Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Category:

Оранжевое настроение

Не очень хорошо так говорить, но мне уже которую неделю хочется обдать gcugreyarea презрением за этот пост:

"Но "оранжевые" Геста - это просто настоящее, продлённое в будущее. Хорошо, допустим, там в будущем они что-то сохраняют - но перемести гестовского оранжевого в наш век, где его идеи ещё свежи, что он будет делать? У них нет "своей фишки". Татиба должна быть более всеобъемлющей".

Ну вообще-то, разница между "оранжевыми" и теми же синими существует, и в той же современной Америке они, скорее всего, голосовали бы за разные партии, были бы сторонниками разных теорий международных отношений, придерживались бы разной позиции по вопросам беженцев, и так далее.

[И это, блин, не единственная проблема этого поста. Когда я вижу фразы типа "Для белых "раньше было лучше, потому что ближе к отцам-основателям, к моменту дарования заповедей". Если завтра с неба спустятся новые скрижали, с новыми заповедями - белые отбросят старые и пойдут за ними", я плачу. Традиция работает не так. То есть, Аллах передал людям через Мухаммеда окончательную и исправленную версию, поэтому все истинно верующие должны перейти в ислам, так что ли? Гениально.

"Далее, из схемы изначально исключается логика вида "я принадлежу к группе X, поэтому я топлю за интересы группы X"" - антиклассовый подход, это настолько безумно, что даже плохо. Давайте изучать коммунистическую идеологию, но без людей, которые пришли к власти благодаря коммунистической идеологии, потому что у них был корыстный мотив.

"Тут следует заметить, что синяя татиба сейчас - гибридная. Она состоит из двух фракций - демократов и правозащитников. Внутренний конфликт между ними я уже ранее описывал в одном из комментариев. Что делать, если большинство решит сжигать геев в печах? Демократично сжигать или правозащитно не сжигать?" - это вообще не противоречие, тут нет никакого внутреннего конфликта. Господи, gcugreyarea не представляет себе, что такое синяя татиба. Что такое белая. И что такое жёлтая. И красная.]

Но возвращаемся к "оранжевым". В чём их фишка? Просто я с них начал, и сказал о них меньше всего. Потому что да, в чём-то они скучнее остальных.

В той степени, в какой я вдохновлялся текстами fortunatus'а, "оранжевый" манифест выглядит так: "Желательная модель развития". Но только представьте себе, что идеи, заложенные в этом посте, были развиты серьёзными философами и аналитическими центрами, которые превратили их в формальную, непротиворечивую и стройную идеологию, переходящую в практические рекомендации.

1) "История показывает, что благополучный мир – это мир однополярный... Мир, в котором есть гегемон, "Империя с большой буквы". За последние пятьсот лет эту роль играли последовательно Испания, Франция, Англия, США... Если отбросить эмоции, то станет очевидно – в случае краха Штатов хуже будет всем. А хуже всего - странам «второго мира»: восточноазиатским, латиноамериканским и постсоветским... Поэтому я считаю, что сохранение американской гегемонии нам выгодно... Подводя итог: для меня «желательная, но реально вероятная модель развития» мира в целом – сохранение и укрепление однополярного Pax Americana".

Миру нужен гегемонический центр. В городке должен быть шериф, с которым никто не захочет связываться. Сила гегемонического центра должна быть неоспорима (так как всё зло происходит от возникновения альтернативных центров силы, вступающих в борьбу за гегемонию). Весь вопрос в том, кто какое положение занимает по отношению к гегемоническому центру и в рамках гегемонического центра.

Подобные взгляды, безусловно, отличаются и от консервативных этнорелигиозных утопий белых, и от синей идеи демократической экспансии. И это не всемирная империя жёлтых, тут сохраняются формально независимые акторы.

Поправка в процессе проработки идеи: сам гегемонический центр должен быть культурно и политически неоднороден. Разнообразие полезно, а конкуренция поощряет развитие. Но все силы в рамках гегемонического центра должны разделять общую ("оранжевую") идею и сообща реагировать на любые угрозы своей коллективной гегемонии. (См. классические работы англо-американских геополитиков.)

2) "Устройство нашего государства я хотел бы видеть двухсекторным. Нужно отделить рыночные территории ("земщину", "Россию-2") от социалистических территорий ("опричнины", "России-1"). Отвести в земщину небольшие приморские области без природных ресурсов – Петербург, Калининград, Ростов, Владивосток. Установить там максимально свободный «гонконгско-сингапурский» рыночный режим и демократическое самоуправление... Все, кто желает крутиться в бизнесе, делать карьеру и быть гражданином мира, едут в Россию-2. Оставшиеся в России-1 качают нефть, клепают танки и звездолёты, философствуют на кухнях, двигают фундаментальную науку, читают книги и метафизически пьянствуют".

Эта философия легла в основу зонального деления на "оранжевые" и "зелёные" зоны (строго говоря, на "оранжевые", "зелёные" и "серые"). Естественно, первым делом отвалился принцип "внутренние границы открыты... режим авторитарный, но со свободным выездом", просто потому, что это так не работает. Это как с Берлином после Второй мировой - было короткое окно возможностей, когда люди могли сделать выбор за себя и своих детей, а потом всё, Стена.

Но в целом, это одна из причин, почему я процитировал очень известный отрывок из "Политики" Аристотеля. Аристотель писал, что люди по природе своей делятся на две группы. Он называл их свободными и рабами, отталкиваясь от реалий своего времени. С философской точки зрения, свободный человек - это гражданин, принимающий участие в жизни государства, то есть разбирающийся в политике и войне, способный распоряжаться своей собственностью. Свободный гражданин самостоятельно мыслит и действует в политической сфере, в экономике, на поле боя. Раб - это человек, который умеет работать руками и который способен понимать и исполнять полученные команды. Предоставленные сами себе, такие люди бесполезны, так как собственной головы у них нет, им нужно начальство, которое будет принимать решения за них и говорить им, что делать.

"[Их] деятельность заключается в применении физических сил, и это наилучшее, что они могут дать. Те люди по своей природе – рабы; для них (...) лучший удел – быть в подчинении у такой власти. Ведь раб по природе – тот, кто может принадлежать другому (потому он и принадлежит другому) и кто причастен к рассудку в такой мере, что способен понимать его приказания, но сам рассудком не обладает... Очевидно, во всяком случае, что одни люди по природе свободны, другие – рабы, и этим последним быть рабами и полезно и справедливо".

Отсюда получаем, что наука управления, на самом деле, должна состоять из двух разных дисциплин. "Из предыдущего ясно и то, что власть господина и власть государственного мужа, равно как и все виды власти, не тождественны, как то утверждают некоторые. Одна – власть над свободными по природе, другая – власть над рабами".

От таких взглядов синие повесились бы. Но "оранжевые" скорее на стороне Аристотеля, как носители и продолжатели его философской традиции. Синие всегда думали, что если у людей будет выбор, 9 из 10 людей предпочтут свободу. Поэтому свобода так важна. А "оранжевые" считают, что если говорить об истинной природе людей, то это соотношение больше похоже не на 9:1, а на 3:7, и это в лучшем случае. Не хотят люди вашей свободы (почитайте ЖЖ!) - и что их, силком загонять? Разве это не будет само по себе злом и жестокостью? Безусловно, свободный по природе человек должен жить, как свободный гражданин, иначе он будет несчастен. Загонять его в рабство - зло ("никоим образом нельзя было бы утверждать, что человек, не заслуживающий быть рабом, все-таки должен стать таковым"). Но советскому человеку свобода причиняет мучения. Ему нужно начальство, которое будет говорить ему, что делать, спрашивать за результат и выдавать паёк, и тогда советский человек будет счастливым, для него такое состояние "и полезно, и справедливо". Так не справедливее ли будет организовать социалистическое рабство для советских людей и свободное общество для свободных?

А фундаментальную науку у "зелёных зон" отберут, конечно же.

Ещё немного про "оранжевый" проект, как он видится со стороны:

"В 2020-2030-х будет происходить рационирование мировой окраины — а к ней следует отнести все страны за исключением США, Канады, ЕС, Японии, Израиля и, возможно, богатых монархий Персидского залива.

Сокращение калорийности рациона, ухудшение условий и качества жизни, обвальное сокращение источников занятости, стремительное расширение полунатуральных и натуральных форм хозяйства -всё это — будущее мировой окраины. Если западный мир будет развиваться в погоне за новыми технологиями и знаниями, то этот — в постоянных войнах и силовых переделах сфер влияния. Будут с его стороны и попытки воздействия на «новый Запад» силой, стремление «отомстить» извне и изнутри — однако мобилизационный по своей сути новый западный строй позволит этому давлению эффективно противостоять.

Хотя силовые коллизии — исключительный и в целом нежелательный для «нового Запада» вариант развития событий. Элитам бедных стран будут предложены те или иные конструкции подчинённых отношений с Западом, и в подобной вассальной роли некоторые из них смогут принять участие в конструировании новой модели мироустройства...

Огромную роль начнут играть институты научного и технологического развития, в которых будет сосредоточен лучший человеческий ресурс нового Запада. Основными направлениями технологического прогресса станут энерго- и ресурсосбережение, минимизация и устранение живого труда при производстве товарных благ и значительной части услуг, а также информационные, биологические и медицинские технологии.

Вознаграждением за отказ от верховенства личной свободы и всего шлейфа связанных с ней представлений, прав и отношений в условиях нового общества будет являться доступность радикального улучшения статуса здоровья и продления жизни, которые обеспечит прогресс медицины и биотехнологий. Население «золотого миллиарда» будет жить 130-150 лет, из которых большая часть придётся на годы сохраненных здоровья, силы и ясного разума.

Максимальное продление периода активной деятельности занятых в научной и инженерной сферах позволит добиваться невиданных высот технологического прогресса, что сформирует для «нового Запада» решающее цивилизационное преимущество. В результате жёсткое иерархическое общественное устройство с традиционными финансовыми и политическими кланами во главе и с функциональными «винтиками» в лице остальных станет неоспоримым и неколебимым каркасом цивилизации «золотого миллиарда», а вторичный, подчинённый статус мировой окраины, усиленный её очевидной социальной, технологической и когнитивной неполноценностью, обретёт все признаки завершившегося геологического процесса.

Предстоящее рационирование не сможет быть универсальным и уравнительным, поскольку в интересах прогресса общество должно будет обеспечивать различные уровни человеческой самореализации, а также обладать достаточной численностью для того, чтобы сохранять колонизацию планеты. Мировая окраина сохранится в качестве генетического резервуара и этнокультурного заповедника с численностью населения, устойчиво стабилизировавшейся на уровне не более 3-4 млрд человек.

На смену популярной сегодня, но утопической модели «многополярного мира» придёт модель мира двухуровневого, состоящего из цивилизации «нового Запада», наследующей современному блоку западных держав, и мировой окраины. На первом, высшем уровне будут сосредоточены инновации и первоклассная роботизированная промышленность, а также будет сконцентрирована новая основа мировых денег — знания и информация.

Вопреки распространённому мнению, функции низшего уровня — мировой окраины — будут состоять отнюдь не в поставках ресурсов, поскольку новые западные технологии рационирования, рециклинга и добычи из возобновляемых (биомасса) и общедоступных (океанское дно) источников обесценят традиционные сырьевые потенциалы. Бедные страны начнут обеспечивать «присмотр» за пространствами Азии и Африки и Южной Америки, выполнять экологические функции — например, поддерживать воспроизводство тропических лесов или осуществлять ирригацию территорий с высоким риском опустынивания, а также поддерживать необходимый уровень генетического разнообразия человечества.

Неконтролируемый рост населения в этих странах будет остановлен, потребление стабилизируется на уровне на порядок более низком, чем в странах «нового Запада», продолжительность жизни не будет превышать 60-70 лет, из которых последняя четверть придется на жалкий период старости и увядания — однако подобное положение не будет вызывать враждебности и подрывать миропорядок.

«Справедливое равновесие» удастся поддерживать уже непреодолимым с определённого момента интеллектуально-информационным и культурным разрывом между населением мировой окраины и «нового Запада», а также наличием крошечных «окон» для межуровневой миграции, отданных в распоряжением местным элитам в обмен на их лояльность.

Принципы жёсткой предопределенности и функциональности из основ внутренней организации «нового Запада» с неизбежностью перейдут и на отношения между «новым Западом» и мировой окраиной. Стремительно нарастающий разрыв между ними не столько в формальных показателях развития и потребления, сколько в качестве и смысле жизни, достигающий онтологического масштаба, навсегда закрепит положение мировой окраины в качестве вечного вассала.

«Технократический социализм» «нового Запада» будет базироваться на системе экономических отношений, в своём позитивном содержании обеспечивающих максимально полное и функционально точное использование трудовых и интеллектуальных возможностей дееспособных членов общества при предоставлении им высокого уровня жизненного комфорта и эстетически развитой сферы наслаждений. При этом будет действовать и весьма жёсткая и эффективная система ограничений, неактивных при корректном поведении личности в пределах обозначенных рамок свободы и немедленно делегитимирующих её в случае сознательного нарушения таковых.

В основе соответствующего механизма будут лежать получившие сверхразвитие информационные технологии, основанные на управлении гигантскими базами данных, содержащих информацию о практически всех сторонах профессиональной деятельности и личной жизни. При этом тотальный контроль за личностью вовсе не станет самоцелью, подлинным назначением соответствующих информационных систем будет являться формирование глобальной базы знаний, которая в своем пределе достигнет уровня искусственной интеллектуальной надстройки общества..."


(Но помним, что у fortunatus'а первый мир значительную часть политических и экономических свобод сохранил - просто сам мир стал менее свободным.)
Tags: сеттинг, татиба
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 50 comments