Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Category:

Мениппея по-арканарски (ч.2)

Рассказчик пытается нас обмануть. Именно это позволяет нам обнаружить нестыковки в его истории; нестыковки содержат ключ к его личности и мотивации.

Вот ещё одна нестыковка, связанная с линией Араты. Что мы знаем об Арате? Изначально никакого Араты не планировалось, Стругацких заставили вставить его в текст, потому что литературное начальство хотело видеть в повести представителя прогрессивных сил.

В книге "Неизвестные Стругацкие" даже приводится план, который составили для себя Стругацкие, начав работу над образом Араты:

"1. Румата возвращается к себе в кабинет и находит там Арату.
2. Арата в монашеском одеянии, приехал с Орденом.
3. Все «политруки» у них горбатые и увечные, поэтому Арату не заметили.
4. Как попал в дом? Так, как никто, кроме меня, не пройдет".


Это ключевые вопросы, на которые с самого начала делался акцент. Тут нет случайных моментов. Так это и вошло в повесть:

" — ...Кто-то при поистине фантастических обстоятельствах, заставляющих опять-таки вспомнить о враге рода человеческого, освободил из-под стражи чудовище разврата и растлителя народных душ, атамана крестьянского бунта Арату Горбатого… — Дон Рэба остановился и, двигая кожей на лбу, значительно посмотрел на Румату. Румата, подняв глаза к потолку, мечтательно улыбался. Арату Горбатого он похитил, прилетев за ним на вертолете. На стражников это произвело громадное впечатление. На Арату, впрочем, тоже. А все-таки я молодец, подумал он. Хорошо поработал.
— Да будет вам известно, — продолжал дон Рэба, — что указанный атаман Арата в настоящее время гуляет во главе взбунтовавшихся холопов по восточным областям метрополии, обильно проливая благородную кровь и не испытывая недостатка ни в деньгах, ни в оружии.

(...)

В кабинете за столом сидел, сгорбившись в кресле, положив руки на высокие подлокотники, черный монах в низко надвинутом капюшоне. Ловко, подумал Румата.
— Кто ты такой? — устало спросил он. — Кто тебя пустил?
— Добрый день, благородный дон Румата, — произнес монах, откидывая капюшон.
Румата покачал головой.
— Ловко! — сказа он. — Добрый день, славный Арата. Почему вы здесь? Что случилось?
— Все как обычно, — сказал Арата. — Армия разбрелась, все делят землю, на юг идти никто не хочет. Герцог собирает недорезанных и скоро развесит моих мужиков вверх ногами вдоль Эсторского тракта. Все как обычно, — повторил он.
— Понятно, — сказал Румата.

(...)

— Как вы очутились в Арканаре? — спросил Румата.
— Приплыл с монахами.
— Вы с ума сошли. Вас же так легко опознать…
— Только не в толпе монахов. Среди офицеров Ордена половина юродивых и увечных, как я. Калеки угодны богу. — Он усмехнулся, глядя Румате в лицо.

(...)

— Молчите? — сказал Арата. Он отодвинул от себя тарелку и смел рукавом рясы крошки со стола. — Когда-то у меня был друг, — сказал он. — Вы, наверное, слыхали — Вага Колесо. Мы начинали вместе. Потом он стал бандитом, ночным королем. Я не простил ему измены, и он знал это. Он много помогал мне — из страха и из корысти, — но так и не захотел никогда вернуться: у него были свои цели. Два года назад его люди выдали меня дону Рэбе… — Он посмотрел на свои пальцы и сжал их в кулак. — А сегодня утром я настиг его в Арканарском порту… В нашем деле не может быть друзей наполовину. Друг наполовину — это всегда наполовину враг. — Он поднялся и надвинул капюшон на глаза. — Золото на прежнем месте, дон Румата?
— Да, — сказал Румата медленно, — на прежнем.
— Тогда я пойду. Благодарю вас, дон Румата.
Он неслышно прошел по кабинету и скрылся за дверью. Внизу в прихожей слабо лязгнул засов".


Сложим вместе все факты. Арата находился в восточных областях метрополии, где организовывал очередное восстание. Где-то в том же районе войска Ордена грузились на корабли, готовясь плыть в Арканар, то есть речь идёт о территориях, непосредственно прилегающих к Области Святого Ордена. Арата присоединился к монахам и поплыл вместе с ними. На протяжении всего пути монахи ничего не заподозрили, потому что Арата выглядел, как типичный офицер Ордена. Ещё раз - речь идёт о фанатичной организации, спаянной железной дисциплиной, основанной на трёх принципах: "слепая вера в непогрешимость законов, беспрекословное оным повиновение, а также неусыпное наблюдение каждого за всеми". А Арата - это известный на всю империю мятежник, продавший душу дьяволу, который только что командовал крестьянским восстанием прямо под боком у Ордена, и который может похвастаться целым рядом уникальных примет. Одноглазый горбун с рабским клеймом на лбу и неснимаемым железным кольцом на правом запястье - сколько таких служило в Ордене?

Затем Арата приплывает в Арканар, ликвидирует Вагу Колесо и, всё ещё в качестве офицера Ордена, идёт в гости к Румате по захваченному монахами городу. "Неизвестным способом" проникает в дом человека, за которым тщательно следят по приказу дона Рэбы, и уходит оттуда через входную дверь. Как это выглядит?

- Добрый день, благородный дон Румата, - произнёс монах, откидывая капюшон. - Позвольте представиться: маршал Святого Ордена, полномочный представитель Великого Магистра, дон Арата Арканарский!


Если Стругацкие - это сверхгении, которые не делали ошибок (согласно теории мениппеи), то тогда напрашивается однозначная трактовка. Орден принимал Арату за своего, потому что Арата и был для них свой: калеки угодны богу. Рэба не единственный политический диверсант на службе Ордена. Использование масштабных пассионарных фигур, которые вовсе не те, кем кажутся, для создания управляемого хаоса - типичная стратегия Ордена. Работа на Орден даже логична, учитывая трудовую биографию Араты. Он ненавидит благородных и мечтает построить царство всеобщего равенства - а разве Орден не стремится к тому же самому? (Цитируя самого Арату, "я ненавижу попов, и мне очень горько, что их лживые сказки оказались правдой".) В этом смысле, атака Ордена против Арканара может трактоваться, как реализация ленинской концепции "слабого звена", старый порядок нужно ломать там, где он наименее крепок.

Всё вышесказанное означает, что Арата с самого начала был орденским агентом, который разрабатывал Румату, и разрабатывал крайне успешно. Готовящаяся казнь Араты была провокацией, на которую арканарский резидент купился с потрохами, даже вертолёт засветил. Всё то золото, которое Румата поставлял Арате, первым делом шло в орденские лаборатории, на анализ, а потом уже отправлялось в специальные фонды разведотдела Святого Ордена. Тут никакими ссылками на предвзятость рассказчика не обойдёшься - Румату развели, как последнего лоха. И даже слова Рэбы об очередном мятеже Араты Горбатого в восточных областях метрополии были нужны ровно для того, чтобы залегендировать возвращение Араты вместе с боевыми монахами, в качестве монаха. О чём Рэба уже знал, а Румата ещё нет.

Вряд ли Арата вернулся в Арканар исключительно ради организации убийства Ваги, это, всё-таки, слишком мелко для него. Скорее, он должен был ещё раз попробовать уговорить Румату отдать ему "молнии". А заодно его прислали в качестве куратора при Рэбе - в Ордене, надо полагать, не дураки сидели, им хватило бы ума не делать новоявленного наместника самым старшим орденским офицером в Арканаре.

Переслегина - и в фильме Германа - Арата в конце убирает Рэбу руками Руматы.)

Кто стоял за Рэбой? Орден. И, частично, земляне.
Кто стоял за Аратой? Земляне. А до этого? Орден.

Я думаю, вы уже поняли мою мысль. Румату предали все. И поэтому он больше ни с кем не разговаривал, даже когда его вернули на Землю. О чём ему с ними говорить?

(продолжение следует...)
Tags: ТББ, конспирология, мениппея
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments