Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Categories:

"Весёлые очки" и психоделическая революция в СССР

Вообще, "Хищные вещи века" - это отражение страхов советских авторов перед будущим, в данном случае, панический страх активации шестого контура Лири. Стругацкие отрефлексировали последствия психоделической революции, которая тогда только начиналась, заодно пророчески затронув тенденции развития вычислительной техники. "Слег" - это, в первую очередь, ЛСД.

Да, у меня есть на этот счёт своя фанатская теория, совершенно необоснованная, естественно. Вряд ли Стругацкие действительно закинулись и ужаснулись. Но - продолжая с фанатской теорией - прошло десять лет и страх ушёл. Я когда концепцию Лири изучал, параллельно читал советского фантаста Альтова, он же Генрих Альтшуллер, автор ТРИЗа. И у меня было острое чувство, что Альтшуллер был в теме, что он, так сказать, высшие контуры наблюдал непосредственно. И в его неоконченной повести "Третье тысячелетие" (офигенная вещь) есть один момент, для сюжета совершенно не нужный:

"— Хочешь, раскрою тайну? — спросил Рой. Ему очень хотелось раскрыть тайну, я это видел и великодушно согласился:
— Ладно, раскрывай. Люблю страшные тайны.
Он вынул из кармана очки и протянул их мне. Что ж, подумал я, все идет в соответствии с теорией. Уно приятно будет узнать о релаксации Роя.
— Взгляни, — небрежно предложил Рой. Ничего особенного. Обычная оправа из металлопласта, обычные светло-фиолетовые стекла. Может быть, чуть более светлые, чем нужно для защитных очков.
Рой нетерпеливо произнес:
— Ну!
Я надел очки — и комната сразу преобразилась. В первое мгновение я даже не сообразил, что, собственно, произошло. Мне показалось, что все вокруг начало двигаться: качнулись стены, зашатался стол, поплыл куда-то отделившийся от стены рисунок… Нет, все было на месте, изменилась только окраска предметов. Точнее, не изменилась, а непрерывно менялась, причем у каждого предмета окраска менялась независимо, по каким-то своим законам. Белая стена превратилась в розовую, а потом в оранжевую; светло-коричневое кресло, стоящее у стены, неожиданно окрасилось в синий цвет, и я не успел присмотреться, как кресло из синего стало изумрудным. Потом оба цвета, оранжевый и изумрудный, словно по команде погасли, стена теперь была светло-желтой, а кресло — черным. Возник острый звук — как писк комара, только сильнее. С потолка полыхнуло алым светом, и все предметы в комнате — книги на стеллажах, стол, панели автоматики и сама комната, стены, двери, пол — все окружающее загорелось ослепительно яркими красками, слилось в пеструю мозаику и бешено закружилось. Писк комара превратился в нестерпимо сильный свист…
Я сорвал очки.
— Как впечатление? — спросил Рой. Он просто изнывал от нетерпения.
— Смертельное. И даже более того. Голова кружится, свист какой-то…
— Привыкнешь, голова не будет кружиться. Света здесь многовато, поэтому пестрота и свист. А так — роскошная штука, если, конечно, хорошенько настроить. Не хуже калейдоскопа".


Как бы, это просто "весёлые очки", детская игрушка, хаха. (Хотя сам Рой взрослый.) Но если ты в теме, ты понимаешь, что послужило источником вдохновения. 
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments