Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Categories:

Теория поколений и популярные сюжеты

Я писал:

...Меня заворожила тема, что эта схема проявляется в популярных произведениях массовой культуры. Т.е. с одной стороны у каждой эпохи "своя фантастика", свой образ будущего, своё настроение. С другой стороны, во вторичных мирах могут демонстрироваться общества в разных фазах цикла, и независимо от внутренней хронологии (она может быть сколь угодно произвольной), вера читателя-зрителя в происходящее, помимо прочего, определяется тем, насколько он считывает поколенческую картину, насколько она с ним резонирует, и насколько показанная структура поколений соответствует заявленной фазе.

Я не нашёл упоминаний, в какой именно книге приводился каноничный пример со "Звёздными войнами", и мне было лень просматривать все их книги. Впрочем, это и не важно.

Итак, "Звёздные войны", оригинальная трилогия. Показана, безусловно, фаза кризиса Галактической Республики-Империи, перерастающая в открытую гражданскую войну.

Поколение активистов, которые, в итоге, выиграют войну — это Люк Скайуокер и Лея Органа. Ещё раз повторю: у каждого поколения в схеме Штрауса и Хау есть свой архетипический сюжет, и у активистов это героический миф, Путь Героя, где Герой, побеждающий Зло, олицетворяет целое поколение и свойственное этому поколению восприятие реальности. Если бы речь шла о реальном конфликте, то Люк символизировал бы всех тех простых пареньков с окраинных планет, которые, похватав лазерные винтовки и лучевые шашки, отправились воевать с имперцами за республиканские идеалы. Принцесса Лея, в принципе, символизирует то же самое, но уже для молодёжи, выросшей в богатых и развитых мирах, образованной, интересующейся политикой и так далее — и тоже выбирающей сторону повстанцев. Поколение активистов в основном вступало в ряды повстанцев, поэтому повстанцы победили.

Оби-Ван Кеноби — постаревший идеалист, ставший пророком и направляющий юного Скайуокера в нужную сторону. Архетип идеалистов — житие пророков, включая "Пророка" Пушкина и "Пророка" Лермонтова.

Архетип циников — плутовской роман, и представителем поколения циников в этом сюжете, естественно, будет Хан Соло. Он всего-лишь на несколько лет старше Люка (на 10 лет, по расширенному лукасовскому канону), и в социальном плане их отношения — это старший брат-младший брат. Но за эти несколько лет произошла смена поколений. Ключевым различием и поколенческим рубежом является то, что Люк с Леей росли уже при императоре Палпатине, а Хан Соло застал его коронацию в сознательном возрасте и помнит предшествующую жизнь в Республике, пусть для него это и было босоногое детство. Хан Соло скептически настроен по отношению к Оби-Вану, его нельзя назвать идейным бойцом, но, в конечном счёте, он выбирает правильную сторону. Циники в сюжете Последней битвы нужны, как прагматики и носители практических навыков, как поколение командиров и специалистов — характерно, что с точки зрения расширенного канона, Хан Соло учился в имперской военно-космической академии, т.е. получал профессиональное военное образование.

900 лет Йоды не играют в сюжете никакой роли. Он просто очень старый, и с таким же успехом ему могло быть за девяносто, от этого в сюжете ничего бы не изменилось. Но он активист с предыдущего витка, который умудрился пережить даже идеалистов, и дождался своей поколенческой смены в лице Люка.

Теперь, если мы считаем лукасовские приквелы в малейшей степени каноничными, то поколенческая структура там должна была быть примерно следующая.

Поколение победителей, заматеревшие и забронзовевшие активисты — Йода и другие члены джедайского совета. Это те, кто одержал победу по итогам кризиса предыдущего секулума (на войне с ситхами, допустим) и установил свои порядки.

Квай-Гон Джинн — поколение приспособленцев, вечно вторых. Они выросли под властью таких, как Йода, понимая, что никогда не смогут с ними сравниться, а потому учились жить по законам и принципам, которые оставили им старшие.

Оби-Ван Кеноби — юный идеалист, готовый бунтовать против несправедливых и утративших смысл правил. Такой же идеалисткой является королева Амидала. Можно сказать, что Оби-Ван — последний джедайский идеалист, а она — последняя республиканская идеалистка. После них наступает время циников.

Анакин Скайуокер — циник. (В социальном смысле — младший брат по отношению к Оби-Вану и Амидале. В расширенном лукасовском каноне, Анаакин на 12 лет старше Хана Соло, но они принадлежат к одному поколению, потому что поколение охватывает лет двадцать или двадцать с небольшим. И да, Анакин — биологический отец Люка и Леи.) Штраус и Хау пишут, что из циников получаются великие генералы или великие предатели, Джорджи Вашингтоны или Бенедикты Арнольды. Анакин — это как раз предатель. Впрочем, он умудрился предать дважды, сначала Орден, потом Императора, и в его случае минус на минус даёт что-то вроде плюса.

Таким образом, темой приквелов должен был бы стать переход от фазы пробуждения к фазе упадка, т.е. провал попытки реформировать систему и неудача духовных исканий идеалистов, на фоне постепенной деградации существующих институтов. После чего начинается неизбежная фаза кризиса, которая в итоге приводит к галактической гражданской войне.

Заодно, помимо всех других причин, это объясняет, почему диснеевские сиквелы воспринимаются таким провалом. Как метко заметил Марк Хэмилла, в этих фильмах он играет другого персонажа, "Джейка Скайуокера" (видео), потому что Люк таким не был. С точки зрения готовых шаблонов американской массовой культуры, старый активист — это ветеран Второй мировой. Это Йода, это мистер Мияги из фильма "Парень-каратист". В сатирической трактовке это Коттон Хилл, отец Хэнка Хилла из мультсериала "Царь горы". Люди этого поколения воспринимались, как железные. Это даже близко не "Джейк Скайуокер". С другой стороны, Лею изобразили старой партизанкой, которая до сих пор поезда под откос пускает, но это в чём-то тоже глупо, потому что Лея прежде всего была политиком, а не партизанкой. Ну и старые циники не идентичны циникам молодым, они с возрастом меняются, так что Хан Соло, вернувшийся в контрабандисты и постаревший в роли мелкого околокриминального элемента — это очередной провал. В рамках поколенческой схемы, темой сиквелов должна была стать Республика, построенная Люком и Леей, в которой душно жить новому поколению идеалистов, т.е. переход от фазы подъёма к фазе пробуждения, что может даже сопровождаться очередной "небольшой" гражданской войной. [Потому что у Штрауса и Хау гражданская война в Англии 17 века — не кризис, а пробуждение.]

***

Дальше пойдёт более интересный вариант — вселенная Гарри Поттера (без позорных приквелов). Я, конечно, не читал, но более-менее в курсе. Есть два текста, которые, в принципе, определили моё понимание данной темы: "План Думбльдора" Пикитана & Шлёнского и "Гарри Поттер и нищета "консервативной революции"" Егора Холмогорова.

Сразу надо отметить, что Дамблдор, конечно, играет роль пророка, но он колдун, ему за сто лет, и поэтому он постаревший идеалист не текущего секулума, а предыдущего. [Я не буду тут особо касаться внутренней хронологии, в ней, возможно, сама Роулинг путалась, но, в общем, Дамблдор родился ещё в 19 веке.]

Поколение циников — родители Гарри, Сириус Блэк, Ремус Люпин, Северус Снейп. Там почти вся классика, которую Штраус и Хау приписывали циникам, включая отвратительную репутацию в молодости: хорошее дело "Мародёрами" не назовут. Есть и свой архипредатель — Питер Петтигрю, крыса, который сдал товарищей Вольдеморту.

Вот на этих людей пришёлся кризис магического сообщества и война с Вольдемортом и его сторонниками. Суть в том, что они обречены были проиграть эту войну, они её как раз и проигрывали.

И тогда Дамблдор прокинул "муллиган" (1, 2). Так или иначе, но он перенёс начало финальной битвы с Вольдемортом на 18 лет. И за это время подросло новое поколение, поколение активистов, таких, как Гарри Поттер, Гермиона Грейнджер, Рон Уизли, Нэвил Лонгботтом. Поколение победителей. А выжившие и повзрослевшие циники играли при них роль старших товарищей, командиров и специалистов.

"Люди типа Гарри Поттера будут в дальнейшем править этим магическим миром. Такова философская, и историософская, и политическая конструкция Роулинг, как я ее себе представляю. (...) Английская книга – это всегда книга об аристократии, то есть о классе лучших людей. Там очень четко показано в последней главе, что это действительно лучшие люди. Они все находятся на разных позициях. (...) Понятно, что в определенный момент министерство магии – это отнюдь не министр, а Гарри Поттер. Кто-то занимается научной деятельностью, кто-то работает чиновником, у кого-то какие-то магазины, у кого-то что-то ремесленное. Тема инновационного бизнеса тоже важна. Но это все подлинная элита магического мира. Это люди, которые решают. Это джентльмены."


После победы над Вольдемортом в магическом мире должна наступить фаза подъёма. Это будет начало нового секулума, новый мир, и в чём-то он будет излишне правильным и зарегулированным, потому что таким его сделают Гермиона, Гарри и Ко. Новые поколения бросят этому порядку вызов, и, в общем, всё пойдёт своим чередом.

Как бы то ни было, это уже пример высокого искусства управления: не можешь попасть в цель, передвинь цель. Не сходится пасьянс для Последней битвы — откладывай битву до тех пор, пока пасьянс не сойдётся.

***

Наконец, два примера из "Властелина колец", для тех случаев, когда вы нечеловек или не совсем человек.

Во-первых, у нас есть Гэндальф, который выглядит, как немолодой человек, а на самом деле бессмертный дух, который старше Арды и принимал участие в её сотворении. Гэндальф играет одну и ту же социальную роль, постаревшего идеалиста, пророка периода кризиса, поэтому можно предположить, что он перемещается по миру вместе с кризисами: где-то ведь всегда начинается новый кризис. Соответственно, на одном и том же месте он появляется раз в секулум, воодушевляет и направляет очередную группу героев по нужному адресу, и снова исчезает, до следующей фазы кризиса.

Во-вторых, у нас есть Арагорн, потомок известного рода эльфийских полукровок, которые старели намного медленнее простых смертных. Те, кто читал всякие доп.материалы и примечания, знают, что на момент встречи с Фродо Арагорну было 87 лет, а всего он прожил 210, что он принадлежал к поколению Денетора, отца Боромира, и задолго до описываемых событий служил гондорскому наместнику Эктелиону II (деду Боромира). Арагорн, которого в Гондоре знали под именем Торгонгиль, был влиятельным придворным, доверенным лицом правителя, непобедимым и популярным в народе полководцем, а потому воспринимался, как конкурент официального наследника, вышеупомянутого Денетора. В итоге, Арагорн всё это бросил и вернулся обратно к следопытству.

Так вот, когда ты кто-то вроде Арагорна, человеческие волны всё время догоняют и обгоняют тебя. Если твои сверстники — обычные люди, то они стареют на твоих глазах, а дети вырастают и внезапно оказываются твоими сверстниками. И в этом плане, логично вести себя в соответствии с тем возрастом, на который ты в выглядишь, в духе поколения, которое достигло этого возрастного рубежа на текущий момент. Качаться на волнах, быть государственным деятелем в эпоху подъёма и бродягой-дауншифтером в эпоху спада, где-то так.
Tags: поколения, психоистория, социальная эволюция
Subscribe

  • Четыре школы, четыре пути: магия выживания

    А вот есть у меня цикл постов, который я так и не написал, хотя рассказывал о нём друзьям (да и не один, собственно). Может, попробовать рассказать…

  • Крылов и Лефевр

    Словами gcugreyarea, Выживание системы -> Стабилизация системы - > Комфортность системы - > Безопасность от системы. Первая…

  • Rules of the Game #2

    Со времён этого комментария мне хотелось написать одну вещь... и я снова её вспомнил. Это об этических системах Крылова, да. Представьте себе…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments