Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Categories:

"Солдат, не спрашивай" - 1

Какую музыку вы там слышите?

***

Надо сказать, что западными читателями "Soldier, Ask Not" в принципе считывается, как религиозный гимн в протестантской традиции, типа "Onward, Christian Soldiers". Один человек даже написал, что когда он читает эти строчки, он напевает их про себя на мотив "Эбенезера". И это уже интересно.

"Эбенезер" - это классическая мелодия протестантского гимна, которая может исполняться с разными текстами. Звучит она так - 1, 2.

И да, под эту мелодию вполне можно спеть "Soldier, ask not, not now - not ev-e-er..."

[Кстати, многим эта мелодия известна по саундтреку к Call of Duty (тема советской кампании). Это тема "Красной площади" - эпизода с советской атакой на Красной площади в Сталинграде (она же "Площадь павших борцов революции") в первой игре серии.

Тут даже возникает интересная перекличка. В чём суть книги "Солдат, не спрашивай"? Есть планета Дорсай, мир потомственных солдат - лучших бойцов обитаемого космоса. Профессиональные военные - самый важный, а на деле и единственный экспортный товар Дорсая. Дорсайские наёмники - сверхэффективные, подготовленные, расчётливые профессионалы, знающие себе цену и воюющие не числом, а умением. С другой стороны, есть те самые солдаты-фанатики, представляющие собой полную противоположность Дорсая. Это идеальное пушечное мясо, дешёвый расходный материал. Они никогда не задают вопросов, их не учили думать, им запрещено думать. Они не отступают, они всегда выполняют приказы, они бросаются вперёд со знамёнами и боевым кличем - и гибнут или побеждают, как завещал Господь. Это и есть РККА по версии Call of Duty. И да, солдаты-фанатики - это антагонисты. В прочем, я эту книгу не осилил. Давно хочу прочесть, как-никак, классика, но у меня не получается.]

Самый известный гимн на мелодию "Эбенезера" - это "Once to every man and nation". Нередко исполняют только первый и третий куплет, как тут, например. Этот протестантский гимн неизбежно воспринимается, как пафосно-воинственный, поэтому его и накладывают на ролики про Тридцатилетнюю войну или про американскую армию.

Сравните:

Once to ev'ry man and nation
Comes the moment to decide,
In the strife of truth and falsehood,
For the good or evil side;

Some great cause, some great decision,
Off'ring each the bloom or blight,
And the choice goes by forever
'Twixt that darkness and that light.


и

Soldier, ask not - now, or ever,
Where to war your banners go.
Anarch's legions all surround us.
Strike - and do not count the blow!

Glory, honor, praise and profit,
Are but toys of tinsel worth.
Render up your work, unasking,
Leave the human clay to earth.


И да, этот гимн был написан на основе поэмы "Present Сrisis". Строчки, написанные против войны и против американской интервенции, стали постепенно ассоциироваться с войной за правое и святое дело (и американской интервенцией). И ещё. Джеймс Расселл Лоуэлл, будучи американцем 19 века, активно использовал христианские образы, но при этом его собственная позиция крайне неортодоксальна. По сути, сама христианская мифология для него не более, чем метафора. Религиозный гимн, напротив, использует его строчки для изложения догматической позиции, заменяя спорные моменты и добавляя новую трактовку.

"Some great cause, God's new Messiah..." превратилось в "Some great cause, some great decision". Потому что для христианина невозможно говорить о "новом мессии", кроме как исключительно в негативном ключе (Антихрист был и будет "новым мессией"). А Лоуэлл совершенно спокойно сравнивает каждый следующий кризис, каждое следующий исторический выбор с новым откровением, новым божественным посланником.

"By the light of burning heretics Christ's bleeding feet I track" стало "By the light of burning martyrs, Сhrist, Thy bleeding feet we track". Но Лоуэлл имел в виду именно еретиков, а не только мучеников (погибших за "наше" дело). Так получилось, что когда люди сжигают людей, моральная правда обычно на стороне тех, кого сжигают. Христос всегда с гонимыми, с теми, кого власти земные объявляют еретиками, диссидентами, врагами государства.

"New occasions teach new duties; Time makes ancient good uncouth" стало "New occasions teach new duties, ancient values test our youth". У Лоуэлла речь о том, что мы должны постоянно развиваться и познавать новое, так как добро прошлого со временем портится, ветшает, теряет актуальность. В религиозном гимне: "мы должны проверять нашу молодёжь древними (= истинными) ценностями".

Теперь, про размер. Оригинал:

Once to every man and nation comes the moment to decide,
In the strife of Truth with Falsehood, for the good or evil side;
Some great cause, God's new Messiah, offering each the bloom or blight,
Parts the goats upon the left hand, and the sheep upon the right,
And the choice goes by forever 'twixt that darkness and that light.


Длинные строчки с цезурой, схема рифмы aabbb: (decide-side; blight-right-light). Какой это размер?

Для гимна одну строчку выкинули (оставив aabb) и разбили оставшиеся строки по цезурам, для удобства записи и исполнения.

И вот это уже ставит перед нами серьёзный вопрос. Зависит ли размер стихотворения от выбранной формы записи? Я бы сказал, что нет, хотя внешняя форма, безусловно, влияет на восприятие.

Once to every man and nation comes the moment to decide,
In the strife of Truth with Falsehood, for the good or evil side.


Или:

Once to every man and nation
Comes the moment to decide,
In the strife of Truth and Falsehood,
For the good or evil side.


Для меня это один и тот же размер. Стихотворение "Буря мглою небо кроет" можно хоть в одну строку записать, размер и структура рифмы от этого не изменится. Или, всё-таки, изменится? Возможно, люди с профильным образованием со мной не согласятся. 

А теперь, давайте возьмём исходное стихотворение Диксона и развернём его таким же образом, чтобы каждая строчка была более-менее законченным предложением, и каждая строка кончалась рифмой.

Soldier, ask not—now, or ever, where to war your banners go.
Anarch's legions all surround us, strike—and do not count the blow.
Glory, honor, praise and profit, are but toys of tinsel worth.
Render up your work, unasking, leave the human clay to earth.

Blood and sorrow, pain unending, are the portion of us all.
Grasp the naked sword, opposing, gladly in the battle fall.
So shall we, anointed soldiers, stand at last before the Throne,
Baptized in our wounds, red-flowing, sealed unto our Lord - alone!


Для меня это и есть истинный размер этого стихотворения, его внутренняя структура, соответствующая его природе. Это торжественный военно-религиозный гимн, который надо петь с гордостью и пафосом.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments