?

Log in

No account? Create an account
О милоте и фантастике - Григорий "Это ж Гест"(с) [entries|archive|friends|userinfo]
Григорий

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

О милоте и фантастике [Dec. 6th, 2017|02:18 am]
Григорий
[Tags|]

Помимо прочего, я хотел поговорить о том, почему Джон Норман не фантаст или плохой фантаст.

У него полно отличных идей, которые фантаст мог бы развить, но его под ход к таким вещам... другой, скажем так. Как говорил один китайский автор, научная фантастика возникает на стыке науки, фантазии и литературы. Нормана волнует собственная фантазия (и рабыни). Наука интересует его 50/50, да и меньше, классическое, из "Телнарианской истории": "как у меня осуществляются сверхсветовые перемещения? да хер их знает...". Но он говорил это красиво:

"I shall, in what follows, speak in simple, familiar terms, for these are the terms in the light of which we live and understand ourselves, and the worlds, both those without and those within. I shall ignore then the terrors of distance, the puzzles and paradoxes of time, her crevices, the clashing and grinding of her walls, the opening and closing, like the coming and going of tides, of her gates. Though these figure in our story they have little to do with it."

"Далее я постараюсь выражать свои мысли простыми, знакомыми словами, ибо существуют слова, с которыми мы живем и понимаем друг друга, и планеты, на которых понятен подобный язык. [Переводчик залажал, там было написанно - "понимаем самих себя, и наши миры, те что внутри и снаружи"- Г.Н. ] Я не стану упоминать о непостижимых расстояниях, загадках и парадоксах времени, о временных разрывах, как сталкиваются и разрушаются стены времени, о том, как ритмично, подобно приливам и отливам, открываются и вновь наглухо замуровываются временные врата. Хотя обо всем этом говорится в моей книге, эти события занимают в ней незначительное место".


"...Короче, я не знаю, как у меня работает гиперджамп. Он работает".

Но вот литература, как некие общие принципы построения текстов, его не волновала вообще никогда. Его словами: "Те, кто не слышат музыки, считают танцора сумасшедшим". Ну и всё в таком духе. Правила существуют для тех, кто лишён способности видеть и чувствовать.

Я могу это проиллюстрировать на примере тех же курий. Вот Норман пишет, что когда маленькая курия выбирается из носителя, у неё происходит импринт на первую особь, которую она увидит, не считая доминанта, которого детёныши инстинктивно распознают в качестве угрозы. [Ксенологическая ремарка - возможно, у курий существует шесть чётко выраженных психологических типов, в зависимости от того, как их пол сочетается с полом особи, на которую произошёл импринтинг.] Как бы то ни было, зачем это писать, если ты не собираешься это использовать? Если уж сама собой сложилась такая деталь, её ведь обязательно надо обыграть!

Представляете, как это было бы у нормального фантаста? Тарл Кэбот каким-то образом оказывается в помещении, где хранятся носители. И тут из носителя вылезает маленький, перемазанный кровью и слизью доминант. И у него происходит запечатление на Тарла, потому что Тарл - двуногая и достаточная крупная особь, может быть, даже в меховой куртке. Но точно не доминант.

И всё, приехали. И теперь на Тарле висит этот комок шерсти, который считает, что Тарл - его мама. И поначалу, это как крупный кот, или львёнок, пока ещё одна только голая биологическая программа, но на ней стремительно, с каждым днём, нарастает личность. И его можно попытаться поить из бутылочки. А он будет ловить каких-нибудь крыс (охотничьи инстинкты прошиты у курий очень глубоко, они хищники от рождения) и приносить "родителю", чтобы тот его похвалил. "Я одолел врага! Он лежит передо мной, истекая кровью! Аааргх!" И он будет пытаться учить человеческий язык, как курии учат язык своей стаи. Только он половину звуков будет произносить неправильно, потому что у курий нет наших голосовых связок. Но он будет стараться.

А Тарл читал бы ему биографии великих полководцев. И цитировал бы любимые куски из Кодекса. "Все воины - братья. У них один Домашний Камень - поле битвы..."

И через несколько лет это уже существо размером с крупную собаку. Только это собака, которая умеет ходить на задних лапах, а на передних у неё цепкие, хваткие и длинные пальцы. А ещё она понимает человеческий язык. И может с грехом пополам, но разговаривать. И у неё мозг десятилетнего ребёнка. И она продолжает расти.

Мы знаем, к чему всё это идёт. Тарла мучила бы совесть, он чувствовал бы, что он должен вернуть юную курию к своим, чтобы та смогла стать частью Народа. И это существо - курия, но в чём-то и человек, как мост между мирами, между двумя воинственными и воюющими расами. Как Заммис в фильме "Враг мой". (Маугли, Тарзан, Майкл Валентайн Смит, далее везде.)

И да, как только ребёнок получил бы своё имя от нас, людей, он бы пропал. Всё, что мы называем - наше.

"— Как-как, говорите, его назвали?
Джемисон находился в своей каюте, на своем корабле. Корабль летел с Мирры-23 на Землю, и хозяин каюты был очень польщен услышанным. Настолько, что задал упомянутый выше вопрос.
— Он хотел взять ваше имя, но ему объяснили, что это нетактично. Так что зовут его Эфраим.
...
— Эфраим… — повторил он, словно пробуя имя на вкус. — А второе?
— Джемисон. Иначе просто невозможно!"


(Это из Ван Вогта, "Война против рулл".)

В общем, завёлся бы у Тарла сынок, и звали бы его Пятныш Кэбот.

Но Норман не фантаст, так что такой вариант развития событий его совершенно не интересовал.
linkReply

Comments:
[User Picture]From: Элрих Мюирич
2017-12-06 07:08 am (UTC)
Норман - философ и кинкстер, вследствие чего, начав писать фантастику, он довольно быстро превращает ее в обоснование своих кинков через философию и (хотя здесь надо признаться, что дальше "Исследователей" я его не читал, вследствие чего могу ошибаться) на этом, по всей видимости, останавливается. Соответственно, то, что с вашей точки зрения представляется хорошими фантастическими идеями, для Нормана не более чем метафоры, подчиненные сверхзадаче "кинкодицеци" и не предполагающие дальнейшего развития.
(Reply) (Thread)