Григорий (gest) wrote,
Григорий
gest

Categories:
  • Mood:
  • Music:

Сюжеты, образы-клише

Хех.
Ну раз уж я всё равно выбрался в ЖЖ из своей мрачной темной пещеры.

Такая тема.
Образы-клише в популярном искусстве.

Например, кавалерия Соединённых Штатов, U.S. Cavalry. Герои сидят в деравянном форте, утыканном стрелами, вокруг злобные индейцы, порох кончился, надежды нет. И вдруг раздаются характерные звуки рожка, появляются доблестная кавалерия и выбивает из индейцев дерьмо. Замените индейцев на орков или вьетнамцев, а US Cavalry на роханцев или вертолёты (Air Cavalry, ага). Суть останется прежней.

Американцы любят этот сюжет и часто его используют. Не надо напоминать мне про Куликовскую битву и засадный полк - он не появился из ниоткуда, а был заявлен заранее. Говоря о русских сюжетах, нам гораздо ближе "Но пасаран" - 300 спартанцев/28 панфиловцев. "Все полегли, но пока жили - врагу дороги не было".

Так вот, понятно, что сюжет с кавалерией из ниоткуда, спасающей главных героев, взят из ранних американских киновестернов. Возможно, ещё раньше он появился в дешевых романах про фронтир. Допускаю, что можно проследить и европейские корни. Ладно.

А вот откуда взят следующий образ? Герои смотрят на море и видят, что всё оно покрыто вражескими кораблям - враги высаживают морской десант.

"Потом в поле моего зрения появилось скопление черных точек. Вскоре они превратились в парусный флот. То были длинные, с острыми концами корабли с квадратными парусами, надутыми попутным ветром...
Однако лишь менее половины обитателей города успели отправиться в путь, когда появился паалуанский флот. Тогда наступило ужасное замешательство. Дорога оказалась забитой перепуганными людьми, стремящимися убежать от своего города как можно дальше...
Паалуанские галеры вошли в гавань. Некоторые пристали к незанятым пирсам. Паалуанские солдаты высадились на берег и стали продвигаться вперед - осторожно, как будто ожидали засады. Наконец на берегу оказались все воины. Ими предводительствовали расфуфыренные офицеры в плащах из перьев, ярких, алых и желтых, цветов".


Спрэг де Камп, "Демон, который ошибался".

"Как раз когда они выбрались на гребень, ветер разогнал туман. Южное солнце загорелось на охряных холмах, вспыхнула бледная синева неба и — всего в двух-трех милях перед ними — засверкали гребни волн. Берег.
Корабли теснились в заливе и подходили из открытого моря.
Не купеческие корабли.
Военные.
Белые паруса и черные вымпелы. В долю секунды в голове у Аш мелькнуло: «Половина военного флота!» и: «Вымпелы визиготов!».
На губах соленый вкус ветра. Долгое застывшее мгновенье она просто остолбенело таращилась. Острые носы черных трирем рассекают плоскую серебряную гладь моря. Больше десятка, меньше тридцати. Среди них — огромные квинкверемы — пять или шесть десятков. А ближе к берегу гигантские плоскодонные десантные корабли скрываются из вида за стенами Генуи; видна радуга брызг над ходовыми колесами...
Она еще заметила черный дым, поднимавшийся из-за черепичных крыш портовой крепости, и суетящихся в узких улочках под раскрашенными известковыми стенами людей.
Аш прошептала:
— Высадка десанта, количество неизвестно, флот атакует, кораблей союзников нет; мои силы — двести человек".


Мэри Джентл, "Аш: Тайная история. Пропавшая рукопись".

“Look out to sea,” he said.
Rowena cried out in amazement. So, too, did others...
In the distance, at the horizon, there were sails, the sails of lateen-rigged vessels. We stood for a long time, all of us, on he summit of that hill, near its clifflike edge, the water below striking at its foot, overlooking Thassa, with Brundisium in the distance.
“There is no end of them!” said Boots.
The ships, in line after line, continued to appear over the horizon. The tiny dots of white sails, slowly, in the placid hundreds, made their way toward Brundisium...
He then walked back to the height of the clifflike side of the hill, that with the crashing waves at its foot. I joined him there, with the others, my friends, whom I must soon leave. We all looked out to sea. It was a vast fleet. The first ships had already come to the harbor of Brundisium.
“It has begun,” said Scormus.
“Yes,” I said. “It has begun.”


Джон Норман, "Игроки Гора" (лень переводить отрывок)

Вы можете сказать, что я ошибаюсь, видя здесь устойчивый образ. Тем более, что я не могу быть объективен, если речь о Нормане.
Но если я прав, и сходство не случайно - то откуда? Где корни этой характерной сцены высадки морского десанта? Мне кажется, этот образ в американской культуре заимствован из какого-то более раннего слоя. Тем более, что это американцы ("хорошие") обычно высаживали десанты. К тому же, сцена подчеркнуто фэнтезийна и архаична - паруса, галеры.

Пока были озвученены следующие версии:
Рефлексия японского вторжения на ряд американских островов. Не объясняет средневековый антураж и высадку в городе. Хотя надо спросить у того человека, может, где-то японцы и в городе высаживались.
Воплощение английского страха перед возможным вторжением с материка. Проекция вариантов с морским десантом Наполеона и ещё раньше, вплоть до Непобедимой Армады.
Наоборот, переосмысление английских попыток закрепиться в Европе в Средние века. Вплоть до Столетней войны; собственно, её начало. Для американцев тут перекличка с их собственной Войной за независимость, отсюда морская держава как образ Врага.

Update: возможен компромиссный вариант между отсутствием взаимосвязи и поиском скрытых слоев. Допустим, Норман и Джентл просто перекатали сцену у де Кампа. Или, ещё смешнее, Джентл взяла её у Нормана, а Норман - у де Кампа. А де Камп её банально выдумал.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments