Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Category:

Ламарк и Мандельштам

ermenegilda мне напомнила, что хотя Пушкин и не читал Ламарка, Ламарка читал Мандельштам. Пушкин мог бы изложить в стихах своё мнение о теории эволюции по мотивам "Философии зооологии", но не сложилось, поэтому Мандельштам написал то, что не написал Пушкин.

"Об этом стихотворении написано много, в том числе ведущими мандельштамоведами; в результате, о нем известно, казалось бы, все, если не больше, чем нужно. Выявлена его богатая подоплека: связь с (нео)ламаркистской и соответствующей натурфилософской традицией (в том числе Бергсоном), с биографическим фоном (особенно ролью Б.С. Кузина), с другими произведениями самого Мандельштама (лирикой, «Путешествием в Армению», «Разговором о Данте»), с некоторыми литературными топосами (парой Данте-Вергилий; Книгой Бытия), с тютчевским «хаосом», с целым пластом текстов как Золотого, так и Серебряного веков русской поэзии (от Гнедича и Баратынского до Мережковского и Хлебникова) и даже с более поздней литературой; отмечены особенности его формальной структуры (включая поэзию грамматики); и, с опорой на тот или иной вариант этого инструментария, предложены широкие -- часто взаимоисключающие – историософские истолкования".


В чём суть?

В первом томе "Философии зоологии" Ламарк избрал крайне упоротый способ повествования, поскольку часть текста являлась изложением его собственных записок к курсу лекций, который он вёл. Сначала Ламарк объясняет "лестницу жизни" сверху донизу — мы берём высшие, сложные формы жизни и прослеживаем путь их деградации, вплоть до одноклеточных. Эта часть, по понятным причинам, и произвела столь глубокое впечатление на Мандельштама. Упоминание "разломов" взято напрямую из Ламарка, как и общий образный ряд. После стадии млекопитающих мы теряем живорождение, после птиц — тёплую кровь. С какого-момента мы теряем полноценные глаза, затем и выделенную голову... От дышащих жабрами ракообразных мы спускаемся к дышащим трахеями паукам, а от них к совсем примитивным насекомым.



Потом Ламарк повторяет то же самое, но уже в обратном, "природном" порядке, как историю восхождения и развития Природы, от простого к сложному. "Лестница" при этом всё ещё линейная, безальтернативная и однонаправленная.

Наконец, он берёт эту лестницу и разворачивает её в полноценное древо жизни, состоящее из разных ветвей, которые, выйдя от общего предка, развиваются своим собственным, уникальным образом. Деградация и развитие происходят одновременно и параллельно — нужные с точки зрения внешних условий и "привычек" органы совершенствуются, бесполезные редуцируются. Млекопитающие не произошли от птиц, но птицы и млекопитающие произошли от общего рептилоподобного предка, который, в свою очередь, произошёл от досторической рыбы. Предки тюленей были сухопутными существами, предки китов были намного меньше адаптированы к водной среде, предок летучей мыши не имел крыльев, но бегал и прыгал по веткам.

Ламарк, возможно, этого не хотел, но у него получилась классическая трёхчастная модель Знания. Знание для простецов: "от образа Божьего к простейшим через деградацию". Знание для учеников: "история восхождения Природы от простого к сложному по Лестнице Жизни". Знание для мастеров, приобщённых к Тайне: "Древо Жизни, процесс эволюции и наша родословная, как разумного вида" (и этот последний уровень раскрывается в приложениях и примечаниях, sapienti sat).
Tags: Ламарк
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment