Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Category:

Ксеноцид

Есть такой американский фильм "Outlander" 2008 года, получивший от наших прокатчиков название "Викинги", потому что, ну, викинги. Фильм - ничего особенного, очередной пересказ истории о Беовульфе и Гренделе, но с инопланетянами. Неудивительно, что он и в прокате провалился.

Сюжет прост, как пять копеек. На далёкой планете жили чудища, мурвены (Moorwen). Туда прилетили космооперные люди, основали там колонию, а мурвенов отгеноцидили, как опасных хищных зверей. Один из последних, а может быть и последний мурвен (беременная самка, если у мурвенов вообще есть пол) забрался на борт улетавшего с планеты звездолёта и начал истреблять экипаж. Корабль совершил аварийную посадку на Земле, в живых остался только один человек и мурвен. На Земле в это время шла эпоха викингов. ("Эпоха викингов? Это объясняет лазер-рэпторов!" - Kung Fury (с))

Мурвен стал жрать викингов и рожать детишек. Человек со звёзд вступил в контакт с викингами, заслужил их доверие и организовал их для отпора коварному и злобному мурвену. В итоге, люди добили последних мурвенов, и мать, и детёнышей. А пришелец так проникся культурой викингов, что отрёкся от своей стерильной космооперной родины, отключил спасательный маяк на корабле, чтобы его не нашли, и остался жить на Земле.

Да, в принципе, самое интересное в фильме, это мурвен (1, 2, 3): огромная, мыслящая, переливающаяся разноцветными огнями тварь с гибким, цепким и смертоносным хвостом.

Это присказка, не сказка, сказка будет впереди.

Я хотел ещё раз упомянуть творчество Стругацких и сказать, как оно влияет на наше восприятие. Для меня их основные произведения - это как призма, сквозь которую можно рассматривать разные сюжеты, находя в них новые смыслы и преобразуя их в новые истории. Как я уже как-то говорил, эти книги задают особый символьный ряд, который можно можно использовать, как цветные стёклышки в калейдоскопе, раскладывая из них узор за узором.

Представим, что действие фильма "Outlander" происходит в мире "Полдня", и это сюжет из цикла братьев Стругацких. Нельзя не заметить, что важнейший элемент мира "Полдня" в фильме уже присутствует - Вселенная полна планет, на которых живут люди (хомо сапиенс), но только одна из этих планет смогла создать космическую цивилизацию. Таким образом, космическая цивилизация фильма - это цивилизация Земли, пришелец из космоса - очередной Максим Краммерер, свалившийся на дикую планету, а местная "Земля" с викингами - это типичная дикая планета и есть.

Дальше понятно. Планета мурвенов - это Пандора. Мурвены - это тахорги, классические представители планетарной биоцивилизации ("пираты" по классификации npzr).

"На планете Пандора обитает вымышленное существо тахорг. Отличается физической силой, высокой скоростью передвижения. Особенность психики тахоргов состоит в полном отсутствии чувства страха. Тахорги являются излюбленным объектом охоты космических туристов, а их черепа — предметом коллекционирования. Печень тахорга — деликатес. Цикл размножения тахоргов изучен недостаточно, в частности, никто не встречал их детёнышей. Упоминаются в следующих произведениях братьев Стругацких: «Беспокойство», «Малыш», «Попытка к бегству», «Обитаемый остров», «Парень из преисподней»".


Сначала земляне-туристы просто убивали тахоргов для развлечения, потому что их восхищали эти огромные мощные звери, и потому что их печень была приятна на вкус. Затем люди попытались создать на Пандоре постоянную базу, а тахорги стали на неё организованно нападать, чтобы отомстить людям за всё хорошее. (Семью героя Outlander'а убили мурвены.) И люди поступили так, как поступали люди Полдня в расцвете своего могущества. Они объявили тахоргам войну. Твари, попытавшиеся оспорить господство Человека над Вселенной, должны быть безжалостно уничтожены. Кадры - сцена охоты на марсианских пиявок, саундтрек - "Moorven Genocide":

"В вестибюле павильона Охотник опять остановился и присел в легкое кресло в углу. Всю середину светлого зала занимало чучело летающей пиявки — «сора-тобу хиру» (животный мир Марса, Солнечная система, углеродный цикл, тип полихордовые, класс кожедышащие, отряд, род, вид — «сора-тобу хиру»). Летающая пиявка была одним из первых экспонатов кейптаунского Музея Космозоологии. Вот уже полтора века это омерзительное чудище скалило пасть, похожую на многочелюстной грейфер, в лицо каждому, кто входил в павильон. Девятиметровое, покрытое жесткой блестящей шерстью, безглазое, безногое… Бывший хозяин Марса.

«Да, были дела на Марсе, — подумал Охотник. — Такое не забудешь. Полсотни лет назад эти чудовища, почти полностью истребленные, неожиданно размножились вновь и принялись, как встарь, пиратствовать на коммуникациях марсианских баз. Вот тогда-то и была проведена знаменитая глобальная облава. Я трясся на краулере и почти ничего не видел в тучах песка, поднятых гусеницами. Справа и слева неслись желтые песчаные танки, набитые добровольцами, и один танк, выскочив на бархан, вдруг перевернулся, и люди стремглав посыпались с него, и тут мы выскочили из пыли, и Эрмлер вцепился в мое плечо и заорал, указывая вперед. И я увидел пиявок, сотни пиявок, которые крутились на солончаке в низине между барханами. Я стал стрелять, и другие тоже начали стрелять, а Эрмлер все возился со своим самодельным ракетометателем и никак не мог привести его в действие. Все кричали и ругали его, и даже грозили побить, но никто не мог оторваться от карабинов. Кольцо облавы смыкалось, и мы уже видели вспышки выстрелов с краулеров, идущих навстречу, и тут Эрмлер просунул между мной и водителем ржавую трубу своей пушки, раздался ужасный рев и грохот, и я повалился, оглушенный и ослепленный, на дно краулера. Солончак заволокло густым черным дымом, все машины остановились, а люди прекратили стрельбу и только орали, размахивая карабинами. Эрмлер в пять минут растратил весь свой боезапас, краулеры съехали на солончак, и мы принялись добивать все живое, что здесь осталось после ракет Эрмлера. Пиявки метались между машинами, их давили гусеницами, а я все стрелял, стрелял, стрелял… Я был молод тогда и очень любил стрелять. К сожалению, я всегда был отличным стрелком, к сожалению, я никогда не промахивался. К сожалению, я стрелял не только на Марсе и не только по отвратительным хищникам. Лучше бы мне никогда в жизни не видеть карабина…»".

"Полдень, XXII век"


Один из последних тахоргов, чудом переживший истребление своей расы, пробирается на борт земного космолёта. Дальше по сюжету фильма - гибель почти всего экипажа, единственный выживший человек, посадка-падение на ближайшую пригодную для жизни планету, населённую людьми-варварами. Местные жители, с которым пришелец вступает в контакт, по уровню своего социально-культурного развития примерно соответствовали народам Европы железного века.

И землянин понимает, что он привёз им смерть. Тахорг пережил посадку. "Цикл размножения тахоргов изучен недостаточно", но тахорг был готов начать размножаться. И его действия подтверждают, что это не простое животное, это существо с разумом, памятью и волей, одержимое ненавистью к людям. Произошла классическая "непреднамеренная интродукция организмов за пределы мест их естественного обитания", и теперь на планете присутствует инвазионный вид, распространение которого угрожает местному биологическому разнообразию. Проще говоря, тахорг будет убивать людей, и его дети будут убивать людей, и дети его детей будут убивать людей, и размножаться они будут в геометрической прогрессии, потому что местная цивилизация не сможет противопоставить им ничего, примитивные человеческие мечи даже шкуру тахорга пробить не смогут. Людям далёкой планеты придётся кровью и самим своим существованием расплачиваться за грехи иного человечества.

У пришельца и выбора-то особого не было. Человек вступил в борьбу за людей, против тахорга. Он заручился поддержкой местных жителей, он выследил врага, он нашёл его логово, он покончил с родителем и уничтожил потомство. Возможно, в Галактике больше не осталось тахоргов, но зато на этой очередной планете смогут жить и развиваться люди; люди, которые были ни в чём не виноваты.

А после этого пришелец пошёл и отключил свой аварийный маяк, чтобы его никогда не нашли и не спасли. Если бы на планету прилетели спасатели, расследование было бы неизбежно. Земляне узнали бы правду - тахорги были разумны. Какими глазами бы после этого туристы-гитаристы смотрели на черепа тахоргов на стенах своих квартир? Каково было бы потомственным коммунарам узнать, что в некоторых отношениях они превзошли Гитлера? Это знание превратило бы всю цивилизацию Полдня в участников и соучастников убийств разумных существ, в участников и соучастников планомерного геноцида.

Человек Полдня приговорил себя к пожизненному изгнанию на дикой планете, чтобы спасти свой мир от информации, которая сделала бы людей неисправимо несчастными и подорвала бы основы цивилизации Полдня.

***

...Вообще, надо иметь в виду, что Стругацкие писали свои произведения в рамках коллективистской этики, которая снисходительно относилась ко лжи, потому что цель оправдывает средства. (Я писал о том, как учитель обманывал учеников в их педагогической утопии - 1, 2.)

Эта тема проходит сквозь произведения братьев Стругацких, от "Возвращения..." до "Жука в муравейнике".

"Полдень, XXII век" - Охотник, Поль Гнедых, случайно убивает разумное существо, инопланетного космолётчика, приняв его за животное. Его друг Александр "Лин" Костылин, который препарировал этот "образец", точно знает, что это было разумное существо, но пытается всеми силами скрыть эту информацию от друга, который, в свою очередь, сомневается и мучается. Эта шарада продолжается многие годы.

"Когда на планете Крукса была обнаружена неизвестная посадочная площадка, сомнение превратилось в страшную уверенность. Охотник кинулся к Костылину. «Кого я убил?! — кричал он. — Это зверь или человек? Лин, кого я убил?!» Костылин слушал его, наливаясь кровью, а потом заорал: «Сядь! Прекрати истерику, старая баба! Как ты смеешь мне это говорить? Ты думаешь, что я, Александр Костылин, не в состоянии отличить разумное существо от зверя?» — «Но посадочная площадка…» — «Ты сам садился на это плоскогорье с Сандерсом…» — «Вспышка!.. Я пробил ему кислородный баллон!» — «Не надо было стрелять термитными снарядами в углеводородной атмосфере». — «Пусть так, но ведь Крукс не нашел там больше ни одного четверорука! Я знаю, это был чужой звездолетчик!» — «Баба! — орал Лин. — Истеричка! Да на планете Крукса, может быть, еще сто лет не найдут ни одного четверорука! Огромная планета, изрытая пещерами, как голландский сыр! Тебе просто повезло, дурак, а ты не сумел воспользоваться и привез мне обугленные кости вместо животного!» (...)

Лин увидел его издалека, и, как всегда, ему стало невыносимо больно при виде этого смелого, веселого когда-то человека, так страшно сломленного собственной совестью. Но он притворился, что все отлично, как отличный солнечный день Кейптауна. (...)

Доктору Александру Костылину тоже было тяжело. Он-то знал наверняка, знал с самого начала…"
 

Таким образом, речь идёт о "тайне личности", подобно тайне рождения Льва Абалкина в "Волны гасят ветер":

"А ведь тайна Льва Абалкина – это вдобавок еще и тайна личности! Совсем плохо. Самая сумеречная тайна из всех мыслимых – о ней ничего не должна знать сама личность... Простейший пример: информация о неизлечимой болезни личности. Пример посложнее: тайна проступка, совершенного в неведении и повлекшего за собой необратимые последствия, как это случилось в незапамятные времена с царем Эдипом... (...)

Первое. Все работы, хотя бы мало-мальски связанные с этой историей, должны быть объявлены закрытыми. Сведения о них не подлежат разглашению ни при каких обстоятельствах. Основание: всем хорошо известный Закон о тайне личности.
Второе. Ни один из «подкидышей» не должен быть посвящен в обстоятельства своего появления на свет. Основание: тот же Закон. (...)

С Законом о тайне личности шутки плохи. Можно было легко и без всяких натяжек представить себе целый ряд неприятнейших ситуаций, которые могли бы возникнуть в будущем при нарушении первых двух «Требований». Попытайтесь-ка представить себе психику человека, который узнает о себе, что появился он на свет из инкубатора, запущенного сорок пять тысяч лет тому назад неведомыми чудовищами с неведомой целью, да еще при этом знает, что и всем вокруг это известно. А если у него хоть мало-мальски развито воображение, он с неизбежностью придет к представлению о том, что он, землянин до мозга костей, никогда ничего не знавший и не любивший кроме Земли, несет в себе, может быть, какую-то страшную угрозу для человечества. Представление это способно нанести человеку такую психическую травму, с которой не справятся и самые лучшие специалисты".


Человек существует для того, чтобы приносить пользу обществу. Существует информация, которая может негативно повлиять на трудоспособность человека (например, расстроить его) и эта информация должна от человека тщательно скрываться, в интересах общества. Понятно, что Поль Гнедых и так расстроился, но если бы он узнал правду, он бы, наверное, расстроился ещё больше: это классический пример преступления, о котором не должен узнать человек, совершивший его по неведению. По тем же причинам надо скрывать от людей информацию о том, что они смертельно больны, чтобы они до последнего выкладывались на благо общества. Хорошо обманывать людей, если это помогает им лучше работать. Забавно, что вопрос о том, нужно ли говорить людям, что они больны неизлечимой болезнью, был одним из пунктов теста Лефевра на "советскую этику".

А теперь представьте, что речь идёт "о такой психической травме, с которой не справятся и самые лучшие специалисты", но в масштабах человечества; что речь идёт о "проступке, совершенном в неведении и повлекшем за собой необратимые последствия", вина за который ляжет на целую цивилизацию!

Представьте, что Стругацкие и в самом деле написали бы такую повесть.
Tags: npzr, Лефевр, ТББ, фильм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 40 comments