?

Log in

No account? Create an account
Лефевр, иллюстрации: геополитика и ВМВ, ч.2 - Григорий "Это ж Гест"(с) [entries|archive|friends|userinfo]
Григорий

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Лефевр, иллюстрации: геополитика и ВМВ, ч.2 [Dec. 23rd, 2017|02:10 am]
Григорий
[Tags|, , , ]

(...)

Но ведь, очевидным образом, идеальным вариантом для Второй этической системы была бы "Связь через общий центр", так?

Где Германия помирилась бы с СССР:



SU + ((GER + JAP) * (US + UK)) = 25/32

Всего семь нулевых исходов из 32 возможных:

0 + ((0 + 0) * (0 + 0)) = 0
0 + ((0 + 0) * (0 + 1)) = 0
0 + ((0 + 0) * (1 + 0)) = 0
0 + ((0 + 0) * (1 + 1)) = 0
0 + ((0 + 1) * (0 + 0)) = 0
0 + ((1 + 0) * (0 + 0)) = 0
0 + ((1 + 1) * (0 + 0)) = 0

Германия и Япония воюют против США и Англии, а СССР поддерживает дружеские отношения с обеими враждующими империалистическими блоками. Идеальный вариант. Он уже начал воплощаться в реальность, и тут Гитлер взял и всё испортил. Как я показал в предыдущей записи, после нападения Германии на СССР, даже если Япония поддержит Германию и сама нападёт на СССР (или СССР на Японию), результат, с точки зрения структуры в целом, будет не настолько хорош. Структура международных отношений, работающая на принципах Второй этической системы, хотела бы сохранить дружественный нейтралитет СССР по отношению к Германии, Японии, США и Великобритании в ходе мировой войны между "фашистскими режимами" и "демократиями".

[Выходит, что с точки зрения модели Лефевра действия Гитлера были продиктованы личными, индивидуальными (=героическими) соображениями. Он выбрал героический конфликт со Сталиным, чтобы повысить собственный этический статус.]

И да, сам Сталин вполне осознавал, чего от него хочет структура в целом. В 1935 году он писал:

"Калинин сообщил, что Наркоминдел сомневается в допустимости экспорта хлеба и других продуктов из СССР в Италию ввиду конфликта в Абиссинии. Я думаю, что сомнения Наркоминдела проистекают из непонимания международной обстановки. Конфликт идет не столько между Италией и Абиссинией, сколько между Италией и Францией, с одной стороны, и Англией, с другой. Старой антанты нет уже больше. Вместо нее складываются две антанты: антанта Италии и Франции, с одной стороны, и антанта Англии и Германии, с другой. Чем сильнее будет драка между ними, тем лучше для СССР. Мы можем продавать хлеб и тем и другим, чтобы они могли драться. Нам вовсе невыгодно, чтобы одна из них теперь же разбила другую. Нам выгодно, чтобы драка у них была как можно более длительной, но без скорой победы одной над другой".


Названия стран другие, а формула та же самая:

СССР + ((Англия + Германия) * (Франция + Италия)) = 25/32

Самая выгодная позиция с точки зрения Второй этической системы - общий центр, третий радующийся.

В 1941 году Трумэн говорил: "Если мы увидим, что войну выигрывает Германия, нам следует помогать России, если будет выигрывать Россия, нам следует помогать Германии, и пусть они как можно больше убивают друг друга, хотя мне не хочется ни при каких условиях видеть Гитлера в победителях. Никто из них и не подумает сдержать данное слово". ("If we see that Germany is winning we ought to help Russia and if Russia is winning we ought to help Germany, and that way let them kill as many as possible, although I don't want to see Hitler victorious under any circumstances. Neither of them thinks anything of their pledged word.") Очевидно, что здесь он проявил государственную мудрость, сравнимую со сталинской: "Нам выгодно, чтобы драка у них была как можно более длительной, но без скорой победы одной над другой".

...Но это логика поведения структуры, основанной на Второй этической системе, логика войны, а не мира, этика конфликта, а не компромисса.

И после войны Сталин продолжал дуть в ту же дуду:

"Не вернее ли будет сказать, что капиталистическая Англия, а вслед за ней и капиталистическая Франция в конце концов будут вынуждены вырваться из объятий США и пойти на конфликт с ними для того, чтобы обеспечить себе самостоятельное положение и, конечно, высокие прибыли?

Перейдем к главным побежденным странам, к Германии (Западной), Японии. Эти страны влачат теперь жалкое существование под сапогом американского империализма. Их промышленность и сельское хозяйство, их торговля, их внешняя и внутренняя политика, весь их быт скованы американским "режимом" оккупации. А ведь эти страны вчера еще были великими империалистическими державами, потрясавшими основы господства Англии, США, Франции в Европе, в Азии. Думать, что эти страны не попытаются вновь подняться на ноги, сломить "режим" США и вырваться на путь самостоятельного развития - значит верить в чудеса.

Говорят, что противоречия между капитализмом и социализмом сильнее, чем противоречия между капиталистическими странами. Теоретически это, конечно, верно. Это верно не только теперь, в настоящее время, - это было верно также перед второй мировой войной. И это более или менее понимали руководители капиталистических стран. И все же вторая мировая война началась не с войны с СССР, а с войны между капиталистическими странами. Почему? Потому, во-первых, что война с СССР, как с страной социализма, опаснее для капитализма, чем война между капиталистическими странами, ибо, если война между капиталистическими странами ставит вопрос только о преобладании таких-то капиталистических стран над другими капиталистическими странами, то война с СССР обязательно должна поставить вопрос о существовании самого капитализма. Потому, во-вторых, что капиталисты, хотя и шумят в целях "пропаганды" об агрессивности Советского Союза, сами не верят в его агрессивность, так как они учитывают мирную политику Советского Союза и знают, что Советский Союз сам не нападёт на капиталистические страны".

("Экономические проблемы социализма в СССР")


Так или иначе, капиталистические страны опять поделятся на блоки, в той или иной конфигурации. И снова начнут воевать между собой. А СССР наконец-то окажется в чаемой позиции общего для них геополитического центра, третьего радующегося, общего элемента, который находится в союзе со всеми остальными элементами.

И вот тут Сталин просчитался. Почему?

"Приведём отрывок из абсолютно доверительного послания Бевина к Маршаллу от 30 апреля 1948. Самым опасным, писал тогдашний глава Форин Офис с присущей ему откровенностью, было бы, если бы Россия вдруг заняла примирительную позицию - это сразу же раскололо бы западные демократии и ослабило тенденции к солидарности. Опасения Бевина оказались излишними: сталинская дипломатия позаботилась как раз о "сплочении" Запада на антисоветской, конфронтационной основе и об ослаблении тех сил, которые выступали за компромисс и взаимопонимание".

(А.М. Филиппов "Германский вопрос: от раскола к объединению")


В результате разгрома Германии и Японии, в котором активно участвовал сталинский СССР, баланс сил сместился к странам, которым привычнее было работать с Первой этической системой, т.е. в логике мира, а не войны. Если бы Вторая этическая система по-прежнему была сильна, то слова Сталина имели бы смысл. Империалисты поделились бы на два лагеря, а СССР был бы при них арбитром. Но люди, которые так думали, по итогам войны потеряли власть, так или иначе. А в Первой этической системе необходимо первым делом "изолировать агрессора", если таковой имеется, независимо от наличия конфликтов между остальными участниками. И Сталин дал им всем такого "агрессора", в собственном лице, в лице СССР. (Обрекая этим СССР на поражение в Холодной войне. В том числе, с точки зрения собственных представлений: если все объединяются против одного, то во Второй этической системе это приводит к победе Зла, т.е., в данном случае, капиталистов.)

Так схема Лефевра работает в приложении к сюжетам.
linkReply