Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Category:

Геополитика (одномерная геополитика)

Геополитика. В классической геополитике всегда было больше геометрии, чем географии. И это правильно.

Если бы существовал серьёзный курс, посвящённый теоретической геополитике, как стратегическому учению о позиции, я думаю, что согласно принципу от простого к сложному и от общего к частному, он должен был бы начинаться с "одномерной геополитики".

Естественно, я не могу воспроизвести этот несуществующий курс лекций, но я могу о нём порассуждать.

1. "Одномерная геополитика" - это учение о позиции и обусловленных позицией стратегиях, которая рассматривает территорию как линию (прямую), на которой живут плоские двухмерные существа. Территория отдельных держав (геополитических игроков) или их зона влияния в таком случае может быть представлена отрезком на этой прямой.

Подконтрольная территория производит ресурсы (в том числе, людей, которые потребляют ресурсы), в количествах, прямо пропорциональных своему размеру - в нашем случае, длине отрезка. Очевидно, что это первый постулат геополитики. Второй постулат геополитики - чужую территорию можно захватить за счёт манёвра имеющимися людьми и ресурсами. [Именно поэтому в одномерной геополитике речь идёт о линии, существующей в плоской (двухмерной) вселенной - если бы не существовало второго измерения, мы не могли бы перебрасывать свои силы вдоль подконтрольного нам отрезка.]

Таким образом: территория создают ресурсы; ресурсы создают людей; люди и ресурсы создают войска; войска и ресурсы создают (захватывают) новую территорию. Вроде бы так.

Можно ли на основе этого создать художественное произведение? Да, можно.

В художественной литературе одномерная геополитика описывается в романе "Планиверсум" (1, 2). Это научно-фантастическое произведение о жизни разумных существ в плоской вселенной, на плоской планете, вращающейся вокруг плоской звезды. Поверхность плоской планеты представляет собой закольцованную кривую, и состоит из океана и единственного материка с горным хребтом, который делит материк на Запад и Восток (от берега до гор, от гор до берега). Живут там плоские четырёхрукие яйцекладущие человечки, роющие норы и выращивающие капусту. Книга написана в США в начале восьмидесятых, и это сказывается. Политический аспект такой: на момент начала индустриальной эры в этом мире осталось всего три державы. На единственном мировом материке, если идти с запада на восток, обитали "американцы" , правильный Запад (капитализм, демократия, выход к морю); "русские", неправильный Запад (социализм, уравниловка, нет выхода к морю, территория от границы с правильным Западом и вплоть до гор, то есть до границы Запада и Востока); и "индусо-китайцы", настоящий Восток (от восточного склона гор и до восточного берега континента, мистический взгляд на мир, духовность, отставание в области технологий). Всё кончилось мировой войной, в которой победили "американцы", так как на стороне "американцев" выступили "индусо-китайцы", открыв второй фронт у русских в тылу. (Плюс "американцы" имели возможность снабжать своих союзников по морю и над морем, от своего берега к их берегу.) В итоге "русские" были оккупированы "американцами", а их общественный строй демонтирован.

Кто такие человечки, и как почувствовать себя в их шкуре?

Если говорить об интерактивном искусстве, то представление о принципах, стоящих за одномерной геополитикой, могут дать видеоигры жанра "стратегия, вид сбоку" (side-scrolling strategy), от King Arhur's World до Patapon (и вплоть до Swords & Soldiers и всякого трэша типа Samurai Rebellion), потому что они демонстрируют битвы плоских человечков на линейной поверхности. Понятно, что глобальная стратегия в этих играх отсутствует.

Одним словом, это война, сведённая к предельной абстракции:

В теории игр мир одномерной геополитики использовался, к примеру, Берковитцем и Дрэшером для анализа абстрактной воздушной войны ("A Game Theory Analysis of Tactical Air War"; статья издавалась в СССР в сборнике "Применение теории игр в военном деле"). [Вкратце, суть следующая. У нас есть две воюющие стороны, "линия фронта" между которыми задаётся точкой на прямой. Задача сильнейшей стороны заключается в том, чтобы максимально продвинуть эту точку на территорию противника; иначе говоря, сильнейшая сторона наступает, а слабейшая обороняется. Сила сторон определяется наличием у них ресурсов, в данном случае, боевых самолётов. Кампания длится фиксированное число ходов-тактов. Каждый ход оба игрока одновременно распределяют имеющиеся у них самолёты по трём задачам - поддержка с воздуха (помощь наземным войскам на поле боя), ПВО, удары по вражеской авиации (с целью уничтожения самолётов и аэродромов противника). Линию фронта в нужную сторону двигают только самолёты, которым поручена поддержка с воздуха. Уничтожают вражеские самолёты только удары по авиации. Самолёты, задействованные в ПВО, мешают противнику выводить из строя дружественные самолёты, но не приводят к потерям у противника. Модель условная. Какими, в таком случае, будут рациональные стратегии для сильнейшей и слабейшей стороны? Суть статьи в следующем. Оптимальная стратегия, во-первых, существует, во-вторых, крайне маловероятно, что её интуитивно выберет офицер-"геймер", воспитанный на штабных играх. С точки зрения теории игр, оптимальная стратегия для слабейшей стороны в рамках этих правил состоит в использовании генератора случайных чисел - в первой фазе игрок либо отправляет все свои самолёты уничтожать вражескую авиацию, либо переводит их все в ПВО. А выбирать между этими двумя вариантами он должен случайным образом, бросая кости.]


В истории геополитической мысли принципы одномерной геополитики сформулировал древнеиндийский мыслитель Каутилья в своём трактате "Артхашастра". В предельно лаконичной форме его идея сводится к следующему: врагом является то государство, с которым у нас есть общая граница. Союзником является то государство, у которого есть общая граница с врагом, но не с нами. Это "евклидова геометрия" стратегии: враг моего врага - мой друг, друг моего врага - мой враг. Да, это одномерная система. (Но геополитическая теория "Артхашастры" требует отдельного поста, и не одного.)

2. Теперь примеры, по мотивам партий в вечнозелёную игру Dice Wars.

Linear01

Не очень сложная схема, правда? Я старался. Итак, что тут можно сказать? При равенстве ресурсов (территории), позиция игрока "B" слабая, потому что у него два сильных противника. Позиции "A" и "C" сильные, так как они находятся "у стенки" - их можно атаковать только с одного направления. Игроку "B" приходится воевать на два фронта. Единственный шанс для него - это перебросить все ресурсы на одну сторону и постараться сломить сопротивление одного из противников быстрой и сокрушительной атакой, не обращая внимания на действия второго противника. А потом, покончив с первым противником, он должен снова перебросить все имеющиеся силы на оставшийся фронт и постараться одолеть и второго тоже. Игроку, зажатому между двух противников, необходимо выполнить два быстрых нокаута. Затяжная война, частичная победа на одном из фронтов, поздняя победа над одним из противников - всего этого недостаточно для победы. Тут крайне поучительным будет пример Германии в обоих мировых войнах.

Хуже всего воевать на два фронта; лучше всего занять позицию "у стенки". В истории Европы "у стенки" находилась, например, Россия после покорения Сибири, так как с востока ей больше никто не мог угрожать. "У стенки" находилась и Англия за счёт своего островного положения, а потом и США, которые быстро стали хозяевами своего континента. Соответственно, плохо быть Польшей.

А теперь посмотрите на эту схему:

Linear02

В этой ситуации, позиция "C" сильная. По крайней мере, он сильнее игроков "B" и "D". Потому что у "С" два слабых соперника, а у "B" и "D" - два сильных, включая находящихся "у стенки" "A" и "E", так? Сила - понятие относительное. Сила крайних игроков делает их соседей слабее, а их слабость, в свою очередь, усиливает центрального игрока.

Стратегия за центрального игрока очевидна. Ему нужно заморозить ситуацию на одном из двух своих фронтов, допустим, на границе с "D". Его вполне устраивает война с "D" c "E". Выгода "D" тут состоит в надёжном тыле, что даёт ему больше шансов против "E". "C" не должен вмешиваться в войну "D" и "E", кроме как в двух случаях. Или "E" начинает заметно сдавать, и тогда "C" должен ударить по "D", чтобы ослабить и "D" тоже - идеальная ситуация для "C" заключается в том, чтобы противники максимально ослабили друг друга, а он усилился за их счёт, и ему совсем не нужен сильный "D", сожравший "E"; или "D" разваливается под ударами "E", и тогда "С" вынужден будет войти на территорию своего соседа, чтобы забрать себе как можно больше его бывших территорий и усилить себя перед неизбежным противостоянием с "E". Как бы то ни было, основным фронтом для "C" тут будет граница с "B", где его задача состоит в том, чтобы распилить "B" в союзе с "A", и при этом забрать себе как можно больший кусок, так как "А" после этого станет соседом, и, следовательно, врагом.

Но все эти буквы звучат сухо и скучно. Я заметил, что если взять ту же самую схему, но позаимствовать названия стран из истории конкретного периода, у задачи появляется сюжетность и эмоциональное наполнение. (Которого на самом деле там нет, потому что это очень простая схема, функционирующая по абстрактным и предельно упрощённым правилам.)

Представим, к примеру, что мы советские довоенные геополитики, анализирующие положение СССР на кануне нового тура мировых войн. Казалось бы, позиция Советского Союза слабая, потому что с одной стороны ему грозит нацистская Германия, а с другой - Японская империя. Но на самом деле, позиция СССР центральная, а, следовательно, сильная. У Германии есть острые и неразрешимые противоречия с Англо-французским блоком, у Японии - с США. Таким образом, СССР может, например, заморозить своё противостояние с Японией в Азии, чтобы развязать Японии руки для войны с США. При этом, если Японии удастся сильно ослабить Штаты, в интересах СССР будет поддержать США, нанеся удар по континентальным владениям Японии, по возможности затягивая тихоокеанский конфликт. Если Япония обвалится под ударами США, СССР, опять же, должен забрать себе лучшую часть континентальных владений Японской империи в интересах будущего противостояния с США. Так как в этом варианте европейское направление внешней политики становится главным, задача СССР состоит в том, чтобы напасть на Германию с востока и разгромить её в союзе с англичанами и французами. А затем поучаствовать в послевоенном разделе Европы, дабы создать себе наиболее выгодную позицию для будущей европейской войны, уже с англо-французами.

Как писал Каутилья в "Артхашастре":

"Сделав государей, отделённых другой землёй (т.е. союзников), как бы ободом колеса, а непосредственно граничащих (т.е. врагов) - спицами (этого колеса) и себя самого - ступицей, (желающий победить) должен располагать своим кругом факторов (для победы).

Враг, находящийся между предводительствующим (т.е. желающим победить) и его союзником, будет уничтожен или тесним, хотя бы он и обладал значительной силой".


...В стратегические пространства большей размерности одномерная территория переходит через систему графов. Условного говоря, подобно тому, как трёхмерное пространство может (умозрительно) соединятся многомерными чревоточинами с другими трёхмерными пространствами, или с другой частью того же пространства, так и одномерное пространство может замыкаться само на себя или соединяться с другими одномерными пространствами через узлы-вершины, которые, в таком случае, и становятся объектом конфликта.

[Довесок]

(продолжение следует...)
Tags: геополитика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments