Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Categories:
  • Mood:
  • Music:

Попытка гендерного диалога... боже, как мерзко звучит. Назовём постинг так: - О мифах и сказках

Хочу выложить в ЖЖ следующий обмен репликами с h_factor. Темой разговора была удмуртская сказка, которую вы не так давно могли видеть в моём дневнике. Проскочила пара мыслей, которые я бы хотел сохранить. Гипотезы, если хотите.
(вступаем с середины)

Heretic: Понятия не имею. Это из женских мифов... понимаешь? Здесь пока нет никаких шаблонов для трактовок.

Gest: Так ты в женских мифах должна лучше меня разбираться, по идее-то, а?

Heretic: Ну я их чувствую.

Gest: 8-). Писала действительно женщина, это можно понять и без имени автора "литературной обработки".

!Heretic: Как-то писала (вот только не помню, в ЖЖ или нет), что все мужские фигуры в женском мифе на самом деле одна и та же сущность. Противоречия внутри одного образа. Поэтому женский миф нельзя трактовать. Вот так, психоаналитически.

Gest: Очень правильное замечание. Я о первом, про образы, второе - уже вывод. Я пытался прийти к подобной мысли, но с другого конца,

Heretic: Ты правильно понимаешь. А у тебя как это выглядело?

Gest: Я потом найду эту цитату, это из "Дюны" Фрэнка Герберта. Там героиня думала о своём муже, вспоминая его хорошие, с её точки зрения, качества, и связывая его отрицательные черты с образом его отца и её свекра.
--------------------------------------------------------------

Вот цитата, о которой я говорил:
- И кроме того, Веллингтон, в герцоге словно два человека. Одного из них я очень люблю. Он обаятельный, остроумный, заботливый... нежный - словом, в нём есть всё, чего может пожелать женщина. Но другой человек.. холодный, черствый, требовательный и эгоистичный - суровый и жесткий, даже жестокий, как зимний ветер. Это - челове, сформированный его отцом. - Её лицо исказилось. - Если бы только этот старик умер, когда родился Лето.

В своё время эта реплика запомнилась мне какой-то... зеркальностью, что ли, по отношению к творчеству Нормана. С горианской точки зрения, Джессика признала себя дурой и расписалась на признании. То, о чём она говорит - это и есть цельный мужской характер, как таковой. Как настоящий мужчина (в горианском смысле этого слова), может быть обаятельным без жесткости, остроумным без эгоизма, заботливым без требовательности? Это именно то самое: "конечно, я хочу, чтобы тебе было хорошо; ты, в конце концов, принадлежишь мне!"
В общем, герцог Лито был мужиком, но его жена была неспособна это понять и винила во всём свёкра.

С другой стороны, я тогда почувствовал в этой фразе некую правдоподобность - ну, насколько правдоподобными могут быть мысли героини, созданной автором-мужчиной.
--------------------------------------------------------------

Gest: Не понимая, что это одна, цельная личность.

Heretic: Помню...

Gest: А женщина не может понять "плохие" с её точки зрения качества, поэтому образ расщепляется на
несколько.
...Нет, это я криво выразился.

Heretic: Образ расщепляется не по принципу "хороший\плохой", а в соответствии с функчиями среды.
!Собственно, внешний мир - социум - для женщины тоже мужчина. Одни аспекты социальной жизни воплощает отец, другие - брат, третьи - друг, четвертые - любимый... из деструктивных соответственно, отчим, какой-нить злой дядя и т.д. Изнутри картина менее дифференцирована. Тем более, что разные аспекты внешнего мира так же тесно переплетены.
Это, кстати, причина, по которым женщины не пишут мифов. За очень редким исключением. Потому что им сложно понять, где кончается одна сущность и начинается другая. Где чёрное, а где белое.

Gest: Да, да. Но если развернуть утверждение, оно тоже будет верным. От образа Джессики.
!Конкретные мужчины воплощают разные качества одного - воображаемого - мужчины, социума. Это внешнее. И конкретный мужчина в сказке распадается на несколько воображаемых образов - это внутреннее.

Heretic: Да, именно так!
--------------------------------------------------------------

Если довести мысль до конца, то получится примерно следующее. В типичной женской сказке не будет строго черных или белых персонажей ("сложно понять, где черное, а где белое, где кончается одна сущность, и начинается другая"), зато будут персонажи розовые. Заботливые, остроумные, обаятельные и безобидные. Ну или просто никакие, как младший брат в удмуртской сказке. Лишь части и грани некого оставшегося за кадром единного образа.
Соответственно, в предельном мужском мифе будет четкое разделение на черных и белых персонажей, но при этом и _те_и_те_ будут психопатами, благородными, смелыми, жестокими и нетерпимыми.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments