Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

От режиссёра "Иисуса-ганфайтера"...

... в конце, когда Румата гибнет (в пьесе он умирает)...

Единственное, что по-настоящему круто в пьесе (помимо монахов-мушкетёров) - это концовка, особенно в кратком варианте 1976 года. Тут удалось даже Арату превратить в симпатичного персонажа:

Румата выпрямляется, некоторое время стоит, шатаясь.
Затем кулаком, в котором зажата рукоять шпаги, проводит себя по глазам. Смотрит на шпагу, выходит на середину залы.


Румата. Ладно. Все. Конец.
Арата. Надо уходить, благородный дон Румата.
Румата. Уходить? Мне? (Трясет головой.) Я, видите ли, буду драться. А вы уходите, славный Арата. Это будет мой бой.
Арата. Ваш? Как бы не так! (Извлекает из-под рясы короткий широкий меч.) Нет, дон Румата. Нет, человек с далекой звезды! Это будет НАШ бой. Вероятно, последний, но НАШ!

Они стоят плечом к плечу и слушают, как трещит и ломается под ударами входная дверь. Сцена погружается в темноту.

  ЭПИЛОГ

Внутренность Пьяной Берлоги. На скамье у стола, упершись локтями в столешницу и прикрыв ладонями глаза, сидит Будах.
На другой скамье сидит дон Кондор — шпага меж раздвинутых колен, ладони скрещены на рукояти. Рядом неизвестный в широкополой шляпе с пером, закутанный в плащ. Посередине помещения стоит Пилот в серебристом комбинезоне и пилотском шлеме.


Пилот (негромко). Они произвели целое побоище. Изрубили весь отряд и вырвались на улицу. Тут на них навалилось сразу человек пятьдесят, пеших и конных. Они не остановились. Они шли по трупам, с ног до головы в своей и чужой крови. Первым пал Арата. Его изрешетили пулями. Максим дошел до дворцовой площади. И там, перед самым входом во дворец… (Замолкает.)
Кондор (глухо). Понятно. Тело?
Пилот (разводит руками, вздыхает). Мы прибыли слишком поздно.


Вот это "его изрешетили пулями" сразу заставило меня представить, как выглядел бы классический старый спагетти-вестерн по мотивам "Трудно быть богом". Потому что итальянцы любили снимать такое.

Итак, условная Мексика конца 19 - начала 20 века. Стилистика фильма "Пригоршня динамита" ("Однажды в Мексике"). Некое американское Агентство (частный сыск на службе государства и крупного бизнеса) посылает в Мексику своего агента - светловолосого гринго с чемоданом денег, под легендой скучающего европейского аристократа. Гринго скучает, презирает тупых и грязных мексикашек, меткими выстрелами выбивает у них сигареты изо рта и револьверы из рук, крутит амуры с местной девушкой, пытается разобраться в ситуации. Но не может, ибо гринго. Тем временем, Мексика кипит. Власть Эль Президенте, ставленника крупных землевладельцев и банкиров, зашаталась. Нехороший Генерал, правая рука Эль Президенте и глава тайной полиции, беспощадно расправляется с настоящей и выдуманной оппозицией режиму. В то же время, Генерал сам рвётся к власти. Социальный запрос на диктатуру выражают младшие офицеры армии, а также громилы-погромщики из добровольных дружин, которые не понимают, что с ними новый диктатор расправится в первую очередь. С властью борются идейные бандидос, выражающие интересы беднейшего крестьянства. Гринго умеренно сочувствует народному главарю восстания, и даже немного подкармливает его деньгами. Тому нужны гранаты и пулемёты, но "вот что, ребята - пулемёт я вам не дам". Агентство не даёт добро на вмешательство.

А дальше всё плохо. Генерал свергает Эль Президенте и захватывает власть, по столице прокатывается волна расправ и погромов, а затем беспощадных расправ над погромщиками. Девушка гибнет от шальной пули. В своём гостиничном номере гринго понимает, что всё, конец. Солдаты окружают гостиницу. И тогда он достаёт из наплечной кобуры пистолет. А рядом с ним, со словами "Я так долго этого ждал, амиго!" становится главарь бандидос с патронташем крест-накрест и с парой верных револьверов в руках. Герои выходят, чтобы дать свой последний бой.

И их крошат пулями на подходе к президентскому дворцу. Сначала падает мексиканец. Затем - гринго. Стопкадры - звуки выстрелов - цветофильтры - титры.

А если следовать за концовкой пьесы, то будет ещё и расширенная режиссёрская версия, с эпилогом после титров.

Штаб-квартира Агенства. Стучат пишущие машинки. Шеф читает донесение, морщится. И посылает в Мексику нового агента, с такими же инструкциями и таким же чемоданом.
Tags: ТББ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments