?

Log in

No account? Create an account
"Укрощение строптивой" Беляковича, Театр на Юго-Западе - Григорий "Это ж Гест"(с) [entries|archive|friends|userinfo]
Григорий

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

"Укрощение строптивой" Беляковича, Театр на Юго-Западе [Oct. 1st, 2016|03:49 am]
Григорий
[Tags|]

"А "Укрощение" его еще в больший аут отправит:-(("

Как ни странно, этот коммент меня даже как-то успокоил, а то я тут собирался ругаться и говорить плохие слова.

Новости последних часов, по текущей теме:

1. "Укрощение", Я. Ломкин, театр Сатирикон.
2. "Укрощение строптивой", В. Плучек, Московский академический театр сатиры.
3. "Укрощение строптивой", Р. Феодори, Государственный Театр Наций. 
4. ...
5. ...
...
...
n. "Окончательное решение еврейского вопроса", А. Гитлер, Европейский театр военных действий Второй мировой войны.
n+1. "Укрощение строптивой", В. Белякович, Московский театр на Юго-Западе.


Да, это было очень плохо и болезненно плохо, пошло и безвкусно, но это не ранило меня так сильно, как "Сон в летнюю ночь", по целому ряду причин. (Я сегодня понял, какие именно ощущения я испытал от "Сна в летнюю ночь" в Театре на Юго-Западе. Когда я в детстве читал "Лев, колдунья и платяной шкаф", там была чудовищная сцена, когда Аслан сдаётся силам зла, и эти черти связывают его, начинают над ним издеваться, состригают ему гриву, а потом убивают. Вот я тогда примерно то же самое испытывал: чувство, вызванное торжеством гнусного и ничтожного зла над могучим и благородным добром.)

Но. Эта вещь дисквалифицируется и идёт вне зачёта, потому что это не Шекспир, это Белякович. И это уже моя вина, потому что на сайте и в программке в качестве автора честно указан "Белякович, по мотивам Шекспира", а не "Шекспир в постановке Беляковича".

Другое дело, что само существование подобного феномена по-прежнему остаётся для меня загадкой. Шекспир - это величайший драматург и национальный поэт Англии. На русский язык Шекспира переводили талантливейшие люди, и эти переводы вошли в золотой фонд нашей литературы. Что заставило Беляковича считать, что самое слабое место пьес Шекспира - это сюжет и реплики персонажей? Что заставило Беляковича поверить, что сам он драматург не хуже, а даже и лучше Шекспира?!

И опять меня посетила мысль, что пьесы Беляковича - это пьесы Шекспира, которые пытались восстановить по памяти, не поняв их смысл и не имея под рукой текста. Отсюда бессмысленные и ненужные замены. Например, Гортензио, жених Бьянки, был переименован в Викторио. Люченцо, переодевшись в учителя, у Шекспира берёт имя Камбио, тут - Габриэло, или как-то так.

Падуя, по версии Беляковича, находится на морском побережье и имеет собственный порт. (Ага, имеет, морской порт Падуи называется Венеция.) Ладно, у Шекспира тоже случались косяки с географией, но тут творится просто беспредел. У Шекспира Петруччо приезжает в Падую из Вероны, это соседний с Падуей город. Именно поэтому Петруччо, обручившись с Катариной, уезжает домой, обещав жениться на ней к концу недели, возвращается в день свадьбы, увозит Катарину в свой пригородный дом в окрестностях Вероны (где они оказываются к ночи), а в конце пьесы, выехав из дома утром, в тот же день возвращается вместе с Катариной в Падую. Там на лошадях ехать несколько часов, что вполне реально по меркам того времени.

У Беляковича Петруччо по необъяснимым причинам живёт на Сицилии (Верона, Сицилия, какая разница, всё равно Италия), а в Падую приплывает на корабле. Потому что, как я уже сказал, Падуя Беляковича находится на побережье. Затем Петруччо договаривается о свадьбе в воскресенье и уезжает на Сицилию "на несколько дней". А что, долго ли умеючи? На самолёте так вообще быстро. При этом, Белякович помнил, что  Петруччо приезжает на свадьбу на лошади. Поэтому у Беляковича Петруччо объясняет своё прибытие так: он плыл на корабле из Сицилии, но попросил высадить его на берегу, чтобы на лошади "срезать путь через горный перевал и приехать прямиком в Падую". Но, в итоге, не рассчитал, и вместо того, чтобы опередить корабль, отстал от него на пол-дня. У меня мозг взрывается при попытке наложить это на карту. 

(Древнее советское прошлое. Урок географии. Учитель: "Белякович, два. Опять двойка, Валера!" Белякович: "Ну Глобус Дормидонтович, сами посудите - на х*я мне ваша география, если я собираюсь стать театральным режиссёром?")

И дальше Белякович завис, потому что он помнил, что Петруччо увозит Катарину в свой дом, а затем они быстро возвращаются обратно в Падую. А как это может быть, если Петруччо живёт на Сицилии, и туда нельзя доскакать на лошади? Белякович придумал "гениальный" выход: оказывается, Петруччо арендовал целую гостиницу в окрестностях Падуи, и теперь они живут там.

Ещё раз: зачем?! Зачем все эти дурацкие замены, если они не просто ни на что не влияют, а сами по себе требуют столь идиотских сюжетных костылей?

***

Я говорил, что это была пошлость и безвкусица? Секреты юмора от признанного мастера жанра:

Во время сватовства Петруччо собравшиеся на сцене актёры изображают пьяных.
Один из женихов Бьянки - накрашенный жеманный гей.
Слуга Петруччо любит переодеваться в женские платья - эта шутка в общей сложности была использована четыре раза.
Все персонажи кричат и бегают друг за другом по сцене - этот приём повторялся до бесконечности.

Я ничего не хочу сказать, пошлые шутки работают, это доказано самим Шекспиром. Но там было только это, и оно было сделано очень плохо.

***

Самое для меня болезненное состоит в том, что с теми же актёрами можно было бы поставить нормальную пьесу. Я бы с удовольствием посмотрел "Укрощение строптивой" Шекспира, где Ольга Авилова (дочь Авилова) и Вероника Саркисова повторили бы свой дуэт в качестве Катарины и Бьянки соответственно. Константин Курочкин достаточно интересен в роли Баптисты. Вот Фарид Тагиев явно был не на своём месте в роли Люченцио, но из него вышел бы отличный Гортензио. В то время как Антон Белов, который тут играет Викторио (т.е. шекспировского Гортензио), чисто по типажу мог бы играть либо Люченцио, либо Транио, то есть романтичного влюблённого или наглого слугу. Ну и вторую половинку этой пары (Люченцио или Транио) мог бы взять на себя Михаил Грищенко, который тут талантливо отрабатывает роль бесполезного алкаша Бьонделло.

Короче, в Театр на Юго-Западе я больше ни ногой. Я отказываюсь от проекта просмотра всех московских "Мастеров и Маргарит" (хотя этот план очень давно крутился у меня в голове, и именно по мотивам цикла крышесносных театрально-булгаковских постов lubelia), потому что для этого пришлось бы идти в Театр на Юго-Западе, на Пилата-Ванина. Идти туда в третий раз - это не уважать самого себя.

P.S. По тем двум пьесам, которые я видел, у Беляковича очень серьёзные проблемы с пониманием любви как феномена, а, следовательно, и человеческих отношений в целом. Это объяснило бы, почему Белякович считал Шекспира бездарем и пытался его улучшить, потому что Шекспир почти всегда про это. Я даже вспомнил те театральные посты Любелии (да, я их недавно перечитывал), которые строились по принципу: В юго-западных "Ромео и Джульетте" всё хорошо (= Ванин в роли старшего Капулетти), кроме любовной линии; или в "Мастере и Маргарите" всё хорошо (= Ванин в роли Понтия Пилата и доктора Стравинского), кроме любви между Мастером и Маргаритой, которой просто нет. Так вот, без любви "Сон в летнюю ночь" или "Укрощение строптивой" вообще не существуют и существовать не могут.
linkReply