Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Categories:

Жёлтые и/или Красные: Антихрист против Сатаны

О противостоянии, сосуществовании и вынужденном сотрудничестве жёлтой и красной татибы в рамках единого советского проекта:

"Дело в том, что в 1917-1991 годах существовала двойственная государственность. Одна, условно говоря, «правая», другая – «левая». Явление это очень сложное, и его очень трудно понять, если судить обо всем прямолинейно и не диалектично, выпячивая что-то одно и зацикливаясь на нём.

Начнём с того, что нынешние западные государственно-политические системы сложились в результате либерально-буржуазных революций. Не будем давать им «морально-этическую» оценку, заметим лишь, что системы там сложились чрезвычайно устойчивые – намного устойчивее «советской».

В феврале 1917 года в России тоже произошла либерально-буржуазная революция. Однако, уже через несколько месяцев случилась ещё одна революция – «пролетарская» (на самом деле, партийно-«бюрократическая»). И в отношении первой революции вторая была самой настоящей контрреволюцией, о чём и заявляли либеральные оппоненты большевиков. По сути, это было мощное восстание против Модерна, хотя сами его руководители искренне присягали всем «современным» ценностям – «свободе, равенству и братству». Между тем, они использовали мощную патриархально-общинную реакцию, направленную против буржуазно-либерального слоя.

Собственно, отсюда и мощь «советской» государственности, она опиралась на мощь «царистского», державного сознания. В силу ряда причин выразителями «традиционалистских» чаяний стали не монархисты, находящиеся в крайне ослабленном состоянии. Хотя, на стороне РККА воевали многие офицеры-монархисты, считавшие белых либералов ещё более вредными, чем красные радикалы. (И это, кстати, весьма показательно.) Имперскую стихию возглавили большевики – радикальные сторонники Модерна. Они настолько углубились в этот самый Модерн, что пробили его дно и выплыли где-то уже мире Традиции. При этом, сама Традиция проявилась в очень специфических, мягко говоря, формах.

Левая идея была использована для реализации правых ценностей. Но сама она никуда не делась. Она продолжала жить и требовать, в лице своих адептов, сохранения верности идеалам и даже их очищения. И это «очищение» произошло в 1985-1991 году, когда вовсю призывали «вернуться к Ленину». Тогдашний РПК (за исключением откровенных «агентов влияния») искренне верил, что можно сохранить державу, вернувшись к идеологическим основам красного Модерна. Да ещё и реформы провести. «Ведь мог же Ленин ввести НЭП и ничего не развалить? Вот и нас получится!»

Не получилось – потому, что Ленин имел дело с мощнейшей традиционалистской, общинно-почвенной стихией. Он и боялся её и заигрывал с ней, использовал её и её же пытался придавить. Из этого сложного взаимодействия и возникла двойственная красная держава. Можно даже сказать, что сосуществовали две державы – «правая» и «левая». Они были и слиты друг с другом, и, в то же самое время, раздельны. (Они влияли друг на друга, и это влияние могло быть как положительным, так и отрицательным.) Когда преобладал «правый» полюс (апогей был при Сталине), то государственность поражала своей мощью. Но когда всё попытались переключить на полюс «левый», то государство посыпалось как карточный домик.

В принципе, левая, коммунистическая идея не «заточена» под строительство государства. (Хотя, и может дать некую идейно-мобилизационную моторику.) Она предполагает его отмирание. Пусть отмирание поэтапное, растянутое во времени, но именно отмирание. Сила левой идеи в её отстаивании социальности, общины (общин). Это идея Земли, но не Власти, Народа, но не Государя. Вот почему за неё так и ухватились русские общинно-патриархальные массы, лишившиеся Государя и не имевшие надежных защитников в лице монархистов. Не утопия бесклассового общества манила их, но надежда на возрождение общинно-патриархального строя. Вообще, Левая имеет будущее – как идея самоорганизации общин. И она должна быть объединена с идеей Правой, которая предполагает наличие сильного надклассового Государства, которое защищает одни группы - от эксплуатации их другими. Их синтез и будет означать победу национально-государственного и народного социализма".


Уверен, что это и так понятно, но жёлтая тут - это бюрократическая контрреволюция, мощное восстание против Модерна с его идеалами "свободы и развития"; это идеал державной государственности, поражающей своей мощью, надклассового Государства (и Государя), защищающего слабых от хищничества со стороны сильных. И это никак не сводится к красной идее, которая в гробу видела любые государства, включая советское (все государства - классовые, по определению, "надклассовость" - это "боженька", которого нет). Но они соседи в символическом пространстве - если долго идти влево, то рано или поздно "пробьёшь дно" и окажешься на "правом полюсе".

Я об этом писал так:

Это приводит нас к интересному выводу, что настоящей оппозицией царизму являлась затаившаяся Азия - носители неотрефлексированной "ордынской" татибы, которые так и не простили царской власти отмену крепостного права, не говоря уже о суде присяжных и прочей европейской мерзости.

Я хочу, чтобы вы поняли мою мысль. Проблема даже не в том, что российские самодержцы превратили крестьян в крепостных. Проблема в том, что они освободили дворян! Дарование дворянских вольностей стало тем преступлением против ордынских ценностей, после которого жёлтая татиба ушла в оппозицию и стала медленно подготавливать свою страшную месть. И у неё получилось отомстить, на все сто процентов. В Америке пришлось устраивать Гражданскую войну, чтобы в стране не осталось рабов. У нас Гражданскую войну вели для того, чтобы в стране не осталось свободных. Ради этого идеала люди совершали подвиги и шли на смерть. И это даже не смешно.

Знаете, как говорят - у нас принято радоваться, что у соседа корова сдохла. Но радоваться можно по-разному. Один радуется, потому что у него есть стадо, а у соседа одна корова, и та сдохла. Такова была воля Рынка - Невидимая Рука наказала нечестивого "неэффективца" за лень и нежелание работать. Это чёрная татиба. А можно радоваться тому, что у тебя есть одна корова, а у соседа их было две, а теперь тоже одна.

Представьте себе людей, которым невыносимо жить в обществе, где кто-то явным образом богаче и успешнее их, причём в такой степени, которая делает бессмысленной какие-либо попытки сократить разрыв. Не потому даже, что это невозможно - теоретически, всё возможно, но только для ничтожного процента попытавшихся. А ведь у таких людей тоже есть уважение, чувство собственного достоинства. И всё это у них отбирает демократия и рыночная экономика с её "правилами игры". Другое дело - Орда. Да, Хан может в любой момент приказать избить их, казнить, обратить в рабство. Но точно также он может поступить с любым из своих приближённых - и любому, самому выдающемуся полководцу могут по приказу Хана сломать хребет или разорвать его лошадьми перед стойбищем. В том числе - по доносу ничтожнейшего из рабов. Именно это делает этих людей счастливыми. Пусть я нижайший из низших - но и первый среди слуг Хана ничем от меня не отличается. Стоит ли смеяться над тем, что даёт людям смысл жизни и позволяет им с гордостью смотреть в глаза своим детям?

Ну вот. А коммунисты просто вскочили на подножку поезда и заключили союз с жёлтой татибой, потому что одними идеями рабочего самоуправления они бы ничего в России не добились.


[Люди, сексуально идентифицирующие себя с монголами 13 века, осуждают меня за использование слов "хан" и "орда" в таком контексте. Понятно, что тут имеются в виду не конкретные исторические реалии, а надмировой, метаисторический идеал.]
Tags: СССР, татиба
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments