Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Categories:

"Экономика городов" (The Economy of Cities) Дж. Джекобс, история Нового Обсидиана, ч.1

NO01

"Логическим выводом [из утверждения, что центром прогресса всегда являются города, включая все инновации в сельском хозяйстве], будет то, что возделывание злаков и животноводство в доисторические времена тоже впервые появилось в городах. Но если это так, то существование городов должно предшествовать появлению сельского хозяйства. Чтобы вообразить, как такое могло случиться, и откуда зерновые культуры и домашние животные могли бы взяться в доаграрном городе охотников-собирателей, давайте представим себе именно такой город. Для этой цели я собираюсь вообразить город, который я назову Новым Обсидианом, так как я решила, что он будет центром крупномасштабной торговли обсидианом – тёмным, очень твёрдым природным стеклом, которое образуется в некоторых вулканах. Наш город расположен на Анатолийском плоскогорье, на территории современной Турции.

…Иными словами, Новый Обсидиан, который мы попытаемся мысленно смоделировать, является предшественником реальных руин Чатал-Хююка, а потому вообразить его будет проще, чем целиком выдуманный город. Вторая причина моего выбора состоит в том, что обсидиан был наиболее важным производственным материалом и продуктом бартера в том регионе, где по мнению учёных впервые были одомашнены пшеница и ячмень, хотя, конечно же, помимо обсидиана в местной меновой торговле фигурировали и другие материалы. Таким образом, город, являющийся центром обсидиановой торговли, будет хорошим кандидатом на роль доаграрной метрополии.  Безусловно, в той же степени логичным кандидатом в ту эпоху был бы центр медной металлургии на Кавказе или в Карпатах, или какой-нибудь из прибрежных городов, специализирующийся на торговле раковинами.

Пусть этот город и воображаемый, я обязуюсь придерживаться строгого и реалистичного подхода в описании его экономики. В моём Новом Обсидиане будут происходить только те экономические процессы, которые я уже наблюдала в действии в городах современности и исторического прошлого.

Новый Обсидиан, хоть он и процветает за счёт торговли обсидианом, находится отнюдь не у подножия одного из нескольких анатолийских вулканов, где добывают обсидиан. Нет, город расположен как минимум в двадцати милях от ближайшего вулкана из этой группы, а может и ещё дальше. Дело в том, что верхнепалеолитические племена охотников, которые контролировали район вулканов на момент начала меновой торговли, не подпускали чужаков к источнику своих чудесных сокровищ. В далёком прошлом они сами отобрали богатую обсидианом территорию у менее коварных предшественников, а потому не собирались повторять их ошибку.

И потому, начиная с десятого тысячелетия до нашей эры, а возможно ещё раньше, сложился обычай совершать обмен на территории соседнего племени охотников, которое давно уже регулярно приобретало обсидиан для своих нужд, став затем посредником в обсидиановой торговле с другими, более далёкими племенами охотников. Именно поселение этого племени постепенно превратилось в маленький город, наш Новый Обсидиан.

В 8500 г. до н.э. в Новом Обсидиане живёт примерно 2000 человек. Население представляет собой смесь потомков жителей изначального поселения с потомками племён, контролировавших обсидиан, которые ныне по большей части переселились в город, ради участия в торговле и различных сопутствующих ей типах хозяйственной деятельности. Конечно же, оставшаяся, сравнительно небольшая группа людей, по-прежнему добывает обсидиан в вулканах и сторожит окрестности. И каждый день отряды посланцев Нового Обсидиана преодолевают путь до вулкана и обратно, чтобы доставить в город драгоценный груз. Жители города необыкновенно искусны в ремёслах, и со временем становятся всё искуснее, потому что они могут позволить себе узкую специализацию. Религия города необычна в том смысле, что вместо одного племенного божества-покровителя жители в равной степени почитают, восславляют и обращаются за помощью сразу к нескольким. Боги перемешались между собой, как и само население.

Преобладающая система меновой торговли организована следующим образом. Инициатива принадлежит людям, которые хотят что-то приобрести. Странствующие коммивояжёры ещё не вышли на историческую сцену, а потому торговцы, скорее, являются агентами по закупкам, как в своих собственных глазах, так и в глазах окружающих. Безусловно, они доставляют к месту обмена свой собственный товар, но этот товар являются аналогом денег, необходимым условием для приобретения всего того, ради чего торговцы и отправились в путь. Таким образом, когда торговцы прибывают в Новый Обсидиан из всё более и более далёких мест, они делают это ради конкретной цели, чтобы выменять у местных обсидиан, а не сбыть собственную продукцию. Их товары для бартера, по большей части, представляют собой обычную добычу с их охотничьих территорий. Когда жителям Нового Обсидиана нужны какие-либо ценные товары, типа меди, раковин или красителей, то есть всего того, что невозможно добыть в окрестностях города, они посылают своих торговцев для приобретения необходимых вещей в других поселениях. И торговцы берут с собой обсидиан, как если бы он был денежным средством.

Так поселения, обладающие монополией на редкие и драгоценные товары – будь то медь, раковины, красители – превратились в дополнительные центры торговли обсидианом. Их жители меняют излишки полученного по бартеру обсидиана на охотничью продукцию окрестных племён. И точно так же Новый Обсидиан является региональным центром торговли другими редкими товарами, помимо обсидиана.

Новый Обсидиан, таким образом, стал не только производственным, но и логистическим центром. Город предлагает на экспорт не один, а два важнейших товара. Одним из них, конечно же, по-прежнему является обсидиан. Другим экспортным товаром являются услуги – по приобретению, хранению и обмену товаров, которые поступают извне и которые предназначаются для последующих покупателей, которые тоже приходят извне.

Экономика Нового Обсидиана делится на экспортно-импортную экономику, с одной стороны, и местную, или внутреннюю экономику, с другой. Но граница между этими двумя главными составляющими городской экономики не является постоянной. Со временем Новый Обсидиан добавил много новых экспортных продуктов к тем двум, о которых речь шла выше, и вся эта продукция выросла из внутренней экономики. Например, искуснейшим образом сшитые сумки из шкур, в которых обсидиан доставляют из района добычи – время от времени их выменивают охотники и торговцы, которые прибыли в город за обсидианом, но, увидев сумки, захотели нести приобретённый товар домой прямо в них. Изящные, острозаточенные обсидиановые ножи, наконечники для стрел и копий, зеркальца из полированного обсидиана, изготовленные городскими ремесленниками для внутреннего потребления, также становятся предметом повышенного спроса среди людей, прибывших в город за сырьём. Доказавшая свою силу религия процветающего Нового Обсидиана тоже является товаром: распространённые у местных талисманы охотно покупаются. Ещё на экспорт идут украшения и тому подобные вещи.

Среди основных торговых центров процветает заимствование. Долгое время Новый Обсидиан активно продавал сумки из шкур, но затем мастера из посёлков меди и красителей сами стали их производить. Тем временем, в самом Новом Обсидиане ремесленники научились изготовлять аналоги импортных товаров, популярных у жителей города: например, прочных и изящных корзиночек, которые их торговцы иногда выменивали в поселении, торгующем красной охрой, или резных деревянных шкатулок, изобретённых в поселении, чьим основным товаром были окаменевшие раковины моллюсков. К тому времени, когда побочное производство сумок на экспорт в Новом Обсидиане начало проседать, маленький город уже развил небольшую, но компенсировавшую потери экспортную торговлю копиями корзинок и сумок.

Жители Нового Обсидиана, жители других важных торговых поселений, жители всех малых и заурядных поселений охотников-собирателей, расположенных между крупными центрами – все они яростно защищают свои охотничьи территории и изгоняют оттуда любых чужаков. Исключение делается лишь для тех, кто идёт в центры торговли. Это означает, что торговые пути, сходящиеся к Новому Обсидиану из дальних мест, пересекают территории многочисленных племён охотников. Эти пути сначала связывали город с непосредственными соседями, но постепенно удлинялись, по мере того, как покупателями становились соседи соседей, а затем и ещё более дальние поселения. Когда пути, ведущие в Новый Обсидиан, соединились с дорогами, разросшимися вокруг других городов, образовалась транспортная сеть, которая ко временам Чатал-Хююка простиралась на две тысячи миль с запада на восток.

Почти с самого начала был установлен принцип дорожного перемирия. Это стало возможным, потому что нарушители всегда так или иначе соприкасались с территорией племён, уже участвующих в торговле обсидианом. Любые группировки, которые перекрывали дороги или грабили и убивали и торговцев, сразу же лишались доступа к обсидиану, после чего на них нападали объединённые отряды воинов ближайшего города и окрестных охотничьих племён, которые сами использовали торговые пути.

У идущих по дорогам торговых экспедиций есть постоянные, традиционные места для отдыха и водопоя. Это неприкасаемые убежища, подкреплённые всей мощью религиозных законов города. В таких местах всегда есть родник или иной источник воды, и эти источники охраняются столь же строго. Но никаких постоялых дворов пока нет. Торговцы скудно питаются в пути той пищей, которую они взяли с собой. Они не добывают еду на территориях, которые им приходится пересекать. Они идут быстро и не тратят времени зря, но домой они всё равно возвращаются очень голодными.

Дома в Новом Обсидиане построены из дерева и самана, смеси соломы с глиной; спустя несколько веков появятся и глинобитные строения. «Центральная часть» этого маленького города, площадка, на которой осуществляется обмен, на самом деле расположена на краю поселения, там, где сливаются все идущие к городу дороги. По мере того, как город рос, эту площадку специально оставляли незастроенной. Город раздвигал свои границы в противоположном направлении. С той стороны, откуда приходили дороги, разбивают лагерь пришлые торговцы. На месте стоянок появляются постоянные постройки, хотя их хозяева живут в городе только временно. Бартерный рынок – место встречи двух миров. Площадь, таким образом, является единственным открытым пространством во всём городе, появившимся потому, что нынешнее оживлённое место встреч и сделок изначально было границей, нейтральной полосой, местом, где специально ничего не строили. Площадка для торговли, или теперь уже городская площадь в полном смысле слова, развёрнута в ту сторону, где находятся вулканы. Причина проста – именно тут изначально происходил обмен между хозяевами вулканической местности и первыми жителями Нового Обсидиана. Когда соседние племена тоже начали приходить в поселение для обмена, они использовали уже существующее, традиционное место бартера. По самоочевидным причинам, склады ценной продукции расположены не на рыночной площади. Но среди окружающих площадь построек втиснулось множество мастерских, в особенности таких, где работают с дешёвыми материалами. 

Чтобы понять, почему Новый Обсидиан стал настолько важным торговым центром, местом, куда стекались путешественники из самых далёких мест, необходимо осознать невероятную ценность обсидиана для охотников. Обсидиан ведь не просто вещь, на которую приятно смотреть, или которая может обозначать высокий статус владельца; это жизненно важный производственный материал. Как только им начинали пользоваться, он превращался в предмет первой необходимости и для охотников любого из небольших торговых городов, и для охотничьих племён за пределами городских территорий. Из обсидиана изготовляли самые острые инструменты, которые вообще могли существовать в то время. (Охотникам нужны максимально острые ножи, чтобы как можно быстрее свежевать и разделывать добычу, от этого напрямую зависит производительность их труда. Джекобс приводит в пример зависимость эскимосов от железных ножей, при том, что железо к ним попадало только из внешних источников – Г.Н.) Обсидиан – это, конечно, не сталь, но это ближайший аналог стали в мире Нового Обсидиана".

(продолжение следует...)
Tags: Новый Обсидиан, перевод, социальная эволюция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments