Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Categories:

Джейн Джекобс и Новый Обсидиан, концепция Джекобс

City – это мать и отец вещей. Города являются источником, центром и основным драйвером экономического развития, а также научно-технического прогресса. В городе существует созидательная городская экономика, т.е. старые типы трудовой деятельности в городе порождают новые типы трудовой деятельности, которые отпочковываются от старых и дополняют их. В городе появляются новые товары, в городе происходит импортозамещение, город меняет структуру своего экспорта и переживает взрывной рост (экономики, размеров, численности населения), что является уникальным свойством городов в полном смысле слова.


Город первичен по отношению ко всему, в том числе, по отношению к политической власти. Вашингтон не стал великим американским городом, несмотря на свой столичный статус, а Нью-Йорк стал, несмотря на отсутствие этого статуса. Наоборот, если посмотреть на историю европейских королевств, королевская власть при необходимости переезжала в самый крупный и процветающий город своих владений, делая его новой столицей. Если встать на точку зрения «экономики городов», административные услуги – всего лишь ещё один пункт в списке товаров, которые город может потенциально производить и экспортировать.

Вообще, бедные и богатые страны – это успешные или неуспешные регионы, структурированные вокруг городов. 

Как разрушитель, город отбирает у не-города различные типы деятельности, замещая их собственным, внутренним производством. Например, существовали городки, вся жизнь которых в 19 веке крутилась вокруг доставки в Нью-Йорк льда. Но потом в городе появились рефрижераторы и искусственный лёд, а эти городки умерли. Но как созидатель, город всё время создаёт новые типы деятельности и выносит их за пределы города. Сельское хозяйство – изначальный тип деятельности, который город делегировал деревне. И точно так же в наши дни город создаёт спрос на «экологический» или «этнический» образ жизни, на народные промыслы, жизнь на природе и прочую антропологию. Это всё типы деятельности за пределами города, созданные городом в интересах города. Понятно, что это может быть «этнографическая деревня», реконструирующая образ жизни наших предков, а может быть космодром. Суть от этого не меняется.

Создание новых типов деятельности на базе старых, с отпочкованием от старых – суть городской экономики. Например, была фирма-производитель наждачной бумаги. Она экспериментировала с различными видами клея для крепления абразивного слоя к бумаге. С производством наждачной бумаги вышло не очень, зато случайно изобрели клейкую ленту. Производство клейкой ленты является побочным видом деятельности для материнской фирмы, но может отпочковаться в самостоятельную, многомиллионную индустрию. Так маленькие фирмочки отпочковываются от крупных корпораций, забирая с собой часть кадров и компетенций. Подавляющее большинство разоряется, а ничтожное меньшинство само вырастает в гигантских монстров. Крупному предприятию намного сложнее себя «пересобрать» и сменить тип деятельности на более перспективный, поэтому люди с нереализованными амбициями и идеями уходят в стартапы. Всё вместе это двигает экономику.

Или, например, представим себе средневековый городок, предоставляющий проезжающим мимо купцам постоялые дворы и склады. Так или иначе, торговцам потребуются кузнецы, шорники и так далее. Возникнут разные типы деятельности, обслуживающие и обеспечивающие основную специализацию поселения. Эти породит новые профессии, новые занятности, и всё это может вырасти в новую городскую индустрию, на фоне упадка прежней. Или не породит, конфигурация торговых путей изменится, и городок вымрет, так и не став полноценным городом.

Импортозамещение – это центральная, и, может быть, самая известная идея Джекобс. Город вынужден ввозить продукцию, которой у него нет, но в какой-то момент начинает сам производить подобную продукцию или её близкий аналог – за счёт новых типов деятельности.

Допустим (пример Джекобс), в конце 19-нач.20 вв. японцы очень полюбили велосипеды, но они вынуждены были ввозить их из Европы. И так как в городе Токио было много владельцев велосипедов, возникли кустарные ремонтные мастерские, обслуживающие их потребности. Импортные велосипеды стоили дорого, и запчасти к ним тоже приходилось заказывать из Европы, что было и дорого, и долго, и неудобно. Поэтому токийские кустари научились производить копии этих деталей. Причём, у каждого мастера была своя специализация, одна конкретная велосипедная деталь, которую он умел изготовлять, потому что речь всё ещё шла о ручном, примитивном производстве. В итоге оказалось, что, если мастерские со всего Токио скооперируются, то общими усилиями они смогут собрать велосипед, или хотя бы 90 процентов велосипеда (а где девяносто, там и сто). В Токио стали производить велосипеды – местные и дешёвые. Токио стал снабжать велосипедами другие города Японии, фирмочки, собирающие велосипеды, стали, в итоге, собирать не только велосипеды, и пошло-поехало.

Итак, у нас есть город, в городе есть внутренняя и внешняя экономика. Город что-то производит и экспортирует, получает за это средства, и на эти средства приобретает продукцию извне, импортирует её. Если внутренняя экономика города сможет начать производить близкий аналог поступающего извне товара, то потребность в импорте данного товара снизится. При этом, город по-прежнему производит то, что он производил, и по-прежнему располагает ресурсами для внешней торговли. Но теперь эти ресурсы пойдут на приобретение чего-то ещё, т.е. изменится структура импорта. При прежних объёмах экономики город стал богаче, у жителей появился доступ к новым товарам. Но эти новые товары, в свою очередь, позволят городу развить новые виды деятельности (которые отпочкуются от старых), что изменит структуру городского экспорта, дополнив её. И даже ту продукцию, которую город начал производить для замещения прежнего импорта, он в какой-то момент сможет начать экспортировать на новые, неосвоенные рынки. Всё это срабатывает, как мультипликатор, и экономика города переживает период взрывного, геометрического роста (размеров, населения, чего угодно), что, собственно, и является уникальной особенностью городов.

Важное замечание. Настоящий город по самой своей природе избыточен и неэффективен, и в этом заключается его главное преимущество. В городе много лишнего и ненужного – и это лишнее и ненужное может стать ресурсом развития. В идеально отрегулированном и распланированном поселении отсутствует пространство для экспансии, там нет возможности к чему-то пристроиться и создать что-то своё. Но в настоящем городе всегда будут какие-нибудь заброшенные здания, дешёвые пустыри, что-нибудь списанное и ржавеющее. И в городе будут кадры, необходимые люди с необходимыми компетенциями, часто весьма узкими и специфическими. И так далее, и тому подобное, Джекобс расписывает это долго и со вкусом.

Наконец, и это, пожалуй, самая романтичный момент, города создают города. Настоящий город рождается за счёт других настоящих городов. Городу нужна внешняя торговля, городу нужны развитые рынки сбыта. Новый город складывается в рамках существующей торговой сети, завязанной на какой-то другой, более ранний и крупный город. (Город обычно рождается из поселения, обслуживающего те или иные экономические интересы материнского города.) Торговая сеть и её узлы могут пережить изначальный город-основатель, но без торговых путей не будет и города. Экспансия США на запад, к океану, обеспечивалась развитым Восточным побережьем. Не было бы Нью-Йорка, не было бы и Лос-Анджелеса. Но Нью-Йорка не было бы без Лондона, потому что вся торговля в Атлантике была завязана на Лондон. А Лондона не было бы без Венеции, потому что благодаря Венеции система средиземноморской торговли дошла до атлантического побережья Европы и дальше, до Балтики. Лондон развился и превратился в полноценный город в системе этой североатлантической торговли, с её купеческими конторами и банками. Венеция стала городом благодаря Константинополю, Константинополь – благодаря Риму, а Рим изначально обслуживал интересы этрусских городов. У каждого города есть подобная родословная, даже если мы её не знаем и не можем реконструировать.

Из этого, впрочем, мы получаем, что первый город порождает сам себя, что невозможно. Джекобс обходит это противоречие следующим образом: для появления изначального города нужно, чтобы несколько поселений-протогородов стали торговыми партнёрами друг для друга. Тогда они помогут друг другу одновременно преодолеть барьер и перейти к созидательной городской экономике. Все последующие города будут возникать уже в рамках существующей структуры внешней торговли.

И вот отсюда мы уже может перейти к истории Нового Обсидиана.

(продолжение следует...)
Tags: социальная эволюция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment