Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Categories:

Killer Ape Theory - новое прочтение

Из книги Вендрамини Us+Them (напоминаю, что это укуренная фрическая книга о том, что неандертальцы были мохнатыми обезьяномордыми орками, война с которыми сформировала современное человечество):

"Попавшие на Ближний Восток люди сохранили адаптации, приобретённые ими в Африке за предыдущие 6 миллионов лет, в том числе, привычку к всеядной диете и любовь к равнинным ландшафтам.

И наоборот, неандертальцы эволюционировали в Европе ледникового периода, как единственный вид гоминидов, сформировавшийся в условиях смертельно холодной зимы. За те 500 тысяч лет, которые они провели в Европе, они постепенно приобрели ряд физических и поведенческих адаптаций к холодному климату. Одной из главных адаптаций к жизни в перигляциальной зоне - по мнению ряда исследователей, одной из самых суровых и негостеприимных сред обитания из всех, когда-либо освоенных гоминидами - стал переход на высокопротеиновую диету на основе мяса животных. Стив Кун и Мари Штайнер из Аризонского университета утверждают, что лишь немногие растения выживали в столь холодном климате, и те, что выживали, были недостаточно питательны, или их добыча требовала излишних затрат энергии, которые не окупались полученными от растений калориями. 

С учётом их значительного веса и расхода энергии на передвижение, не говоря уже о необходимости поддерживать температуру тела на нужном уровне, неандертальцам приходилось постоянно искать и потреблять чудовищное количество животного протеина, который шёл на обогрев их тел...

Только свежее мясо могло обеспечить неандертальцев высокопротеиной, калорийной диетой... В среднем палеолите рыболовство ещё не было известно, и нет свидетельств того, что неандертальцы добывали рыбу. Значит, им оставалась только охота на сухопутных животных... Европейские неандертальцы отказались от всеядной диеты своих африканских предков. Подобный фундаментальный сдвиг должен был создать значительный экологическую разницу между неандертальцами и людьми. Когда европейские неандертальцы перестали быть охотниками-собирателями и стали просто охотниками, вся их эволюция была направлена на то, чтобы превратиться в лучших охотников. И я полагаю, что это, в свою очередь, оказало решающее влияние на эволюцию человеческого вида.

(...)

Стайные хищники (которые охотятся группами) используют когти, клыки, жала, яды, клювы, чтобы обездвижить и убить добычу. Неандертальцы - редкий пример хищника, который был достаточно разумен для того, чтобы организованно охотиться в составе группы и использовать сложное рукотворное оружие.

Существует масса свидетельств того, что неандертальцы, как и их плейстоценовые предшественники, использовали для охоты деревянные копья с каменными наконечниками...

Неандертальцы не охотились на кроликов, крыс, ежей и другую мелкую дичь. По костям, которые усеивают пол их пещер, мы знаем, что неандертальцы использовали кремниевые наконечники своих копий для охоты на самую крупную и опасную дичь в тогдашней Европе: они охотились на мамонтов, гигантских пещерных медведей, шерстистых носорогов, бизонов, диких кабанов, волков, антилоп, даже на пещерных львов.

В те времена животные были заметно крупнее своих современных аналогов. Евразийский пещерный лев достигал в холке полутора метров, то есть был ростом с самого неандертальца. Животные, которых неандертальцы пытались убивать, входили в число самых крупных и опасных на Земле. Мы вынуждены предположить, что неандертальцам хватало храбрости для такой охоты, у них не было другого выбора. Только крупные млекопитающие могли обеспечить их достаточным количеством мяса, необходимого им для выживания. Если им не удалось завалить зверя, им оставалось только помирать с голоду.

Дикие звери, бродившие по замёрзшей тундре Европы ледникового периода, не просто кормили и подпитывали неандертальцев, они их создавали. Ярость этих зверей, их воля к жизни, их собственная развившаяся смертоносность поднимала планку и заставляла неандертальцев становится суровее, умнее, агрессивнее. Эти звери помогли неандертальцам превратиться из миролюбивых африканских гоминидов в самых жестоких европейских хищников.

Хоть храбрость не сохраняется в виде окаменелости, давайте на секунду представим, насколько важна она была для выживания неандертальцев. Основная часть их добычи была физически крупнее, сильнее и живучее их самих. Некоторые звери сами были хищниками. Какая же храбрость требовалась для того, чтобы напасть на огромного мамонта, или пещерного льва, или шерстистого носорога, чтобы приблизиться к нему на дистанцию удара копьём и раз за разом вонзать в него каменный наконечник - пока зверь изо всех сил отбивается когтями, зубами, рогами или бивнями - и продолжать наносить удары до тех пор, пока трепыхающееся тело, наконец, не замрёт?

Храбрость была не единственным необходимым качеством. Естественный отбор также поощрял самых умных особей - тех, кому удавалось выжить за счёт создания более эффективного оружия, за счёт использования этого оружия для получения стратегического преимущества, чтобы перехитрить и переиграть зверя, который мог быть раз в десять тяжелее самого охотника.

Подобно тому, как волки, львы, гиены и другие плотоядные стайные хищники в процессе эволюции обрели специализированные сенсорные, поведенческие и психологические механизмы, повысившие успешность их охоты и результативность их атак, так и неандертальцы обрели и отточили соответствующие адаптации к хищному образу жизни. Другими словами, в процессе эволюции охотники становятся более эффективными и смертоносными. Они развивают всё более и более специализированные приспособления для выслеживания, обнаружения, преследования, поимки и убийства своей предполагаемой добычи - на чём бы они не специализировались. Хищная природа задаёт траекторию их эволюции.

Высокий интеллект, хитрость, коварство и скрытность вырабатываются только на самом острие естественного отбора. Опасная добыча, охота на которую погубила тысячи первых неандертальских охотников, постепенно превратила неандертальцев в самых эффективных хищников, какие только могут быть - безжалостных, стойких, изобретательных, изощрённых, умеющих замечать и читать следы и запахи добычи. Так, постепенно, окровавленные, выпотрошенные, разорванные, растоптанные жертвы неудачной охоты уступили место новой породе сверхразумных, гиперагрессивных убийц.

Окончательным свидетельством того, что неандертальцы развились в хищный вид, является толщина их черепов. Черепа у них были особенно массивные - по-крайней мере, по сравнению с ранними людьми. Эта массивность называется "посткраниальная гиперробасность", и Валериус Гайст из университета Калгари интерпретирует её, как адаптацию к схваткам с крупными млекопитающими во время охоты. Это ещё один признак, который был объектом естественного отбора: на протяжении долгого времени выживали только неандертальцы с толстым черепом. И точно так же, на протяжении долгого времени, требования к хищному образу жизни наделили неандертальцев их массивными телами, толстыми костями и огромной физической силой...

Судя по частоте переломов и трещин у найденных неандертальских скелетов, охота на крупных зверей оборачивалась регулярными травмами... а многие раны просто не отражались на костях... С учётом всего этого, неандертальцы редко жили больше 40 лет, что заметно меньше, чем мы наблюдаем у анатомически современных людей верхнего палеолита. Жизнь на вершине пищевой цепи была невероятно суровой.

(...)

Приближающийся издалека неандерталец сразу показался бы вам чем-то совершенно чуждым, как высокая, мускулистая горилла, кажущаяся ещё крупнее за счёт шкуры из толстой и длинной шерсти. Вы решили бы, что перед вами снежный человек или бигфут. Когда существо подошло бы ближе, вас поразили бы его крупные выпученные глаза с вертикальными зрачками и коричневыми белками, которые поблёскивали бы в тени нависающих над ними мохнатых бровей и массивных надбровных дуг. Глаза нервировали бы вас тем, как высоко на лице они расположены: на том месте, где у людей мы привыкли видеть лоб. Ещё одной шокирующей деталью лица была бы центральная часть вместе с носом, выступающая вперёд, как у собаки. Нос существа, широкий, плоский, слегка увлажнённый, с крупными ноздрями, подвижными и вынюхивающими все окрестные запахи, занимал бы на лице непропорционально много места".


И дальше о том, что это были "волки с каменными ножами", невероятно изощрённые в плане методов охоты и убийства, достаточно разумные для того, чтобы жечь костры и закапывать своих покойников, но при этом лишённые даже намёка на искусство и высокую культуру в человеческом понимании. Да, ещё они жрали друг друга. (Что, кстати, правда.)
Tags: перевод, фэнтезийные расы, хищные гоминиды
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments