?

Log in

No account? Create an account
August 3rd, 2005 - Григорий "Это ж Гест"(с) — LiveJournal [entries|archive|friends|userinfo]
Григорий

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

August 3rd, 2005

Ужас и глубоководный террор [Aug. 3rd, 2005|07:11 pm]
Григорий
[mood |неясное]
[music |шум машин]

Ужас, ужас, ужас.

Мне надо размять свои ЖЖшные мышцы.

Я подумывал о том, чтобы выразить своё отношение к последней акции "Томатного блицкрига".
Но, как сказал slavamakarov, "зато о нас написали".
"Зато нас посадили", ага.

Они люди подневольные... впрочем, не буду об этом.
Лучше расскажу вам о настоящем ужасе. Набрёл я сегодня на одну статью о Жюле Вере.
Там приводятся отрывки из переписки Жюля Верна с его издателем, по поводу образа капитана Немо (выделение - моё).

"Теперь, дорогой мой Этцель, продолжая чтение, не теряйте из вида, что вызов брошен иностранным кораблем, который пытался уничтожить "Наутилус", что принадлежит он нации, которую ненавидит Немо, мстящий за смерть своих близких и друзей! Предположите то, что и должно было быть по первоначальному замыслу и что читатели могли предчувствовать... предположите, что Немо - поляк, а потопленный корабль - судно русское, была бы тут возможна хоть тень возражения? Нет, тысячу раз нет! Терпеливо перечитайте рукопись, дорогой Этцель, а затем перешлите ее мне, и я сделаю все, что нужно будет сделать, но не забывайте того, что я только что сказал и что было в первоначальном замысле - правдивом, логичном, законченном: поляк и Россия. Раз этого мы сказать не можем - что весьма досадно в некоторых отношениях,-предоставим читателю возможность предполагать: возможно, так оно и есть!"
...
Этцель, разумеется, разделял взгляды своего автора и, подобно ему, считал царские репрессии в Польше бесчеловечными. Но, имея опыт государственной деятельности, он понимал трудности, испытываемые французским правительством, которому нельзя было портить отношений с Россией. Нельзя было усложнять и без того трудную работу французской дипломатии. Если бы Немо был по национальности поляком, книга приобретала бы характер провокации, и правительство воспротивилось бы ее выходу в свет... Жюль Берн решительно возражал:

"Раз я не могу объяснить его (Немо) ненависть, я умолчу о причинах ее, как и о прошлом моего героя, о его национальности и, если понадобится, изменю развязку романа. Я не желаю придавать этой книге никакой политической окраски... Вы говорите: но ведь он совершает гнусность! Я же отвечаю: нет! Не забывайте, чем был первоначальный замысел книги: польский аристократ, чьи дочери были изнасилованы, жена зарублена топором, отец умер под кнутом, поляк, чьи друзья гибнут в Сибири, видит, что существование польской нации под угрозой русской тирании! Если такой человек не имеет права топить русские фрегаты всюду, где они ему встретятся, значит, возмездие - только пустое слово. Я бы в таком положении топил безо всяких угрызений совести. Пусть читатель предполагает то, что пожелает, в зависимости от своего умонастроения. Я не упомяну ни кнута, ни Сибири - это было бы слишком прямым намеком".


А-а-а!!! По первоначальному плану Жюля Верна, капитан Немо был польским аристократом, жену которого зарубили Опричным Топором! (Ох уж эти русские.) Одним словом, вчера поляки и за пирата-подводника Немо ответили. Я же хочу предложить тост за редакторов и издателей, которые своими пинками ограничивают полёт фантазии не в меру талантливых авторов. Именно этим скромным труженникам мы обязаны тем, что узнали и полюбили Немо как индийского патриота и борца с английским империализмом.

Бррр.
link38 comments|post comment

navigation
[ viewing | August 3rd, 2005 ]
[ go | Previous Day|Next Day ]