Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Categories:

Человечки Лефевра, простые социальные системы и политические теории

(...)

Я написал: Шло время, и общество Первого замка стало напоминать классическую американскую демократию, а у жителей Втором замке нарисовался откровенный СССР.

Почему так? Потому что в этих замках сформировались две разные политические теории, на основе общей для всех человечков концепции социальных систем.

Обитатели Первого замка трактовали "*", как жёсткую связь, компромисс, и так далее. Таким образом, для них зло зарождалось в жёстких структурах (в системах, в которых элементы были связаны через "*", то есть обязаны были соглашаться друг с другом). Чем больше структура, тем больше вероятность, что она начнёт производить зло.

Согласно этой интерпретации, когда один из элементов системы обращается во зло, он утаскивает за собой все элементы, которые с ним жёстко связаны (0 * 1 * 1 * 1 * 1 = 0). Понятно, что в математике "превращение в ноль" при умножении на ноль происходит мгновенно, или, как сказал бы физик, со скоростью света. В жизни это, очевидно, не так. Зло распространяется постепенно, со скоростью информационного метаболизма системы. Тем не менее, если перед нами структура вида (n * n * ... * n), то она либо уже обратилась во зло, либо заражена злом, либо будет им заражена в ближайшее время.

Опять же, посмотрим на все возможные варианты взаимодействия трёх элементов вместе с их этическим весом, или "температурой":

a + b + c = 7/8
(a * b) + c = 5/8
a * (b + c) = 3/8
a * b * c = 1/8


Обитатели Первого замка, носители первой этической системы, интерпретировали эти результаты следующим образом. Лучший из вариантов - это когда все три элемента независимы друг от друга и могут вступать в конфликт. При невозможности этого, два элемента должны объединиться против третьего (или третий должен бросить вызов двум объединившимся). В двух остальных вариантах преобладают жёсткие связи, и, таким образом, эти варианты хуже естественного состояния среды; хуже, чем естественное поведение элементов, из которых они состоят (3/8 < 1/2; 1/8 <<< 1/2).

Для носителей первой этической системы основой политической теории является представление о том, что в ситуации, когда невозможно гарантировать безупречное поведение всех элементов системы, жёсткую структуру нужно дробить на части. "Умные договорятся, а дураков нужно разделить". Хорошо, когда все дураки думают по-разному; если все дураки начнут думать одинаково, за них будет думать Антихрист. Если объединить все сомнительные элементы в единую жёсткую структуру (через "*"), то рано или поздно - скорее рано, чем поздно, - эта структура будет заражена злом и начнёт производить зло. Если разбить структуру на несколько независимых центров или группировок, связанных через "+", то одни элементы обратятся ко злу, другие - к добру. Между ними возникнет конфликт, но так добро сильнее зла, в этом конфликте победит добро. Пока хотя бы один элемент системы остаётся на стороне добра, он всё ещё может вызвать перезагрузку системы и вернуть её на сторону добра (1 + 0 + 0 + 0 + 0 = 1, сколько бы нулей там не было.) Такая система рухнет, только если зло заразит все элементы одновременно, а это, в свою очередь, маловероятно.

Поэтому первую этическую систему обвиняют в том, что она ведёт к "атомизации" общества, то есть отбирает у людей жёсткие связи, вынуждающие их слепо подчиняться друг другу.

И потому идеалом общества, построенного на принципах первой этической системе, стали: разделение властей, с тремя независимыми ветвями власти; не меньше двух правящих партий; независимые СМИ. И да, рыночная экономика, куда же без неё. Так жили в Первом замке.

Во Втором замке ситуация была иной. Для обитателей второго замка "*" означало вражду, отказ от сотрудничества, а "+", наоборот, тесную связь. И все их интерпретации были полной противоположностью интерпретаций обитателей первого замка, хотя строились на одних и тех же формулах. Оценка системы из трёх элементов для них звучала так: лучший вариант - когда все элементы дружат между собой (a + b + c); если это невозможно, один из участников должен стать посредником между двумя конфликтующими сторонами, или они должны признать его в качестве арбитра ((a * b) + c ). Худший из вариантов - война всех против всех, полная аномия.

Таким образом, основой политической теории для носителей второй этической системы является представление о том, что в ситуации, когда невозможно гарантировать безупречное поведение всех элементов системы, эту систему необходимо объединить в жёсткую структуру, исключающую свободу манёвра для отдельных элементов. "Дураков надо строить", дураков нужно приучить думать одинаково.

[Идеальное состояние общественной материи в рамках второй этической системы - это советская армия. Да, я не удержусь и снова процитирую свой любимый сборник:

"Армия - это коллектив. Коллектив дружный, крепкий, в котором люди всегда на виду друг у друга, вместе живут, учатся, несут службу, отдыхают. Взвод, рота, полк за годы службы становятся солдату родным домом. Нужно ли говорить, какие огромные возможности создаёт это для воспитания человека в коллективе, чтобы не на словах, а на деле повсеместно стало правилом: ответственность каждого перед коллективом и ответственность коллектива за каждого!"

Генерал армии А. А. Епишев, "Воспитание воина-гражданина", в сборнике "Проблемы революции в военном деле" (1965).


А в чём сила советской армии? В том, что в советской армии все думают правильно, то есть одинаково:

"Советская военная доктрина как бы спаяла весь наш воинский организм единством взглядов на характер стоящих перед страной задач военного строительство, способов их решения и методов боевой подготовки войск".

Маршал Советского Союза С. С. Бирюзов, "Новый этап в развитии вооружённых сил и задачи обучения и воспитания войск", там же.


Для общества второго замка это даёт следующее. Общество - это коллектив. Коллектив дружный, крепкий, в котором люди всегда на виду друг у друга, вместе живут, учатся, работают, отдыхают. Общество - это и есть дом родной. Это создаёт огромные возможности для воспитания человека в коллективе, согласно правилу: ответственность каждого перед коллективом и ответственность коллектива за каждого! И весь этот общественный организм спаян всеобъемлющей политической доктриной, задающей единство взглядов на характер стоящих перед обществом задач, способов их решения и методов подготовки человеческого материала.]

Или вот, партия, как "партия ленинского типа", "авангардная партия". Партия - это та же армия: сильная организация, монолитная дисциплина. Партия построена на принципе "демократического централизма", то есть руководство партии принимает решения в соответствии с интересами всех членов партии, а те обязаны эти решения безоговорочно поддерживать. Член партии может иметь собственное мнение, но только до того момента, пока руководство не объявит, какое мнение на текущем этапе является правильным. После этого все обязаны следовать партийной линии. Никакие фракции, "крылья" и т.д. в партии невозможны. Любая группировка в рамках партии неизбежно становится антипартийной группировкой, потому что противопоставляет часть целому. Пока эти условия соблюдаются, партия воспроизводит добро даже при слабости своих отдельных членов. За счёт жёстких связей положительные явления перевешивают и вытесняют отрицательные, а стойкие элементы перетягивают оступившихся на свою сторону, сколько бы тех не было (1 + 0 + 0 + 0 + 0 = 1). Иными словами, отдельные священники могут пасть, но пока Церковь существует как единый живой организм, она устоит.

Политические идеалы тут соответствующие. Единая государственная власть. Единая общенародная Партия, она же власть. Государственные СМИ, выражающие позицию власти, партии и народа, потому что народ и партия едины, а власть у партии. Естественно, государственная экономика.

Ещё пару слов про экономику.

Для первой этической системы конкуренция - это благо. Когда на рынке конкурируют несколько независимых игроков, часть их решений будет хорошими (1), часть - плохими (0). В условиях конфликта хорошие решения побеждают, а плохие отбраковываются. Если один из игроков создаст эффективную инновацию, остальные вынуждены будут её копировать и создавать аналоги, чтобы не проиграть. Таким образом, полезные инновации быстро распространяются по всей системе (1 + 0 + ... + 0 = 1). При наличии же жесткого государственного контроля над экономикой, экономическая система становится болотом, в котором полезные явления тонут, а нездоровые воспроизводятся (0 * 1 * ... * 1 = 0).

Для второй этической системы, естественно, всё наоборот. Капитализм - это зло, потому что это система, которая воспроизводит зло. В мире конкуренции царит закон джунглей. Противостояние игроков на рынке способствует распространению зла, но не добра: все негативные явления воспроизводятся, все полезные подавляются (0 * 1 * ... * 1 = 0). Даже если кто-то случайно изобретёт что-то полезное, его изобретение окажется собственностью одной из фирм, которая будет тщательно скрывать полезную инновацию от своих конкурентов, и это в лучшем случае. В худшем случае изобретение сразу же закопают, вместе с изобретателем. Зато в государственной экономике все предприятия и организации объединены в единую сеть. Предприятия отстающие оказываются в одной упряжке с лидирующими, а это значит, что они вынуждены подтягиваться до их уровня. Если на одном предприятии или заводе в рамках единого производственного комплекса будет придумано что-то полезное, то эта инновация сразу же распространится по всей системе, так как ей ничего не будет мешать (1 + 0 + ... + 0 = 1).

Как видите, в двух замках возникло два очень разных общества. И всё из-за того, что человечки пытались жить согласно формулам, которые они же сами и придумали.

P.S. Естественно, реальные СССР и США соотносятся с выдуманными замками весьма приблизительно. По отношению к этическими системам Лефевра, каждое современное общество будет представлять собой половинку символа Инь-Ян - господство одной этической системы в культурном пространстве неразрывно сочетается с зародышем другой. В СССР заметная часть интеллигенции не разделяла "советскую" (вторую) этическую систему и вела с ней идеологическую партизанскую войну. Когда население СССР в массе своей разуверилось в соответствующих ценностях, СССР рухнул. Когда американские политики стали вслух говорить о том, что пытки - это оправданно, если пытать только врагов, они стали приближаться ко Второму замку. Если они окончательно поверят, что "цель оправдывает средства", США перестанут существовать в связи с утратой базовых американских ценностей, и на этой территории возникнет другая страна, пусть даже она будет называться похожим именем.

(продолжение следует...)
Tags: Лефевр, этика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments