уступавший Паттону званием и боевым опытом.

А всё дело в том, что генерал Паттон ударил свободного - полноправного гражданина Соединённых Штатов Америки. Кем он себя возомнил, в конце концов? Свободных людей бить нельзя* - даже другим свободным, даже если один из них боевой генерал, а другой - жалкий рядовой.

Но представим себе другую армию, в которой самый заслуженный генерал не более, чем верный пёс своего владыки. И владыка может в любой момент повесить своему псу новую медаль или отправить его на живодёрню. Или приказать своим псарям его высечь. В таком случае, и генерал может лупить своих подчинённых, даже если они сами офицеры - именно потому, что у них самих прав не больше, чем у него. Он такой же холоп, как и они, но волей владыки он поставлен над ними, а значит, они в его власти.

--------------------------------
* Если свободный имеет право бить свободного, значит, свободный имеет право вызвать свободного на дуэль и попытаться его убить. Или так - или все равны перед законом, и никому никого нельзя бить без обоюдного согласия.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments