Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Categories:

Фуллер и будущее СССР (психоисторический анализ)

Неизбежный Константи Крылов, в качестве эпиграфа: "Перестройка готовилась очень заранее. Конспирологически настроенные граждане считают, что с шестидесятых как минимум. Тут можно поспорить. Однако тот факт, что все важнейшие решения были приняты до Олимпиады-80, несомненен".

Фуллер пишет, в 1961 году (в книге "The Conduct of War 1789-1961"):

"...Как заметил сеньор Сальвадор де Мадарьяга, когда "мы соглашаемся говорить с теми, кто подавляет свободу... мы предаём народы Восточной Европы, нашу передовую линию, ради "мира", в котором нет мира". 

Именно этот внутренний фронт - никакая это не передовая - представляет собой Ахиллесову пяту советской империи. СССР не только сам наполовину состоит из нерусских, многие из которых разделяют националистические убеждения и испытывают антагонизм по отношению к власти "московитов"; но и, по приблизительным оценкам, менее пяти процентов населения стран за Железным занавесом испытывают симпатию к навязанным им драконовским коммунистическим режимам. Как мы уже видели, стоило в Российской империи случится кризису, неважно, во времена ли царей или коммунистов, как национальные окраины тут же восставали, и как только режим угнетения в странах соцлагеря давал слабину, за этим тут же следовали волнения или восстания. Не стоит забывать, что во время венгерского восстания 56-го года единственными, кто выступил на стороне восставших, помимо самих венгров, были дезертиры из советской армии.

Следовательно, в рамках холодной войны, психологический центр тяжести советской империи следует искать в сердцах покорённых народов СССР и соцлагеря. Более того, следует иметь в виду, а это редко делают, что данная психологическая "бомба" является не менее важным инструментом сдерживания, то есть удерживания СССР от попыток перевести войну в горячую стадию, чем термоядерная бомба сама по себе.

(...)

Совсем иные процессы следует рассматривать в Советском Союзе. Речь не идёт об эволюционном или революционном развитии марксистской идеологии; вместо этого, стало заметно её постепенное отмирание.

Когда Хрущёв занял место Сталина, он уже знал, что репрессии мешают достигнуть тех самых целей, ради которых они были начаты. Пока деспот правил, Хрущёв и его коллеги постоянно опасались внезапной ликвидации, но репрессии также парализовали инициативу на местах, которая требуется индустриальному строю для поддержания собственного здоровья и жизненной силы. Не то, чтобы Хрущёв с товарищами намеревался внести правки в марксизм, не говоря уже о каком-либо отступлении от идеологии, но технический прогресс заставлял их либерализировать существующую тиранию, давая больше свободы населению России.

К середине [двадцатого] века, для обеспечения своих неотъемлемых потребностей, индустриализация создала в России средний класс учёных, техников, управленцев и т.д., чьи профессиональные навыки, как и при капитализме, наиболее эффективно поощряются перспективой высоких зарплат. В наши дни некоторые из них могут зарабатывать до миллиона рублей в год (около 20 тысяч фунтов), и многие получают зарплату на уровне нескольких тысяч фунтов в год. (В рублях до деноминации 1961 года - Г.Н.) Эти новые богачи составляют административную и техническую плутократию, и на них неизбежно ориентируются подрастающие поколения образованной русской молодёжи.

Вышеупомянутые молодые люди загнаны в тиски марксизма, и, в отличие от западной молодёжи, они не могут реализовать свои амбиции посредством демократических институтов. Их учили мыслить в категориях "Коммунистического манифеста", а теперь они начинают думать в категориях собственного кармана, и чем больше рублей им платят, тем больше им хочется. К чему это приведёт? Не к восстанию против коммунизма, которое практически невозможно организовать в условиях полицейского государства, а к отвращению к принципам "запланированной бедности", и заодно и к отмиранию идеи о том, что пролетариат способен развиться до правящего класса. Вместо этого, теперь, когда у русских есть доступ к образованию, человеческая природа возьмёт своё, и более образованная часть населения станет рассадником новой буржуазии, которая со временем вывернет марксизм наизнанку.

Это подтверждают и мистер Аверелл Гарриман, и сэр Фицрой Маклин. Первый из них заметил, что академики, профессора и учителя начинают "выражать сомнения в отдельных т.н. научных догмах марксизма". Что в университетах и ВУЗах "по отношению к коммунистической идеологии царит полное безразличие", и что "даже в вопросах международных отношений, марксистскую догму насчёт неизбежного загнивания капитализма всё сложнее примирить с реальными условиями за рубежом. Так как советские студенты всё больше и больше узнают о жизни за пределами СССР, их скептицизм неизбежно усиливается" ("Мир с Советской Россией?", 1960).

В свою очередь, Фицрой Маклин сравнивает нынешнее состояние СССР с викторианской Англией времён первого этапа промышленной революции: стремительная индустриализация, внезапная экономическая экспансия, неограниченная эксплуатация рабочих и появление зажиточного класса буржуазии, которая преследует только свои личные интересы. 

"Но", пишет он, "читатель может меня спросить, разве все эти достойные люди не являются коммунистами? Разве они не верят в мировую революцию? Конечно. Они такие же коммунисты, как англичане 19 века - христиане. Они регулярно посещают партсобрания и лекции по марксизму-ленинизму, как англичане посещали церковь в воскресные дни. Они верят в мировую революцию на тех же основаниях, на которых англичане верили во Второе пришествие. И они строят свою личную жизнь по заветам марксизма в той же степени, в какой англичане викторианской эпохи в своей жизни руководствовались Нагорной проповедью" ("Возвращение в Бухару", 1959). 
   
Если эти оценки корректны, а у нас нет основания в них сомневаться, то тогда очевидно, что технический прогресс трансформирует революционную марксистскую идеологию в буржуазное возрождение".


Мне хотелось бы потом поговорить об этом. Вернее, так... как вы думаете, сколько людей в СССР в 1961 году было способно прийти к тем же выводам, или хотя бы понять, о чём Фуллер здесь пишет?
Tags: СССР, психоистория
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments