?

Log in

No account? Create an account
В качестве примечания к предыдущему - Григорий "Это ж Гест"(с) [entries|archive|friends|userinfo]
Григорий

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

В качестве примечания к предыдущему [Nov. 4th, 2016|10:29 pm]
Григорий
[Tags|, ]

Слай и Лорд, и Слай-как-фальшивый-лорд

Естественно, это само по себе может рассматриваться, как диалектическая триада. Слай, говорящий прозой - представитель народа. Лорд, разговаривающий исключительно в стихах - олицетворение высшего класса, каким он кажется со стороны. Синтез - Слай, играющий роль лорда.

Помимо всего прочего, пролог кажется мне символическим изображением елизаветинского театра в целом. Впрочем, это Шекспир, он всегда про театр; это театр, в спектаклях рефлексирующий своё собственное существование. Не отражение реальности, а отражение отражения. И через это уже познаётся весь мир, потому что весь мир что? Правильно.

А суть театра в том, что настоящие лорды не играют лордов, и роли королей на сцене исполняют отнюдь не короли.

                    Лорд

Башку ему вонючую промойте
Надушенною тёплою водою,
Зажгите ароматные куренья;
Пусть музыка, едва лишь он проснётся,
Мелодией небесной зазвучит.
Заговорит он - будьте наготове:
Почтительный поклон ему отвесьте;
Скажите: "Что прикажет ваша светлость?"
...
Как следует сыграйте, молодцы,
И славная получится потеха,
Лишь удалось бы меру соблюсти.


Автор будто говорит нам: это "лорд"? Это пьяница, который надирается после каждого представления, мы его на днях еле из канавы выудили. Слышали бы вы, как он сквернословит, когда ругается с трактирщицей из-за пары пенсов! Но мы одеваем его в роскошное платье, он выходит на сцену в окружении послушных слуг, которые внимают каждому его слову - и он лорд!

Или вот, женский вопрос. В итальянских театрах, в том числе в тех, которые гастролировали по Англии того времени, женские роли очень рано стали играть, ну, биологические женщины. Но самим англичанам это всё ещё казалось жуткой непристойностью. Эта тема в прологе тоже раскрыта.

                    Лорд
                               
Сходи-ка за пажом Бартоломью;
Скажи, чтоб женское надел он платье,
И в спальню к пьянице его сведи,
Зови "мадам" и кланяйся. И если
Он хочет заслужить мою любовь,
Пусть держится с достоинством таким,
Какое видел он у знатных леди
По отношенью к их мужьям вельможным.
Так он вести себя с пьянчужкой должен
И нежно говорить с поклоном низким:
"Что приказать угодно вам, милорд,
Чтобы могла покорная супруга
Свой долг исполнить и явить любовь?"
В объятье нежном, с поцелуем страстным
Пусть голову на грудь ему опустит.
...
Способен этот мальчик перенять
Манеры, грацию и голос женский.


Прекрасная дама? Это безусый подросток с тонким голосом. Но мы одеваем на него платье и парик, хором кричим о безупречной внешности и благородстве манер этой "леди", и мальчик с размалёванным лицом превращается в восхитительную красавицу:
                   

                  Лорд

Ты - лорд, пойми; не кто иной, как лорд!
Красавица жена твоя прекрасней
Любой из женщин нашего столетья.

                  Первый слуга

Пока она не портила лицо
Ручьями слез, из-за тебя пролитых,
Она была всех женщин в мире краше,
Да не уступит и теперь любой.


Слёзы? Слёзы тоже фальшивые.

                  Лорд

...А если мальчик не владеет даром
По-женски слезы лить как на заказ,
Ему сослужит луковица службу:
В платок припрятать, поднести к глазам -
И слезы будут капать против воли.


Так сказать, продолжает автор, ничего плохого не хочу сказать про английских актёров в целом, но некоторые у нас не умеют плакать по команде. В особенности же этим страдает юная и "безусая" часть труппы. Что же, тогда мы пускаем в ход лук, он не подведёт!

С точки зрения данной моей трактовки, Шекспир с самого начала демонстрирует нам изнанку театральных трюков. Он как фокусник, который перед началом представления, засучив рукава, показывает все потайные карманы и скрытые отсеки в ящичках. А потом в ход идёт настоящая магия. Всё фальшивка. Что может быть более поддельным, чем пьеса в пьесе, чем спектакль, который актёры разыгрывают ради лорда, который на самом деле забравшийся на сцену пьяница, который на самом деле сам всего-лишь актёр? Но... абракадабра, и никогда не существовавшее стало подлинным. Вот он, трюк. Фокус-покус.

И вот уже в зале поднимается У. Х. Оден и кричит: "Чудовищно! Они издеваются над женщиной! Над живым человеком!" А рядом встаёт Бернард Шоу (было дело) и тоже кричит: "Варварство! Это невыносимо! Остановите представление!" Но, как мог бы сказать им Шекспир, вы ведь поверили.
linkReply