Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Categories:

"Мы не сомневались в том, что Павлик Морозов поступил правильно"

Не мог найти один текст, прямо с ума сходил. Я помнил, что такое было, помнил, что где-то должен был это сохранить (грёбанный фейсбук), но найти не мог.

Ладно, нашёл по ключевым словам в другом месте. Это доклад Г.П. Щедровицкого, датированный 1978 годом. Мне это важно для темы Лефевра. Я тогда так и не закончил этот цикл, надеюсь, когда-нибудь закончу. Но, короче, Лефевр описывает две этические системы - в Первой цель не оправдывает средства, а во Второй - оправдывает. Вторая этическая система - типа, советская. Применительно к реальному СССР ирония состояла в том, что творцы, создающие культурную продукцию, нередко больше симпатизировали идеологически чуждой Первой этической системе, но маскировали это внешне лояльными сюжетами. Вот как это звучит у Щедровицкого:

"Вот произошло событие, скажем, вышел фильм Г.Чухрая «Сорок первый» — для людей моего поколения это было событие… И мы относимся, мы оцениваем, мы что-то делаем… Проходит какое-то время, год, два, и наши оценки меняются. (...) Вот более сложная вещь. Когда Чухрай делает «Сорок первый», он, опираясь на пьесу Лавренева, дает совершенно новую трактовку отношений героев. Так через все это задано очень уж объективистское отношение к миру. Когда Марютка убивает белого офицера, мы все твердо знаем, что она неправа. Так сделано по фильму. В пьесе было иначе, там не было сомнений, там надо было убить, и это ясно всем. Классовая непримиримость не может усомневаться, так же как мы не сомневались в том, что Павлик Морозов поступил правильно, когда он донес на своего отца. В момент выхода фильма «Сорок первый» это положение уже кажется сомнительным".


Сюжет "Сорок первого", очевидным образом, утверждает ценности Второй этической системы, советские ценности. Красный снайпер Марютка любила белого офицера, но всё равно его пристрелила, потому что так надо, такова воля Начальства. (Жертвенный конфликт, как высшая форма этичного поведения - объявить войну тому, кто тебе близок.) Автор пьесы, безусловно, был на стороне своей героини. Щедровицкий утверждает, что Чухрай специально снял фильм так, чтобы посеять в людях сомнение в истинности подобных ценностей. Иначе говоря, настоящий смысл фильма полностью противоположен заявленному: цель не оправдывает средства, а идеология, которая превращает людей в убийц и фанатиков - плохая идеология. По крайней мере, так это воспринимали отдельные интеллигентные зрители, типа самого Щедровицкого. Но как это воспринимал обычный зритель 1956 года? Бог весть.
Tags: Лефевр, этика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments