Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Category:

Теория поколений Штрауса и Хау: Отечественная история

[Новости, вернее, их отсутствие, всё типично. Опять заболел в конце августа, это мне опять всё поломало после того раза, когда всё поломалось в конце июня. Вот такое фиговое лето. Причём, то, что я хотел написать тогда, настолько прочно сидит у меня в голове, что избавится от этого и перейти к чему-то ещё нет никакой возможности. P.S. Вышесказанное, в свою очередь, тоже перестало быть актуальным, как оставшееся далеко позади лето, но, в общем, оправданий нет и ничего не изменилось. А текст меня всё равно не отпустит, если я его не напишу.]

Напоминаю про предыдущие обрывки:

Теория поколений Штрауса и Хау
Теория поколений и судьба империй



Речь о концепции, где история общества делятся на секулумы, каждый секулум, "человеческий век", состоит из четырёх фаз и четырёх поколений (~80-90 лет, плюс-минус), свойства поколений заранее запрограммированы и сменяются примерно по принципу "тяжёлые времена порождают сильных людей, сильные люди создают хорошие времена, хорошие времена порождают слабых людей, слабые люди создают тяжёлые времена" и "раздолбаи-взрослые — серьёзные дети, серьёзные взрослые — дети-раздолбаи", но чуть сложнее.

Дальше я хотел показать, как эта система работает с российской историей, вернее, с её популярным восприятием. Это не самая нужная часть, но всё равно необходимая с точки зрения того, как работает моя голова — именно этот текст должен стоять на этом месте, так получилось.

Опять же, посмотрим на то, как Штраус и Хау поступили со своей собственной, англо-американской историей. Видно, что они старались работать на основе понятной каждому школьнику периодизации, где каждая эпоха — это устоявшийся стереотип. Начинается всё с секулума Ланкастеров и Йорков, который у авторов называется "Позднесредневековым"; он явным образом родился из того кризиса, в результате которого Генрих Болингброк, герцог Ланкастерский, сверг своего двоюродного брата Ричарда II и стал Генрихом IV. Этот секулум в ходе своего развития пришёл к новому кризису — Войне Алой и Белой розы — и закончился победой Генриха Тюдора над Ричардом III. Так вот, этот период является устойчивой исторической единицей, в том числе потому, что о Шекспир посвятил ему свою "генриаду".

То, о чём я уже говорил — ради сохранения исторической образности и понятности, Штраус и Хау растягивали и сжимали любые временные промежутки, прибавляли и отнимали годы у заявленных поколений. Отсюда долгий 97-летний секулум Тюдоров, за которым следует и вовсе гигантский 110-летний, охватывающий смерть бездетной Елизаветы и переход власти в Англии к шотландским Стюартам, расцвет пуритантизма, Гражданскую войну, казнь короля и реставрацию Стюартов, а затем Славную революцию и окончательное изгнание Стюартов. Потому что история поздних Плантагенетов, поделившихся на враждующие ветви Ланкастеров и Йорков, история Тюдоров, история Стюартов — это устойчивые единицы английского исторического повествования. И с другой стороны, так появился "аномальный", короткий американский секулум (70 лет с небольшим) от обретения независимости и до Гражданской войны. Потому что это одна история, а после Гражданской войны начинается уже совсем другая американская история, а после Второй мировой — третья (история США, как мирового гегемона), и вот этот третий американский секулум как раз сейчас подходит к концу. Как и было предсказано Штраусом и Хау в самом начале 90-х.

[Можно сравнить это с секулумами КНР и Израиля. Подобно американской гегемонии, эти страны были детищами Второй мировой, и, следовательно, их "человеческий век" подходит к концу, — всё меньше остаётся людей, заставших основание государства, — что в будущем неизбежно приведёт к кризису, в той или иной форме.]

То, что авторы оставили за собой право двигать границы поколений и секулумов вполне укладывается в их концепцию. "Человеческий век" — понятие растяжимое, как продолжительность человеческой жизни. "Фазы и повороты" эпох они сравнивают с временами года: бывают мягкие зимы, "зимы ждала, ждала природа, снег выпал только в январе", случался на памяти человечества и "год без лета". Границы поколений, в конечном счёте, связаны с внешними социальными маркерами, с яркими историческими событиями, которые люди застали в том или ином возрасте.

Это можно сравнить с символическим значением, которые мы придаём тем или иным десятилетиям, например, "шестидесятым". Американские шестидесятые начались где-то в 1964 и закончились к 1972. Как пишут сами американцы, "начало шестидесятых ещё было пятидесятыми", но и первый срок Никсона (1968-1972) — это всё ещё шестидесятые; тут обычно приводят названия двух книг, Jon Margolis, "The Last Innocent Year: America in 1964—The Beginning of the 'Sixties'" ("Последний год невинности: Америка в 1964 и начало "Шестидесятых"") и Andreas Killen, "1973 Nervous Breakdown: Watergate, Warhol, and the Birth of Post-Sixties America" ("1973: нервный срыв, Уотергейт, Уорхол и рождение пост-шестидесятнической Америки"). В то же самое время, советские шестидесятые начались в 1956 и закончились в 1968. Ключевые события были другие.

Именно это позволяет нам в очередной раз сказать, что в рамках этой концепции у каждого народа, в каждой национальной истории были свои секулумы, свои фазы, свои поколения. США начали своё историческое существование в качестве колоний Британии, и жили в ритме породившей их метрополии. Актуальный на тот момент британский секулум начался в районе 1700 года. У Штрауса и Хау это 1701 год — период после кризиса, приведшего к Славной революции, начало империи, "Августов век" британской культуры; по Глаббу — 1700 год, рождение Британской империи, как таковой. Из этого мы можем заключить, что и английский, и американские авторы писали в рамках одного исторического мифа, с одними и теми же ключевыми рубежами. Кризис того секулума, в том числе, привёл к восстанию в североамериканских колониях и обретению ими независимости. После этого Америка и Британия живут своей собственной жизнью, а это значит, что их исторические циклы должны постепенно рассинхронизироваться. Британская империя вступает в свой второй секулум, уже в качестве мирового гегемона. Если вышеупомянутый первый американский секулум считается "аномально коротким", потому что Гражданская война, по мнению авторов, "случилась слишком рано", то в Британской империи, очевидно, никаких аномалий не было, и кризис очередного секулума завершился где-то в районе семидесятых годов 19 века. Правда, никаких сопутствующих событий мы там не найдём, королева Виктория как правила, так и продолжала править. Но в порядке натягивания совы на глобус, можно сформулировать правило, что скрытый кризис для социального организма ещё опаснее явного. Без "правильного" кризиса конца секулума не произойдёт инициация активистов, они не попадут на Последнюю битву и не одержат там неизбежную победу над силами тьмы. Без повзрослевших и пытающихся контролировать общественную жизнь победителей-активистов не с кем будет воевать юным идеалистам, а значит, из них не вырастут пророки, которые в старости поведут на бой новое поколение активистов. И очередная Последняя битва будет проиграна: выиграна кем-то ещё. Снежная зима обещает богатый урожай осенью, и всё такое. Как бы то ни было, следующий кризисный период приходится где-то на тридцатые-пятидесятые годы двадцатого века (с накопившимся отставанием цикла от американского), и вот он уже окончательно хоронит Британскую империю. По Глаббу, Британская империя умирает в 1950 году.

Напоминаю, что речь всё ещё об этом: Государства в полном смысле слова, державы, типа империи Романовых или сёгуната Токугавы. Живут 200-300 лет, 10-12 поколений, описываются "имперскими" или "династическими" циклами, какими бы они не были. Такие структуры спокойно проживают два условных секулума, но в ходе третьего или сразу же после него начинается затяжной кризис, который обычно приводит к их гибели или радикальной трансформации в какое-нибудь новое общество, новую "династию".

И вот, наконец-то, мы дошли до российской истории. По тем или иным причинам, для неё лучше всего работает восьмидесятилетняя продолжительность секулума (~20 лет на отдельную фазу); как всегда, плюс-минус, причём скорее минус, чем плюс. Отечественные секулумы получаются сравнительно короткими. Как всегда с человеческими измерениями, это должно быть как-то связанно с общей продолжительностью жизни, возрастом вступления в брак и возрастом рождения первого ребёнка, и так далее. Схема всё равно совершенно условная, речь пойдёт именно о мифах и устойчивых единицах исторического повествования, а логика нумерологическая: отнимаем-прибавляем 80 лет и смотрим, куда мы попадаем, при необходимости сдвигая хронологические границы. Вот наши примерные периоды кризиса, "зимы" секулумов:

1580-1600

1660-1680

1740-1760

1820-1840

1900-1920

1980-2000

Понятно, что точкой отсчёта является современность, но начнём с противоположного конца — с заката державы Рюриковичей. Кризис секулума — 1580-1600. Существует связанное с этим периодом историческое понятие, "поруха". "Поруха — данное современниками событий название тяжелейшего экономического кризиса последних лет эпохи царствования Ивана Грозного (1570—1580-е годы), ставшего последствием Ливонской войны (1558—1583) и опричнины (1565—1572). В результате кризиса запустел ряд регионов, пришло в упадок сельское хозяйство. Последствия кризиса ликвидировались центральными властями усилением налогового бремени и закрепощением крестьянства".

Предыдущий кризис Рюриковичей скрывается в тумане времён, но тут опять можно обыграть тему, что скрытый, вялотекущий кризис предпоследнего секулума является предтечей сокрушительного кризиса последнего секулума, хоронящего весь предшествующий "державный" период. Потому что именно это у нас и происходит. За зимой социума должна была последовать весна, но тут весна не наступила, и не только в рамках секулумного круговорота Штрауса и Хау, но и в самом прямом, непосредственном смысле: дожди, заморозки, аномально холодная погода ("малый ледниковый период"), три неурожайных года подряд (Великий голод 1601-1603 гг.). А потом стало ещё хуже, началась Смута.

Наступление нового секулума можно умозрительно связать с проектом Романовых (Захарьиных-Юрьевых), могущественного боярского рода, успевшего породниться с правящей династией Рюриковичей. "Романовы, отечества надежда", как писал Пушкин в "Борисе Годунове", "заточены, замучены в изгнанье". Борис Годунов сыграл на опережение и разгромил их: "Мощная группировка Романовых была расценена Борисом Годуновым как конкуренты. Пять братьев Никитичей были отправлены в ссылку, откуда живыми вернулись только двое...".

Но Романовы оказались Старками нашей отечественной Игры Престолов, ведь именно им, в конечном счёте, достался проклятый вавилонский венец. Фёдор Никитич, сын Никиты Романовича, насильно постриженный в монахи под именем Филарет, стал патриархом всея Руси и увидел своего сына Михаила Фёдоровича на русском троне. Но, конечно, затяжной кризис, Смута и сопутствующие события сильно скомкали период подъёма.

Кризис первого романовского секулума по нашей нумерологической схеме выпадает примерно на период с 1660 по 1680 год. Туда попадают негативные последствия очередной русско-польской войны (1654-1667), Медный бунт (1662), Восстание Стеньки Разина (1667-1671), Стрелецкий бунт (1682). Одним словом, бунташный век. Большой московский собор (1666-1667) окончательно объявил старообрядцев еретиками и положил начало государственным гонениям на них. Как это обычно бывает в самодержавных монархией, кризис государства — это ещё и кризис правящей династии. У царя Алексея Михайловича было несколько сыновей, но они отличались слабым здоровьем и были мало пригодны для исполнения царских обязанностей. Дмитрий умер в младенчестве, Алексей, наследник, умер, немного не дожив до 16 лет, Фёдор успел стать следующим царём, как Фёдор III, но умер в 20 лет. Симеон умер в детстве. Оставался Иван, по которому сразу было видно, что царя из него не выйдет, и ещё самый младшенький, Петруша, который, хотя бы, оказался бойким, резвым и любопытным мальчуганом. Поэтому в 1682 году, по итогам стрелецкого бунта, решили компромиссно короновать обоих, как соправителей, а регентом при них, по малолетству Петра I и слабости Ивана V, назначить их сестру, царевну Софью.

Концом кризиса и началом нового, "петровского" секулума можно объявить 1689 год — воцарение Петра Алексеевича de facto — и с этого момента отсчитывать начало имперского периода России. [У Глабба указан 1682, но Глабб не особо интересовался российской историей.]

Кризис петровского, или первого имперского секулума — 1740-1760, выпадает на царствование Елизаветы Петровны (1741-1761) и эпоху дворцовых переворотов. Самое яркое внешнеполитическое событие — Семилетняя война. К этому времени, созданные Петром институты фактически перестали функционировать, а наследники Петра начали уже физически заканчиваться. После Петра последовательно правили его вдова (Екатерина I), внук (Пётр II), племянница (Анна Иоановна), внучатая племянница и её новорождённый сын (Анна Леопольдовна и Иоанн Антонович), и, наконец, дочь Елизавета, свергнувшая Анну Леопольдовну. После Елизаветы оставался ещё один внук Петра, Карл Петер Ульрих (Пётр III), но он оказался так себе наследником, на троечку. Конец кризиса и начало нового секулума — 1762 год, Екатерина, успев родить наследника, устраняет мужа, Петра III, за профессиональную непригодность, и становится императрицей Екатериной II.

Безусловно, мы могли бы объединить правления Петра и Екатерины Великой в один большой сверхжирный секулум, по аналогии с тем, что Штраус и Хау сделали с периодами Тюдоров и Стюартов в английской истории. Но в нашей истории петровский и екатерининский период всё-таки воспринимаются, как две разные сказки, с двумя отдельными периодами подъёма. Надпись на постаменте Медного всадника, "ПЕТРУ перьвому ЕКАТЕРИНА вторая лѣта 1782", она как раз о том, что Екатерина проводила параллели между своей эпохой и эпохой Петра, т.е. двумя одинаковыми фазами разных секулумов.

Кризис екатерининского секулума — 1820-1840, опять же, созданные в правление Екатерины институты и механизмы выходят из строя. Мир слишком сильно изменился, и последние осколки 18 века, давно пережившие свою эпоху, тихо сходят в могилу, подобно графине в пушкинской "Пиковой даме" (см. так же "К вельможе"). Этот гипотетический кризис получается у нас довольно мягким и незаметным, но опять же, можно сослаться на высосанное мной из пальца правило, что тихий вялотекущий кризис для социума опасней явного — потому что не позволит полноценно подготовиться к следующему, катастрофичному кризису. Давным-давно, когда мы в ЖЖ спорили о судьбах России, мне говорили, что после начала правления Николая I Россию уже практически ничто не могло спасти, а я возражал: что это за фатальная воронка такая, продолжительностью 80 лет? Вот, в рамках этой концепции, это было именно такая воронка, начало последнего секулума империи — николаевского, начавшегося в правление Николая I и закончившегося с Николаем II.

Как бы то ни было, на этот период у нас попадает восстание декабристов (1825) и крупное польское восстание (1830-1831). Общим знаменателем тут является внук Екатерины Константин Павлович ("...и супруга его Конституция"), польский наместник и официальный наследник брата, Александра I. [Хочется добавить "...и несостоявшийся греческий царь": по общему мнению, имя Константин было дано ему с прицелом на греческий трон в освобождённом Константинополе.]

Дальше уже можно идти по отдельным фазам. Фаза подъёма или расцвета должна была приходится на период с 1840 по 1860. Кризис был так себе, и николаевский подъём вышел так себе — Российская империя умудрилась даже проиграть Крымскую войну, хотя великие державы в фазе подъёма обычно побеждают.

Фаза пробуждения — 1860-1880, соответствует такой устойчивой единице русского исторического повествования, как "правление Александра II и его реформы". Критика предыдущего периода (и лично "Николая Палкина"), как убого и духовно нищего. Пробуждение и духовные искания в этот период были понятно какие: "юноши бледные со взором горящим", молодые идеалисты, шли в радикальные социалисты или анархисты. Человек произошёл от обезьяны, значит, необходимо убить Царя и развязать массовый террор, это и есть духовный долг каждого нравственного, тонко чувствующего человека.

Фаза упадка, неизбежный откат после пробуждения, золотая осень секулума — 1880-1900, в общих чертах совпадает с правлением Александра III и его контрреформами, опять же, устойчивая единица.

Кризис, зима секулума — 1900-1920. Ключевая дата — 1905 год, поражение в русско-японской войне и первая русская революция. Затем Первая мировая, Февральская революция, Октябрьская революция, Гражданская война. Конец Российской империи, конец романовского периода отечественной истории, полная смена господствующей группы. Пасьянс сошёлся у большевиков, именно к ним примкнуло наибольшее число активистов; соответственно, с победы ленинской фракции по итогам революции 1917 года и Гражданской войны начинается новый секулум отечественной истории, советский. (Если бы СССР прожил более долгую историческую жизнь, мы бы назвали первый советский секулум "ленинским".)

Период советского подъёма — 1920-1940. Правление Сталина вообще (с 1924 года), "сталинские тридцатые" в частности. [Я не буду тут уточнять про (...), надеюсь, вы и так всё понимаете.]

Советское пробуждение выпадало на двадцатилетие с 1940 по 1960, но тут наложилось два фактора — Великая отечественная война и сравнительно долгая жизнь самого Сталина. Умри Сталин в 1943 или в 1945, мы бы сейчас жили совсем в другом мире. В рамках поколенческой схемы, представители поколения советских приспособленцев обречены были быть вечно вторыми по сравнению с отцами и старшими братьями, которые помнили Гражданскую войну и "Ленина видели". Но именно приспособленцы в массе своей стали солдатами и офицерами Великой отечественной, то есть успели на главное событие двадцатого века и прошли инициацию в качестве поколения победителей. С другой стороны, после Победы сталинский режим попытался провернуть "фарш назад" и остановить время вокруг своего дряхлеющего божества, что было, естественно, невозможно. Итак, ключевыми вехами для фазы пробуждения и для поколения советских идеалистов являются: смерть Сталина и первые реабилитации (1953), XX съезд и осторожное осуждение культа личности, начало "оттепели" (1956), снятие Хрущёва за "волюнтаризм" (1964), подавление танками Пражской весны и окончательное признание невозможности построения "социализма с человеческим лицом" (1968). Получается, что эта фаза продолжалась от восьми до пятнадцати лет, не более того. Вектор духовных исканий — вера в светлое коммунистическое будущее, как в Царство Божие на земле. Плюс неизбежное осуждение предыдущего периода сталинского подъёма, с противопоставлением ему крайне приукрашенной и романтической версии фазы кризиса (Ленин, революция, Гражданская).

Советский упадок — 1960-1980 нумерологически, но тут уже можно назвать точные даты, с 1968 по 1985 год. Устойчивая единица исторического повествования: брежневский период, застой, очередная историческая осень. Активисты вымирают, приспособленцы стареют, идеалисты стали взрослыми и разочарованными людьми, а на смену им подрастают молодые циники, что вполне отражено в фильмах соответствующей эпохи.

Кризис советского секулума — 1980-2000, конкретным рубежом можно считать начало 1985 года, приход к власти Горбачёва по итогам "гонок на лафетах" и "пятилетки пышных похорон". Дальше последовала известная серия катастроф — авиационных, морских, железнодорожных, техногенных, природных, каждая из которых претендовала на роль крупнейшей в своей категории за всю советскую историю. Невозможности достичь победы в Афганской войне и уход СССР из Афганистана (1989), а следовательно, утрата советской армией каких-либо претензий на "непобедимость и легендарность". Крах социалистического блока в Восточной Европе (1989). Окончательное подведение итогов Второй мировой в Европе, не в пользу СССР: падение Берлинской стены, объединение Германии на условиях ФРГ в 1990 году, с последующим выводом войск (продолжался до 1994 года), выход Прибалтики из состава СССР. Поражение в Холодной войне, как таковое, распад СССР, танки в Москве (в 1991 и 1993), "горячие точки", Первая чеченская... В общем, этот кризис хоронит СССР и определяет весь первый, ельцинский период существования Российской Федерации.

Хотя от Бога империям положено как минимум 200 лет, СССР за несколько десятилетий успел собрать все признаки империи в упадке — итак, если бы СССР был нормальной державой, Союз спокойно пережил бы кризис, связанный с исчерпанием энергии ленинского импульса. Но пасьянс, опять же, не сложился — активисты не успели родиться, и старых пророков-идеалистов для них не нашлось.

Понятно, что в рамках этой схемы, правление Путина ознаменовало собой начало нового, "путинского" секулума, и его фазу подъёма мы уже пережили. Путин в российской истории играл ту же роль, которую до него исполнял Сталин, Николай I, Екатерина II и Пётр I, а до них, возможно, патриарх Филарет: роль правителя пост-кризисного периода, пришедшего к власти по итогам кризиса, на фоне последствий кризиса. Независимо от нашей личной оценки этих фигур и того, что они творили на своём посту. И опять же, по Штраусу и Хау, у нас на часах неизбежное наступление следующей фазы, очередного поворота — пробуждение 20-30-х годов, которое осудит путинскую эпоху, как подлую и бездуховную, и идеалисты для этой фазы уже подрастают. При этом, нельзя знать, в какую именно форму отольётся это духовное пробуждение, каким оно будет по вектору, в каких пропорциях: схема говорит только о степени накала.

И это далеко не всё, что я хотел сказать по данному вопросу, но слава богу, это достаточного большой кусок "всего".
Tags: поколения, психоистория, социальная эволюция
Subscribe

  • Праздник!

    Неумолимый календарь говорит, что сегодня — день рождения самой чудесной и прекрасной Оли! Она же arishai, моя любовь, мой свет и моё…

  • (Слегка NSFW)

    Паршивое самочувствие и проблемы с дыханием, преследовавшие меня всё лето (хотя, конечно, грех жаловаться на фоне реальной эпидемии), погрузили меня…

  • Он, она, оно и ону

    А у Оли опять обновление, на сей раз, новая редакция истории о трейвах. Которые теперь вёрты. С взглядом изнутри этого мира (" Новый очаг") и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments

  • Праздник!

    Неумолимый календарь говорит, что сегодня — день рождения самой чудесной и прекрасной Оли! Она же arishai, моя любовь, мой свет и моё…

  • (Слегка NSFW)

    Паршивое самочувствие и проблемы с дыханием, преследовавшие меня всё лето (хотя, конечно, грех жаловаться на фоне реальной эпидемии), погрузили меня…

  • Он, она, оно и ону

    А у Оли опять обновление, на сей раз, новая редакция истории о трейвах. Которые теперь вёрты. С взглядом изнутри этого мира (" Новый очаг") и…