?

Log in

No account? Create an account
Вопросы чести и этос СС ("Честь моя зовётся верность") - Григорий "Это ж Гест"(с) [entries|archive|friends|userinfo]
Григорий

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Вопросы чести и этос СС ("Честь моя зовётся верность") [Jun. 13th, 2017|02:01 am]
Григорий
[Tags|]

Я случайно попал на эпизод документального фильма "Крым. Небо Родины" (01:14:50).

"Приказы против совести и офицерской чести - у меня на всём протяжении моей службы такого приказа не было. Ни разу. Но если начнётся война, не дай бог, мне поступит преступный приказ, который я считаю преступным, во время боевых действий, я буду обязан выполнить этот приказ. На войне те, кто думает "преступный это приказ, не преступный" - такая армия не выживает. Выживает армия, которая выполняет приказы, даже если они преступные".


Этос советского и российского офицерства, как он есть.

"Как писал Гиммлер, "эсэсман сразу же, без малейших колебаний безоговорочно выполняет" любой Führer-Befehl, приказ фюрера" (*).

Да, я давно хотел написать про печально известный девиз СС "Честь моя зовётся верность". Мне особенно понравилась фраза из англоязычной Википедии (в настоящий момент статью о девизе СС убрали из-за её малозначимости, цитирую из архива).

"The identification of "fidelity" with "honour" entailed, in the negative, the loss of honour by disobeying orders. Hence, "honour" lost its traditional meaning: honour in disobeying illegal and criminal orders became an oxymoron, as only a blind obedience was deemed honourable. In the ethos of the SS, the refusal to commit crimes ordered by a leader constituted a dishonourable deed. This nazification of vocabulary was aimed at obtaining the sort of unconditional obedience that law could not provide, as it required a pledge to traditional ideals of chivalrous virtue."

"Уравнивание "чести" с "верностью" означало, следовательно, утрату чести в случае неподчинения приказу. Таким образом, "честь" утратила своё традиционное значение - честь в неподчинении незаконному или преступному приказу теперь представляла собой оксюморон, ведь благородным объявлялось только слепое послушание. С точки зрения этоса СС, отказ совершать преступления по приказу начальства был бы бесчестным поступком. Целью подобной "нацификации понятий"  было формирование безусловного повиновения - такого повиновения, которого невозможно было бы добиться за счёт [армейских] законов, ведь они требовали присягать на верность традиционным идеалам рыцарского благородства".


Итак, традиционная честь = готовность не выполнять преступный приказ. Логика очевидна: человек, которого волнует собственная честь, не станет совершать бесчестные поступки, даже если ему приказали их совершить. Иначе он утратит честь. 

"Честь моя зовётся верность" = честь в понимании эсэсовца, готовность выполнить любой приказ начальства = отрицание чести, "античесть". И именно поэтому "казарму экипажа украшает герб: белый полярный волк, натянув тетиву лука, готовится пустить в цель ракету-торпеду. А ниже девиз: «Честь моя зовется верность». Они, подводники, действительно в большом и малом верны присяге, долгу, флоту, Родине".

Но не чести, потому что честь у российского офицера нет. По крайней мере, в той степени, в какой он советский офицер и жертва советского патриотического воспитания. Если человек готов выполнить любой преступный приказ начальства, даже если этот приказ осознаётся, как преступный, даже если он противоречит чести, совести и чему угодно, то ни о какой личной или "офицерской" чести речь уже идти не может. (Ибо честь выше присяги, с чего я и начал всю ту серию - смотрите по тэгу "честь".)

Про советскую присягу я уже как-то писал:

Нет у советского воина ни чести, ни достоинства. Как говорится, "господа все в Париже". Всего несколько строк назад гражданин Союза Советских Социалистических Республик обещал беспрекословно выполнить любой приказ группы лиц, в которую входят командиры и начальники. А это значит, что советский воин в попу даст и мать продаст, если это ему прикажет Начальство. Какая уж тут честь и достоинство, это нечто противоположное.


Очень зло, но я просто не вижу других вариантов. Если кто-то подписывается под "честью эсэсовца", он заранее признаёт, что понятие чести ему недоступно. Чего стоит слово российского офицера, если приказ начальства может это слово с лёгкостью перевесить? Не очень многого, согласитесь.

И да, я уважаю людей, которые служат нашей стране, но вот это уважать невозможно:

"Но скажите мне, пожалуйста, товарищи военные, что плохого в словах этого девиза?? разве они стали хуже и неправильнее от того, что смысл его запомоило СС?"


"Я буду совершать любые военные преступления, только прикажите".
linkReply

Comments:
[User Picture]From: aono
2017-06-13 03:57 pm (UTC)
>>>Тут не обязательно обладать этическим чувством, чтобы понять, что у командира крыша протекла.
Отлично, спасибо за пример.
Следует ли выполнять в данном случае приказ командира?

P.S. Замечу в скобках, что в описанном вами примере ситуация тоже предельно простая и никаких сложностей там не возникает. Стрелять, конечно. Сложности возникают в ситуациях: "бери этого гражданского, бей его прикладом по почкам, пока он не расскажет, нет ли в лесу партизан, и если есть - то где, а потом пристрели и прикопай за сараем".

Edited at 2017-06-13 04:04 pm (UTC)
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: nik_pog
2017-06-13 04:45 pm (UTC)
Идиотские и одновременно очевидно преступные приказы в мирное время исполнять, конечно же, не следует. Но это имеет мало отношения к теме поста.

Сложности возникают в плане того, что солдат, который получил приказ прострелить девочке ногу, может быть и не в курсе сам, что там через десять шагов минное поле. Фактор, как бы, в корне меняющий всю ситуацию. И наверняка не обязан быть в курсе, сколько на этом поле мин, и какие у девочки шансы пройти его, не заметив. А может быть он в курсе, но пока вспомнит, пока повторит логическую цепочку, уже прокрутившуюся в голове офицера, от девочки останутся рожки да ножки.

Равно как не обязан солдат быть в курсе, что накопала контрразведка на этого конкретного гражданского, и какие у офицера есть основания надеяться на содержательный ответ.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: aono
2017-06-13 04:52 pm (UTC)
>>>Идиотские и одновременно очевидно преступные приказы в мирное время исполнять, конечно же, не следует. Но это имеет мало отношения к теме поста.
Простите, то есть как это? Мы обсуждаем тезис "любые приказы должны сперва безусловно выполняться, без раздумья, идиотские они или нет". Может, у офицера и в первом случае есть что на эту девочку? Может, она законспирированный вражеский снайпер? А может, он просто действительно чердаком поплыл; но обязан ли солдат компетентно проводить психиатрическое освидетельствование своего командира?
То есть, мы уже выяснили, что есть приказы, которые выполнять не обязательно, и даже не следует выполнять. А как вы предлагаете их различать, если солдату не положено прогонять приказ на адекватность и непреступность?

>>>Фактор, как бы, в корне меняющий всю ситуацию. И наверняка не обязан быть в курсе, сколько на этом поле мин, и какие у девочки шансы пройти его, не заметив. А может быть он в курсе, но пока вспомнит, пока повторит логическую цепочку, уже прокрутившуюся в голове офицера, от девочки останутся рожки да ножки.
Поэтому очень правильно со стороны офицера объяснить, с чего вдруг надо стрелять по мирно идущей девочке. Что, как нетрудно заметить, он делает в вашем примере.

Edited at 2017-06-13 04:53 pm (UTC)
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: nik_pog
2017-06-13 09:16 pm (UTC)
Это уже передергивание. Тезис, дословно, это слова летчика: "если начнётся война, не дай бог, мне поступит преступный приказ, который я считаю преступным, во время боевых действий, я буду обязан выполнить этот приказ. На войне те, кто думает "преступный это приказ, не преступный" - такая армия не выживает". Рискну предположить по этой оговорке, что он хотел сказать "долго не живут", но поправился.

Если прямо сейчас идет бой, должны выполняться любые приказы. Допустимо уделить некоторое время осмыслению того, идиотские это приказы или преступные, и если да, то как их нужно трактовать, чтобы они перестали быть такими. Сколько времени можно этому уделить, зависит от того, насколько задержка способна помешать исполнению. Если приказ подразумевает немедленное разовое действие (например: "пристрели его"), то должен выполняться мгновенно. Армия, не способная выполнять свои задачи, много не навоюет.

В ситуации из Беслана, которая стала прообразом для второго примера с девочкой, все действительно решали секунды. Правда, там решение принял сам снайпер, но ведь заметить девочку первым мог и не он.

Конечно, если не "прямо сейчас идет бой", все обстоит немножечко иначе, например, есть время подумать.

Edited at 2017-06-13 09:22 pm (UTC)
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: aono
2017-06-13 09:42 pm (UTC)
>>>Тезис, дословно, это слова летчика: "если начнётся война, не дай бог, мне поступит преступный приказ, который я считаю преступным, во время боевых действий, я буду обязан выполнить этот приказ. На войне те, кто думает "преступный это приказ, не преступный" - такая армия не выживает".
Я не вижу, где вы нашли передергивание. Летчик высказывает тезис - "любой приказ должен исполняться, вне зависимости от того, кажется он мне преступным или нет". Обратный ему тезис - "солдат должен оценивать ситуацию и не исполнять приказов, которые кажутся ему преступными".
То есть, надо сказать, что поставленный тезис вообще исключает вариант с "девочкой, которую внезапно понадобилось подстрелить, потому что она идет на минное поле" - потому что мы говорим о приказе, который сам исполнитель УЖЕ считает преступным. То есть, он обдумал его и счел - да, это преступный приказ. Время на это у него заведомо было.
Вопрос в том, что он после этого должен с указанным приказом делать - с учетом того, что перед ним заведомо поставлена задача (к слову о выполнении и невыполнении своих задач) не совершать военных преступлений.

>>>Правда, там решение принял сам снайпер, но ведь заметить девочку первым мог и не он.
Ну да, мог бы. И это была бы другая ситуация, когда снайпер выстрелил по приказу. Ее придумали вы, и сочли необходимым внести в нее объяснение снайперу, почему в девочку надо стрелять.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: nik_pog
2017-06-14 05:22 am (UTC)
Цитата: "если начнётся война, не дай бог, мне поступит преступный приказ, который я считаю преступным, во время боевых действий, я буду обязан выполнить этот приказ". Почему-то никто не заметил этих оговорок. А они критически важны. Потому что идея как раз в том, что в бою заведомо не будет времени хорошенько обдумать, не преступный ли это приказ. И даже если оно будет у вас, не факт что оно будет у тех, для спасения кого этот приказ отдается.

Объяснение может как возникнуть в голове у снайпера, так и возникнуть в голове у его командира. Идеи - они такие. В примере, придуманном мной на основе реальной ситуации, не вижу ничего невозможного. А исходная ситуация мне глубоко впечаталась в память, когда я еще школьником смотрел д/ф про Беслан. Потому что формально стрелять по гражданским, да еще детям - это очевидное нарушение обычаев войны. И если бы такой приказ был получен, то, на первый взгляд, он должен был бы трактоваться как преступный. На практике оказалось, что это единственный способ спасти не только операцию, но одновременно и девочку.

Edited at 2017-06-14 05:26 am (UTC)
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: aono
2017-06-14 06:28 pm (UTC)
>>>"если начнётся война, не дай бог, мне поступит преступный приказ, который я считаю преступным, во время боевых действий, я буду обязан выполнить этот приказ".
Да потому никто не заметил, что вы некорректным образом смешали понятия "во время боевых действий" и "во время боя", тогда как как раз для летчика эта разница совершенно очевидна.
"Во время боевых действий" - это "во время войны", но совершенно не обязательно "во время непосредственного боя". Это когда летчик получает приказ лететь и бомбить ярко выраженную гражданскую цель, и он понимает - да, это преступный приказ.

Т.е., еще раз - это ситуация, когда время обдумать было, и приказ уже осознан как преступный, а не ситуация, когда приказ вроде как выглядит преступным, но единственный способ и так далее.
Понимаете? Разница именно в этом. В предложенном вами примере. который так запал вам в память, приказ не является преступным и должен быть выполненным не потому, что он-де отдан во время боя или не во время боя, а потому, что это единственный способ спасти не только операцию. но одновременно и девочку. Линия защиты там - не "я только выполнял приказ!!!", а "все сделано правильно, потому что..."
А задача солдата как раз - уметь отличать такие ситуации одну от другой. И не выполнять преступных приказов, выполняя необходимые. И если начальство так хочет, чтобы он пострелял по гражданским, ему, начальству, нужно по крайней мере объясниться.
Что, я повторюсь и в очередной раз, оно делает в вашем примере, потому что вы и сами прекрасно понимаете - в этом тонком отличии вся суть и состоит. Потому что, как вы опять же сами же заметили, в реальной ситуации речь зашла не о выполнении вот такого странного приказа, а о самостоятельной оценки ситуации исполнителем.
Которая вообще быстрее, чем отдача и исполнение приказов.

Edited at 2017-06-14 06:31 pm (UTC)
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: leon_spb67
2017-06-14 09:51 am (UTC)
В ситуации из Беслана, которая стала прообразом для второго примера с девочкой, все действительно решали секунды. Правда, там решение принял сам снайпер, но ведь заметить девочку первым мог и не он.

не было такого в Беслане.
(Reply) (Parent) (Thread)