Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Я всё ещё есть

Знаете, я уже больше года хочу как-то среагировать на этот пост vasilisk_'а, а точнее даже на то, на что он там ссылается.

Ну знаете, в моей обычной многословной манере, с четырёхугольными классификациями и так далее. (Телеграфным стилем: Восточная этика-по-Крылову-в-моей-трактовке, отсутствие страха "потерять своё", "безразличие к своему", Вторая этическая система по Лефевру, "фанатизм=хорошо", "цель оправдывает средства".)

Но нормальный текст так и не сложился. Нет ни повода, ни времени, ни желания.

Зато сейчас я натолкнулся на роскошную цитату, которую просто необходимо привести в контексте текста Лоры Бочаровой. [Потому что это продуктивнее, чем писать "ха-ха-ха, какая чушь!" Даже если я именно так и думаю.]

"С самого детства меня преследует вопрос о правомерности фанатизма. Все хорошие книжки, которые я читала и цифровала как «хорошие» - были о нем. Овод, жизнеописания всевозможных героев, даже "Три мушкетера" – после длительного размышления – я отнесла сюда же: такая дружба – сквозь 30 лет – это нечто уникальное. Конечно, границы понятия можно размыть, но суть харизматичной литературы остается прежней: герой или несколько героев влекомы идеей, которая ценнее их жизни и всех ее благ. Такая жизнь должна обрываться – или создавать впечатление, что может – без всякой липы и мягкой подстилки. Фродо, нолдор, крестоносцы, революционные атеисты, религиозные деятели, сумасшедшие ученые Уэллса и Верна, бешеные художники и композиторы, проклятые поэты, защитники чужих баррикад на дальнем берегу. Профессор Снейп, конечно. Если в книге или фильме есть хоть один фанатик – я полюблю именно его. Все остальные – это декорация, бытовой исторический фон, белый шум".


Виктор Клемперер, "Язык Третьего рейха":

"А если образованный язык образован из ядовитых элементов или служит переносчиком ядовитых веществ? Слова могут уподобляться мизерным дозам мышьяка: их незаметно для себя проглатывают, они вроде бы не оказывают никакого действия, но через некоторое время отравление налицо. Если человек достаточно долго использует слово «фанатически», вместо того чтобы сказать «героически» или «доблестно», то он в конечном счете уверует, что фанатик – это просто доблестный герой и что без фанатизма героем стать нельзя. Слова «фанатизм» и «фанатический» не изобретены в Третьем рейхе, он только изменил их значение и за один день употреблял их чаще, чем другие эпохи за годы".
Tags: Лефевр
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment