?

Log in

No account? Create an account
RE vs PE - Григорий "Это ж Гест"(с) [entries|archive|friends|userinfo]
Григорий

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

RE vs PE [Feb. 2nd, 2018|10:47 pm]
Григорий
[Tags|]

...Была такая дилогия, Parasite Eve, ответ на Resident Evil от компании Конами - так вот, вся вторая часть Code Veronica больше похожа на спин-офф ко второму Parasite Eve (который, конечно же, сам был слизан с RE2), чем на сиквел к RE.

Почему Code Veronica в большей степени Parasite Eve, чем Resident Evil?

Одной строчкой: первые три игры классической фазы приучили нас к тому, что у ужаса в RE мужское лицо.

Первая игра. Крутой как яйца Mensch предаёт и убивает своих товарищей. Всё это - на почве патологической любви к "Тирану", гигантскому голому мускулистому мужику-мутанту в стеклянной колбе. С которым в конце тоже придётся драться.

Вторая игра. Там много чего намешано, но одна из основных сюжетных линий - это линия отца-монстра, который преследует и, по сути, насилует свою малолетнюю дочь ("имплантирует ей свой эмбрион"). Делает он это перорально, щупальцем и за кадром, но всё равно. Дочь привлекает его тем, что они "генетически совместимы". С мужиками он такой трюк тоже проделывал, но безрезультатно - "их тела отвергли эмбрион". Мать девочки - холодная, отстранённая, до конца лояльная мужу, который всё больше превращается в чудовище. Дочь она не защищает, о девочке заботятся герои, в первую очередь - героиня. Ещё одна сюжетная линия - про начальника местной полиции, который внезапно оказывается садистом, психопатом и серийным убийцей. Вдобавок, выясняется, что он всё это время саботировал усилия полиции по борьбе с зомби-эпидемией, по принципу "пусть Рим горит" и "если я умру, мой город должен умереть вместе со мной". Охотится на женщин он тоже не переставал.

Третья игра. Создатели сознательно эксплуатируют эстетику слэшеров и образ "последней девушки", которая единственная способна выжить и победить маньяка. Главная героиня в топике и короткой юбке бегает по ночному городу. Повсюду бродят зомби, тянущие к ней свои загребущие руки, чтобы схватить её, повалить, загрызть. Но проблема не в этом. За ней идёт преследователь, сталкер, Немезида - страшная, неуязвимая, неутомимая фигура в плаще (и с гигантской пушкой-базукой). Монстр хочет поймать девушку, схватить её за шкирку и заколотить ей в рот своё истекающее ядовитой слизью щупальце. Он хочет заразить её своей заразой, и ему это почти удаётся. От монстра можно убежать, но нельзя спрятаться. Его расстреливают, взрывают, пропускают через него электрический ток, сжигают, обливают кислотой - а он всё не сдаётся. Но, постепенно, раз за разом, эпизод за эпизодом, девушка перестаёт его бояться. Она привыкает к нему. Она начинает его презирать. В самом конце игры, когда её мучитель валяется перед ней, сломленный, растоптанный, беспомощный, она поднимает здоровенный револьвер, заколачивает толстый хромированный ствол в рот уродцу, и, со словами "Ты хотел меня? Жри, сука!" нажимает на спусковой крючок.

***

Parasite Eve? Там ужас всегда женского рода. Начиная со сквозной темы, вынесенной в название - таинственная митохондрия, "Ева-Паразит", женская тайна, недоступная мужчинам, женское родство. Вся многоклеточная жизнь на Земле существует для того, чтобы митохондрия могла процветать и передавать себя по женской линии, и всё такое. Тайна жизни, тайна новой жизни, вытесняющей и губящей старую.

Resident Evil: Code Veronica? Опять же, ужас перед женской маткой, главная героиня сошла с ума на почве исследования муравьиных маток, хочет стать "царицей улья" и заполнить весь мир своими отпрысками. В конце превращается в олицетворение всего этого - улья, матки, беременной женщины, порождающей дурную бесконечность ползающих личинок.
linkReply