Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Categories:

"Тартюф", проблема концовки

Да, я тут посмотрел два "Тартюфа" (в театре на Малой Бронной и в "Электротеатре Станиславский"). Поэтому я думаю о Тартюфе.

В текущий период моей жизни классические драматические произведения волнуют меня с точки зрения структуры сюжета. В "Тартюфе" у нас есть сюжетное зло ("кукушонок"-Тартюф), которому противостоит рыхлая коалиция сюжетного добра (семейство Оргона). Каждая сторона пытается использовать стратегический подход для достижения своих целей. Домочадцы Оргона хотят избавиться от Тартюфа, Тартюф пытается монетизировать свою репутацию безупречного праведника и привести семейство к краху. У каждой стороны есть уязвимые места. Тартюф влюблён в Эльмиру, молодую жену Оргона, и добивается её взаимности. Он настолько верит в своё влияние на Оргона, что рассчитывает наставить ему рога и сохранить свои позиции в доме. С противоположной стороны, естественно, главной слабостью является простофиля Оргон, номинальный глава семейства. Оргон преклоняется перед Тартюфом и верит всему, что тот говорит. Домис, сын Оргона от первого брака, ненавидит Тартюфа, но глупостью явно пошёл в отца. Мариана, сестра Домиса, просто слабая и не очень умная девушка. Её жених, Валер, не сильно отличается от Домиса. Есть ещё Клеант, брат Эльмиры, шурин Оргона. Он резонёр и всегда готов на словах защищать добро и разум, но беспомощен в прямом столкновении с циничным обманщиком. Короче, настоящую игру против Тартюфа ведёт только Эльмира, объект ухаживаний Тартюфа, и Дорина, наглая и умная служанка. Дорина - самый симпатичный персонаж пьесы, она как львица бьётся за эту семью. Но что она может поделать в ситуации, когда её хозяин - идиот, сын хозяина - идиот,  а дочка хозяина - дура?

Я когда-то, ещё в школе, читал "Тартюфа", но забыл, чем кончается пьеса. Так вот, кончается она катастрофой - вернее, по плану Мольера, "эвкатастрофой", но с точки зрения драматургии, это катастрофически плохо. 

Добро повержено, положительные персонажи проигрывают борьбу с разгромным счётом, Тартюф торжествует. За пять минут до конца появляется королевскиий офицер, который возвращает Оргону имущество, арестовывает Тартюфа и произносит монолог во славу всезнающего, всемогущего и милосердного короля (Людовика XIV). Зло не может победить, потому что король этого не допустит! Да здравствует Его Величество! 

(...)

Бог из машины самой худшей разновидности. Я сейчас посмотрел - это даже на бумаге выглядит лучше, чем в виденных мной постановках. Ну катастрофа же.

Я бы ещё понял, если бы к концу пьесы силы добра и зла застыли в равновесии, а король возложил бы свой скипетр на правильную чашу весов, решив дело в пользу добра. И это объясняло бы зрителю, зачем вообще нужен король. Но нет же. Вместо этого, сюжет выглядит так, будто бы Мольер придумал конфликт, но не смог найти способ разрешить его без вмешательства сверхъестественных сил.

Вдобавок, это парадоксальным образом возносит Тартюфа на уровень короля.

Перевод Донского:

Есть правда и закон. Увидев плутни эти,
Под новым именем узнал в нем государь
Злодея дерзкого, о коем слышал встарь.
Давно уж королю дела его знакомы:
Их грязный перечень заполнить мог бы томы.


Перевод Лозинского: 

И, словно истина сама была на страже,
Король разоблачил, что тот - известный плут,
Под ложным именем орудовавший тут;
То - целый перечень бессовестных деяний,
Из коих вышли бы тома повествований.


Получается, что король на протяжении многих лет следил за преступной карьерой Тартюфа. Это просто несерьёзно. Хотя, безусловно, можно было бы поставить спектакль, в котором антагонистами были бы Тартюф и невидимый король, а вся ситуация с Оргоном была бы не более чем западнёй, расставленной королевскими спецслужбами. (Как это ужасно звучит.)

Собственно, я хотел рассказать, как к проблеме концовки подошли в вышеупомянутых московских спектаклях...
Tags: театр
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments