Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Categories:

Серые: постапокалиптический технобольшевизм и морлоки, ч.3

Главное противоречие "серых" - они верят в технику и прогресс, но им, объективно говоря, достался всякий шлак, которым даже "зелёные" брезгуют. Самые совершенные технологии - в первом мире, у "оранжевых", которых "серые" ненавидят.

[Тут я, конечно, обыгрываю ситуацию с историческими большевиками, которые тоже были за прогресс и технику. А досталась им страна с царской промышленностью, убитой многолетней гражданской войной, с малограмотным крестьянским населением, в условиях массового бегства из страны умных и образованных людей. Где самые совершенные технологии? У капиталистов. Где самая квалифицированная рабочая сила? У капиталистов. Где самая высокая производительность труда? У капиталистов. И СССР всю жизнь жил с тем, что США во многих отношениях были больше похожи на советский идеал, чем сам Советский Союз. Ведь коммунизм, о котором говорили марксисты, должен был возникнуть на базе самой развитой капиталистической экономики!]

То есть, возьмём наш сеттинг. Знаете, как говорят - нет развитых и отсталых стран, есть развитые и отсталые регионы? (Москва не Россия, etc.) Или там, "будущее цивилизации, это будущее городов". Мало кто верит в светлые перспективы Вестфальской системы, она и так уже дышит на ладан. По крайней мере, в нашем сеттинге понятия "государство", "гражданство", "юрисдикция" и т.п. уже означают не совсем то, к чему мы привыкли исторически. Тем не менее, как выяснилось, о нашем сеттинге можно рассуждать в терминах первый мир, второй мир, третий мир (потому что fortunatus в "Поздневековье" использовал эту терминологию), только теперь это уже не совсем страны, а, скорее, территории.

У нас есть "оранжевые" зоны, первый мир. Там, в принципе, всё как у нас, только лучше, за счёт более продвинутых технологий. Мы бы там сумели сориентироваться, хотя многие вещи показались бы нам странными.

[Я представляю себе римлянина из времён империи, который попал бы в позднесредневековую Италию. Наблюдал бы за возложением лаврового венка на поэта-лауреата, присутствовал бы на публичных дискуссиях о классической литературе с цитатами на латыни. Грустил бы, глядя на руины Колизея. Заучивал бы арабские цифры (вот идиотская система, кто её выдумал?). Я думаю, Венеция ему бы понравилась, красивый город. И вот он бы размышлял вслух, сам с собой: местный язык чудовищно исковерканный, хотя в нём можно разглядеть осколки настоящей речи. Да и сама настоящая речь не забыта, хотя произношение у них всех, конечно, кошмарное. Какие-то ритуалы и бытовые привычки кажутся до боли знакомыми. Но почему они все христиане?! А как же почитание римских богов? Где митраисты? Куда исчез культ Изиды? Потом бы он увидел деревенский крёстный ход в честь Богородицы, и последний вопрос у него бы больше не возникал.]

Потом, есть "зелёные" зоны, второй мир. Плюс-минус классическое "Поздневековье". Это мир для выходцев из западного общества непривычный, совсем другой.

В трещинах юрисдикций и на границах зон живут "фиолетовые", анархисты-трансгуманисты, где каждый не похож ни на кого другого. Они же спокойно существуют в "оранжевых", а неофициально - даже в "зелёных" зонах.

И есть "серые" зоны, где всё плохо. 

"Государства третьего мира разорились в годы большого кризиса и фактически перестали существовать, власть перешла в руки родовых кланов, мелких военных вождей и религиозных авторитетов (см. Сомализация)".


***

Нам это знакомо. Были заводы, жил город, структура мировой экономики изменилась, производство ушло в далёкую страну, а здесь умерли заводы и умер город. А теперь представим, что структура экономики снова изменилась, допустим, в связи с дальнейшей автоматизацией. И теперь вслед за заводами будут умирать целые регионы, а то и целые страны.

"Необходимость экономить энергию привела к массовому строительству аркологий, домов-городов на десятки и сотни тысяч жителей. Аркология обычно принадлежала крупной корпорации или государственному ведомству и вмещала в себя как офисы, так и квартиры сотрудников и всю инфраструктуру свободного времени. Расход энергии на коммунальные нужды в аркологии был в несколько раз ниже, чем в обычном городке той же численности населения... старые города постепенно принимали трущобный облик и разрушались... В результате непомерно выросла преступность (и до того немалая), в анархию погрузились крупные городские районы и целые города, а также большая часть сельской местности. (Если где-то и правили законные власти со своей полицией, фактическим поведением они ничем не отличалось от криминальных боссов)".


Теперь представим, что умрёт аркология. Что-нибудь случится, и накроются системы жизнеобеспечения и микроклимата, электричество, водопровод, канализация. Восстановление экономически нецелесообразно (корпорация разорилась, ведомство ликвидировали, или у владельцев банально не хватает фондов). Это чудовищная гуманитарная катастрофа, ведь там всё сверхцентрализованно, а вокруг пустоши, трущобы и руины и с бандитами.

Где происходят такие кризисы (техногенные аварии, социальные катастрофы), там появляются "серые", протягивая руку помощи - предоставляя лекарства, продовольствие, энергию, защиту, организуя работы по восстановлению инфраструктуры. Но, конечно, не бесплатно, бесплатно в этом мире ничего не бывает. У выживания есть цена, и эта цена - покорность "серому" делу. "Серые" любят фильмы про Скайнет, но считают, что если бы терминаторы реально раздавали шоколадки (медикаменты и пайки), дела у машин в стратегической перспективе шли бы гораздо лучше. [Многие подозревают "серых" в том, что по-крайней мере часть этих катастроф была ими же и была организованна, согласно ленинской максиме "чем хуже, тем лучше".]

Но, в целом, "серым" приходится жить по принципу "что вы выбрасываете, то мы подбираем" - и по отношению к людям, и по отношению к ресурсам и технике. Их конкуренты по быстрому будущему, "фиолетовые" (потомки победителей), сформировались в условиях изобилия ресурсов. "Фиолетовая" задача - как адаптировать технологии под использование одним человеком, в худшем случае - небольшой группой лиц. В идеале техника должна стать неотъемлемой частью тела Личности. "Серые" (потомки проигравших), сформировались в условиях ресурсного голода. "Серая" задача - как адаптировать технологии под максимально массовое воспроизводство на минимально приемлемой технологической базе, с опорой на низкоквалифицированные трудовые кадры. Приходится применять крайне неортодоксальные технические решения вкупе с неортодоксальными социальными практиками.

Отсюда идеи типа "литаний техножрецов Марса" (заученных мнемоническими методами процедур ухода за сложной техникой) и всякого такого:

"...полное разложение любого знания, любой деятельности на элементарные операции, дабы выходить на сверхтекучесть анонимных неквалифицированных кадров, приходящих-уходящих ради выполнения нескольких действий, продвигающих тот или иной проект на шажок вперёд, как муравьи по палочке возводят муравейник; и это не говоря, например, о том, что самые главные физические и прочие законы в математическом выражении неплохо бы отобразить на символику танцев и других невербальных ритуалов, поскольку в абстрактном виде их сможет сохранять и воспринимать всё меньшее число людей, а через ритуалы мы точно убережём их от забвения..."


При этом, среди "серых" действительно очень много хороших инженеров, программистов и технологов. У них всё в порядке с ТРИЗом. Просто в советское время считалось, что инженер должен посмотреть на какую-нибудь репродукцию картины мастеров эпохи Возрождения, вдохновиться, а потом пойти и "сынженерить" что-нибудь полезное. А "серые" считают, что для изобретения новых технологий надо постоянно медитировать на старые технические решения, скрупулёзно исследуя технологическое наследие человечества.

У меня был текст про то, что меня завораживает в "Трансформерах":

"Только их интересуют "темы" - порождения нашей техносферы... Есть в этом какое-то высокое безумие - превращаться в технику, потому что только она кажется им живой, потому что их привлекает возможность ощутить своим телом технические решения иной цивилизации. Мы вот гордимся Моной Лизой и Пушкиным, а для пришельцев мы раса "КАМАЗов" и паровозов, и только этим интересны".


"Серые" именно так и смотрят на мир. Для них Bagger 228 является большей святыней, чем Собор Парижской Богоматери, потому что при создании Bagger'а применялись более сложные и интересные технические решения (а вы видели Liebherr LR 11350? Конфетка!).

В этом смысле, "серые" отличаются от привычных нам марксистов в том числе тем, что марксисты были порождением 19 века и типографского станка, детищем эпохи Гутенберга. Марксисты верили в текст, в заклинания, которые они наносили на бумагу. Завод для них был плоским чертежом, план - расписанием с таблицами. У настоящих "серых" мышление не текстовое, а голографическое. Они смотрят на мир, и видят в каждом объекте не ярлык с подписью, а технические решения, "техно-мемы", из которых он состоит - в 3D, под рентгеном и в динамике. По-крайней мере, это то состояние, которое они пытаются обрести и удержать за счёт медитаций, психоактивных средств, нейрохирургии и кибернетической аугментанции. Это им позволяет уподобиться вархаммерским Технодесантникам:

"Полноценный Технодесантник должен "чувствовать" боль неисправной машины и уметь ее излечить... Навыки Магистра Кузни... доведены до того состояния, что он может диагностировать болезнь духа машины с одного взгляда, а причину его недуга - всего лишь из шороха его искажённой молитвы функционирования".


Они смотрят на строчки программного кода и видят не текст, а процесс - и ошибки в коде всплывают над плоскостью экрана, автоматически выделяясь в их сознании тревожным мигающим цветом.

Особо идейные "серые", достигнув нужного состояния, начинают ритуально умерщвлять свою плоть, например, облучая себя радиацией. Чтобы каждый день напоминать себе - "в плоти нет силы, только слабость, в плоти нет постоянства, кроме распада" (видеоклип). Они также могут подвергнуть себя процедуре химической (а то и хирургической) стерилизации, подчёркивая этим, что они отрицают генетическую линию своего мясного тела, ибо они обретут бессмертие в творениях рук своих.

[arishai мне справедливо указала, что подобная философия будет привлекать одних сумасшедших мужиков, для женщин она слишком антиприродна. В целом, это конечно так. Но с другой стороны, разве женщина - это не мелкобуржуазный пережиток? Воспитание, а в конечном счёте, и воспроизводство людей нужно вырвать из-под власти семьи, из частнособственнической стихии. Производство рабочей силы должно проходить централизованно, упорядоченно, с чёткой стратегической целью, под контролем и наблюдением профессионалов. А если от женщины нам нужна только матка (и то, поначалу, пока мы не научимся полностью автоматизировать все процессы), то в чём проблема? Конечности прочь, лишние мозги прочь, в тушку - провода и трубки, и всё работает, не хуже, чем дома у мамы.]

***

"Серые" постоянно сталкиваются с "фиолетовыми", по очевидным причинам: и те, и другие интересуются территориями без явной юрисдикции. Отношения у них непростые, друг для друга они анафема. "Фиолетовые" видят в "серых" олицетворение той самой тенденции "человейника" (Human Hive), с которой они сознательно борются. Для "серых" "фиолетовые" - это крайний случай святотатственного, антиразумного американского принципа "компьютер должен служить человеку" (советский принцип гласит, что человек должен выполнять приказы машины!). "Фиолетовые" пытаются отдать власть над энергией, техносилу и огромные вычислительные мощности в руки одного конкретного индивидуального сознания, которое будет использовать их для удовлетворения своих эгоистичных желаний, уровня "воткнуть в задницу перо и махать им перед публикой". [Воистину, это the lies of Antipath (с), "ложь Антипути", ну и "соблазны Владыки Плоти", разом.]

Есть такая историческая личность, Бенедикт Арнольд, американский генерал, который в ходе войны за независимость перешёл на сторону англичан. Естественно, для американцев он стал синонимом абсолютного предателя и Иуды. Так вот, есть исторический анекдот, как Бенедикт Арнольд, уже в английской форме, подошёл к захваченным в плен американским солдатам и спросил, какая судьба, по их мнению, ждала бы его в американском плену. "Ногу, раненую в боях за Свободу, похоронят с почестями", - сказали они. - "Ну а тебя повесят". 

И это, в принципе, похоже на то, что "серый" хотел бы сказать глубоко аугментированному "фиолетовому": "Содержащуюся в твоём теле благую робототехнику мы бережно сохраним и и подыщем ей достойное применение. Ну а тебя утилизируем".

При этом, несмотря на все конфликты, "серые" и "фиолетовые" иногда заключают тактические союзы и вполне себе сотрудничают. В генетических лабораториях "фиолетовых" нередко установлено нелицензионное оборудование, произведённое на подпольных фабриках "серых" рабами-биороботами. И потом, конечно же, "серые" и "фиолетовые" пересекаются в информационной сети.  ("Зелёные", как ни странно, тоже могут сотрудичать с "серыми", хотя казалось бы; но они просто считают их меньшим злом по сравнению с "филетовыми".)

***

Про отношение "серых" к войне и военному делу я уже говорил и цитировал: простота, технологичность, безжалостность, массовость. Подавляющее численное преимущество и концентрированная огневая мощь решают любую проблему. Подход, который я называю "советским" - план абсолютен, покорность плану и приказам должна быть абсолютной, высокоуровневые единицы имеют право свободно жертвовать низкоуровневыми для достижения своих целей, не утруждая себя разъяснением смысла отданных приказов.

Лучше тратить людей, а не технику.
Двухступенчатая "серая" диалектика: война - двигатель прогресса, и это хорошо; но война - это плохо, потому что на войне погибает техника и тратятся невосполнимые ресурсы; но война уничтожает старое, что позволяет создать на этом месте новое, более продуманное и совершенное..

[Да, исторически отдельные группировки "серых" объявлялись технотеррористами и подвергались ударам "оранжевых", вплоть до полного уничтожения. Но движению это не мешало, простым отрубанием голов гидру не одолеть.]

***

С точки зрения человечества в целом, "серые" решают задачу утилизации "ненужных" ресурсов, они падальщики и техностервятники, некрофаги, социальные и индустриальные детритофаги. Если все остальные цивилизационные проекты схлопнутся, "серые" дадут человечеству шанс на выживание, хотя бы в такой форме. "Серые" смогут пережить глобальную термоядерную войну или падение астероида-убийцы, потому что в их субъективном мирке это всё уже случилось, они давно так живут.
Tags: сеттинг, татиба
Subscribe

  • Клише и фетиши (Ален Роб-Грийе)

    Ненужное, но факт. В конце этого года я посмотрел всю фильмографию Алена Роб-Грийе, как режиссёра — только что досмотрев "Градиву" (2006). Начал, я,…

  • The Quick and the Dead, или о названиях

    Сергей Л-ский напомнил о таком фильме, как "Быстрый и мёртвый" 1995 года (The Quick and the Dead). Фильм... чем интересен этот фильм? Это вестерн.…

  • Biohazard 4D-Executer

    Biohazard 4D-Executer (2000) - первый японский компьютерный мультик по мотивам серии игр Resident Evil/Biohazard, ещё даже не полнометражный.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments

  • Клише и фетиши (Ален Роб-Грийе)

    Ненужное, но факт. В конце этого года я посмотрел всю фильмографию Алена Роб-Грийе, как режиссёра — только что досмотрев "Градиву" (2006). Начал, я,…

  • The Quick and the Dead, или о названиях

    Сергей Л-ский напомнил о таком фильме, как "Быстрый и мёртвый" 1995 года (The Quick and the Dead). Фильм... чем интересен этот фильм? Это вестерн.…

  • Biohazard 4D-Executer

    Biohazard 4D-Executer (2000) - первый японский компьютерный мультик по мотивам серии игр Resident Evil/Biohazard, ещё даже не полнометражный.…