Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Categories:

Самодостаточные коллективы Бурланкова — Война и мы

Бурланков пишет часто и много, на самые разные темы. Для описательного построения модели социальной эволюции интерес представляют его высказывания на тему войны. Но надо учитывать, что в рамках данной концепции развитие военного дела и социальная эволюция происходят независимо, у Бурланкова это две отдельные системы. "Князь с дружиной" железного века, безусловно, превосходит "князя с дружиной" каменного века по вооружению и тактике; индустриальный "феодализм" будет отличаться от "феодализма" бронзового века и в военном, и в каком угодно смысле. Но это всё равно будет один этап развития общества, как самодостаточного коллектива. 

Начнём с тактики: 

"Первое разделение (и первая тактика) - это выделить отряд "помощнее" ("богатырей"), который наносит главный удар - и "вспомогательные силы", которые охраняют ударный отряд и не пускает вражеские "ударные силы". По сути, как можно заметить, вся стратегия до сих пор сводится к этому (нанести удар своими "ударными силами" так, чтобы [они понесли] наименьшие потери, а противник - наибольшие).

Тут уже началась "гонка вооружений", ибо вооружения для удара и для обороны нужны были разные.

Но с другой стороны, началась и "тактическая гонка". Т.е., если вы стремитесь нанести удар своим "ударным отрядом" и стремитесь не дать нанести врагу его ударным - то если есть силы, противостоящие (сдерживающие) вашим ударным силам - то логично выделить и силы, мешающие "мешающим силам"".

"В собственно военных столкновениях, когда появляется какое-то "военное искусство", всегда выделялись следующие "боевые части":

1) разведка;
2) "застрельщики", части, которые завязывают бой, чья задача потревожить чужие "главные ударные силы", чтобы уменьшить их ударную силу;
3) главные ударные силы - "большой полк", объединение частей, которые наносят главный удар;
4) части "противодействия" чужим застрельщикам, т.е., "прикрытие" главных ударных сил.

Тактика заключается в том, чтобы еще до того как нанести удар своими главными силами, измотать чужие главные силы так, чтобы свои оказались в преимуществе. И не дать этого сделать противнику".


За исключением разведки, как отдельной структуры, остальное укладывается в треугольник из основных сил, контросновных сил и контр-контросновных. Читатели моего журнала со стажем видели множество подобных схем, от респектабельного четырёхугольника Арчера Джонса (1, 2). до треугольного фрактального безумия инфантерии/кавалерии/артиллерии Монстера (включая пятиугольные псевдопарадигмы псевдо-Монстера). И от древних попыток Переслегина рассказать о космоопере:

"Желание прикрыть линкор от легких истребителей противника порождает еще один тип корабля — легкий крейсер, подвижный, защищенный заметно хуже линкора и линейного крейсера и вооруженный большим количеством малых орудий, бессильных против линкора, но пригодных для массового уничтожения беззащитных “дестроеров”. Заметим, что такие же крейсера вскоре начнут возглавлять атаки истребителей, стремясь связать боем корабли прикрытия противника. Эволюция этого класса приведет к разбиению его на два подкласса — оборонительных легких эскортных крейсеров и наступательный легких ударных (в другой терминологии — линейно-легких крейсеров)".


...до очередного четырёхугольника Серой Зоны и моих собственных развлечений на тему: 1 (!), 2, 3, 4, 5. Тут, в целом, ничего нового.

Вторая важная идея Бурланкова — что новым центром силы, "ядром развития", если так можно выразиться, часто становится территория, которая на предыдущем витке была Пограничьем: регионом, где сталкивались и уравновешивались силы как минимум двух сопоставимых проектов-обществ-культур. По такому региону постоянно прокатываются войны, а реальная граница либо вообще отсутствует, либо ходит туда сюда. Но стоит одному или всем прежним центрам силы ослабеть, и периферийная, пограничная территория вдруг превращается в источник новой консолидации и экспансии.

"Интересный факт: очень часто страны, где недавно шла война и проходило противостояние, вдруг оказываются на первом месте в следующий период. (...)

Там, где возникает "граница двух обществ", возникает напряжение - и если у обществ хватает сил, туда стягиваются - по Гумилеву, пассионарии, а в нашей терминологии - "князья со дружинами", в основном, военные коллективы, но следом за военными - и торговые, и научные/ремесленные, работающие на войну...
.
То есть, происходит - если только граница "выдерживает" - накопление сил. (...) Что и приводит потом, после снятия напряжения (путем ликвидации одной из сторон) к резкому "выбросу" силы.

В некотором смысле, это есть "компенсация" за разруху времени "приграничья"".


Он приводит следующие примеры (как я уже говорил, натягивание реальной истории на концепцию не является сильной стороной творчества Бурланкова):

"Могу предположить, что и бурное развитие в районе Средиземноморья в древности связано именно с противостоянием множества культур в этом районе: с юга шли Египтяне, с Востока - Шумеры (пришедшие вообще неизвестно откуда); в центре существовали с древних времен критяне, с Севера шли хетты, дорийцы и пр... Взаимодействие - не только дружеское! - этих народов и приводило к постоянному "напряжению", требующему избытка сил - и, как следствие, постоянного переобустройства общества и какому-то техническому развитию..

Подъем Византии, возможно, тоже связан с тем, что именно тут шло перманентное противостояние с Персией (до того Парфией) - и, соответственно, перетоком сюда наиболее толковых военных...

Когда все Средиземноморье оказалось под властью Рима, напряжение сместилось на окраины - противостояние Византии и Персии, противостояние Рима и готов/гуннов с "союзными варварами". Опять же, именно тут возникают будущие новые государства.

Но после завоевания почти всей Европы Карлом Великим и установления стабильности, взаимодействие - и как следствие, напряжение - смещается к его границам: противостояние со Славянами и со Скандинавами (что приводит к возникновению викингов; напомню, что одно из самых массовых участий в походах викингов принимают Датчане, непосредственная окраина империи Карла Великого).

...Киев, что интересно, тоже в 6-8 вв находится в "приграничной зоне", где соперничают собственно славянские государства (о которых мало что сохранилось), Хазария (наследница Тюркского каганата) и авары. Судя по найденным городищам, разоренным войной, тут явно шло очень серьезное противостояние.

А в 9-м веке Киев оказывается "Матерью городов Русских". Вернее, уже в 10-м - в 9-м [веке] "отцом городов русских", видимо, правильнее назвать Новгород.

Славяне, противостоящие на Западе - империи Карла Великого и его наследникам, на Юге - аварам и Византии, на Востоке - Хазарии и Волжской Булгарии, тоже "организуются". Образуются Польша, Чехия, Киевская Русь. Причем Киев, как уже было сказано, судя по близости к Змиевым валам, поначалу тоже был "пограничной крепостью", и тоже скапливал военные силы со всего "славянского единства".

На пограничье Руси (возникшей на противостоянии славян, авар и хазар) и Немецких орденов возникает Литва - поначалу как противостояние Орденам. Причем тоже, столь стремительный рост ее силы вызван притоком людей из Руси и Польши (что облегчило затем присоединение русских земель и объединение с Польшей).

Ну, и Москва, что интересно, возникает в приграничье противостояния Литвы и Орды.

...Кроме противостояния с индейцами, будущие США были ареной борьбы сперва англичан и французов, потом англичан и самих американцев, потом американцев и испанцев/мексиканцев - в общем, туда силы скапливались постоянно.

...Ещё напомню про Германию, что именно по ней проходило противостояние гвельфов и гибеллинов (?! - Г.Н.), а потом - Реформация".


И, наконец, его концепция цивилизационных ойкумен и мировых войн ("подождите еще, вот когда будут освоены океаны, а в Северной Африке возникнет новое мощное государство - лет через двести - мировые войны будут совсем другими...").

Вмещающий цивилизацию макрорегион можно образно представить в виде гигантской чаши, края которой образованы труднопроходимыми естественными препятствиями, типа гор, морей, пустынь. Со стенок всё стекает на дно, и выбраться из такой "чаши" непросто. Содержимое чаши — это и есть ойкумена той или иной цивилизации, весь известный мир от края до края, от "восточных гор до западного моря". 

"Тогда как на мой взгляд, следует выделить "цивилизацию" прежде всего как ЗАМКНУТОЕ сообщество, которое практически самодостаточно (на всех выше перечисленных планах) и может в принципе существовать без других сообществ.

Такое чаще всего возникает в условиях природной отделенности от других сообществ. При этом контакты между цивилизациями хотя и могут быть - но они случайны и не принципиальны ни для выживания, ни для развития цивилизации...

Если народ как-либо попадал в одну из этих [географически обособленных] областей, он отделялся от других и был вынужден так или иначе выживать на окружающей его территории, не завися от контактов с другими, ибо эти контакты требовали серьезных усилий...

Однако в отличие от Тойнби, мы полагаем, что народы, появляющиеся на территории этих замкнутых групп, не остаются постоянными и не являются прямыми предками друг друга. Т.е., туда попадают "племена", или дружины - из других регионов, иногда завоевывают всю "цивилизацию", иногда на ее территории происходит ожесточенное столкновение между разными "группировками", как, скажем, в Средиземноморье (да и в любой цивилизации), и лишь отчасти тех, кто обосновывается на той же территории в новый период, можно считать наследниками прежних народов. Хотя как правило, генетически состав меняется не сильно - пришельцев, именно в силу замкнутости рассматриваемой области, не может быть много. Так, несмотря на завоевание испанцами, Латинская Америка генетически сохранила гаплогруппы индейцев.

Но если таких волн много, то раз за разом, за сотни лет (капля камень точит), может произойти и почти полная смена состава.

Дальше, тем не менее, в развитии, цивилизации начинают взаимодействовать. Переваливают через разделяющие рубежи - и дальше многое зависит от состояния того общества, что образовалось во "вмещающем ландшафте". Если там общество централизованное - то будет мелкий набег. Если там общество в раздрае - даже малый набег может привести к серьезному хаосу и полной смене цивилизации".

"Тут был интересный момент "столкновения цивилизаций". Как уже было сказано, каждая цивилизация внутри себя общается куда сильнее (в том числе, и военным образом), чем снаружи, и внутри вырабатываются некоторые общие принципы ведения боев, при этом, никак не согласованные с аналогичными "военными системами" других, дальних соседей.

Потому при столкновении уже между "цивилизациями" то, за кем окажется успех - часто вещь достаточно случайная".


Дальше он делит войны на мировые и феодальные. Феодальные сводятся к поглощению слабых соседей и экспансии усилившейся державы. Мировая война — это война за передел известного мира, война в масштабах ойкумены, когда сталкиваются несколько независимых и сопоставимых геополитических центров. Используя термин Каутильи, такая война затрагивает весь круг держав, Раджамандалу (*, **). Такие мировые войны ведутся с максимальным напряжением сил и потому являются двигателем прогресса, и не только в военной сфере.

"...Обычно при "феодальном периоде" особого технического развития не происходит, люди воюют устоявшейся тактикой, и тот, кто сможет оптимально использовать имеющееся вооружение, тот и выходит (на время) победителем, становится "гегемоном" своего участка, пока не столкнётся с другим "гегемоном".

А вот когда уже объединены крупные силы [и начинается война за передел ойкумены] - тут возникают серьезные технические новшества, могут появляться новые рода войск, и, соответственно, новые тактики боев".


Мировые войны крайне разрушительны, даже ничья в них, как правило, ослабляет всех участников. В пределе мировая война заканчивается полным уничтожением одной из сторон, или даже тотальным крахом всех центров силы (всеобщим поражением). Таким образом, феодальные войны ведутся до мировых (стадия консолидации), и могут вестись после мировых (на руинах старого мирового порядка).

"...Есть некоторые более взаимодействующие области поверхности Земли, которые по сути для своих народов являются "ойкуменами". Т.е., когда весь доступный на данном этапе участок Земли заселен и поделен, начинается его ПЕРЕДЕЛ, и такие войны - за передел всего освоенного пространства - вполне могут считаться мировыми (...). Можно их назвать "локальными мировыми войнами".

Иными словами, все войны можно поделить на две категории (в отличие от "справедливых" и "несправедливых") - войны "феодальные", когда один "феодал" - наиболее активный и получивший какое-то случайное преимущество перед другими - начинает подчинять себе соседних, менее удачливых, - и войны "мировые", или "за передел мира" - когда в доступном ареале сформировалось несколько равных по силе центров, весь мир поделен между ними - и дальнейшее расширение может быть только за счет "съедания" одного из уже существующих (а то и нескольких).

Как правило, такие переделы приводят в итоге к "впадению в варварство" - распаду всех уже существующих "центров" и опять возвращению к "феодализму" (в обобщенном смысле), с мелкими войнами за выяснение, "кто главный", между соседями, без ярко выраженных центров".


Важно понимать, что в рамках этой логики, завоевание Александром Македонским Персии -— это "феодальная война", "ибо Персия собственно не претендовала уже ни на что, а только защищалась, попутно разваливаясь... там не было соперничества двух центров, а было поглощение более удачливым центром менее удачливого соседа". В то время как войны диадохов после смерти Александра — уже "мировая": "войны диадохов, втянувшие в себя все Средиземноморье и по сути приведшие к возникновению двух новых центров - Понта на Черном море и Рима в Италии - вполне могут быть отнесены к мировым".

(В рамках общей концепции Бурланкова, можно заметить, что раскол державы Александра проходил по границам народов, т.е. группировался вокруг разных святилищ и жреческих каст, так как народ у него и определяется через наличие общих святынь. По Бурланкову:

"Первым отделяется Египет, где жречество - давняя и серьезная общественная сила, и где и персидских-то царей недолюбливали.
Обосабливается и Греция с побережьем Эгейского моря - там признавали "Дельфийского оракула" и верили в Олимпийских богов.
Выделяется Вавилония, со своими древнейшими культами, восходящими еще к шумерам - здесь как раз вначале обосновывается Селевк.
И обосабливается Мидия. В конце правления Ахеменидов они как раз пытались установить "гегемонию зороастризма", чтобы объединить страну единой верой (что не в последнюю очередь способствовало отпадению Египта от "власти мидян", как сами египтяне называли персов)".


Так что в ходе войны советниками при диадохах были представители разных жреческих верхушек.)

Помимо прочих, в качестве мировых войн Бурланков называет: великое переселение народов и крах Западной Римской империи в 5 веке (о котором мы многое не знаем; "идет огромная война за "передел мира". Только кто является его центрами?"), Крестовые походы 11 века и безымянная война второй половины 16 века, составной частью которой, помимо близкой к нам Ливонской войны, были нидерландская революция и англо-испанская война, включая поход "Непобедимой армады".
Tags: геополитика, племя-жрецы-восемь-этапов, социальная эволюция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment