February 15th, 2011

gunter

Pairs: Сатанинский шабаш и бал

Как-то я, просматривая имеющиеся в сети мнения о Вилли Вонке (если что, это персонаж популярной детской книги и двух известных фильмов) наткнулся на следующее: "Чем больше я об этом думаю, тем больше убеждаюсь, что Вилли Вонка что в книге, что в фильме - это, конечно, Сатана... То, что, скажем, на сайте Hollywood Jesus Вонку видят, как метафору Бога, говорит о том, что кому-то надо учиться разбираться в вере...". [См. также 1, 2.]

Да, я мог бы поговорить о том, почему это не так, и почему у западного зрителя этот образ способен вызвать ассоциации как раз с Богом/Иисусом.

Но меня порадовала железобетонность самой формулировки. "Чем больше я думаю об Х, тем больше убеждаюсь, что Х - это, конечно, Сатана". Подходит к любой теме и к любой ситуации, по-моему.

Например... чем больше я думаю о Мэри Поппинс, чем больше убеждаюсь, что Мэри Поппинс, что в книге, что в обоих фильмах - это, конечно, Сатана.

Понятно, что образ этот изначально антихристианский. Мэри Поппинс а) всемогущая женщина б) женщина самоуверенная, самовлюблённая и считающая себя совершенством. Добавьте сюда явные языческие нотки, и вывод будет очевиден. Что же касается фильмов, то в каждом из них можно найти указания на истинную природу Мэри Поппинс.

Американский фильм 1964 года, сцена с трубочистами. Детей затягивает в камин, и они оказываются в каком-то странном мире дыма и сажи. Их окружают черти-трубочисты. Дальше начинается натуральный шабаш.



Мэри Поппинс сидит на чем-то вроде трона-алтаря, а по бокам от неё мы видим маленьких детей, мальчика и девочку, что является прямой отсылкой к традиционной символике Пятнадцатого Аркана, "Дьявол". Все черти пляшут, повинуясь ритму, который она отстукивает своим каблучком.
И кстати, на то, что трубочисты - нечисть, помимо их общего вида и безумных плясок, указывает следующее: они боятся шутих и петард, они передразнивают людей и повторяют за ними слова (особенный энтузиазм у них вызвает лозунг "Избирательные права для женщин!"), и когда в конце они убегают, шум от них стихает в тот самый момент, когда они сворачивают за угол (будь они людьми, мы бы продолжали слышать топот бегущих ног).

Ну ладно. А что с нашей экранизаций? Если сравнивать отечественное восприятие образа Сатаны с американским, то легко заметить, как сильно на нас повлиял роман "Мастер и Маргарита". Известно, что Булгаков сначала хотел описать традиционный шабаш, но затем побывал на приёме в американском посольстве, и заменил шабаш на бал у сатаны. Бал полнолуния стал настоящим символом романа, наравне со скамейкой и трамваем.

Что бы вы думали? Советская экранизация кончается ночным балом в честь Мэри Поппинс. А пропуском на бал являются воздушные шарики с именами гостей. Воздушный шарик с именем = душа.



...Обратите внимание на кошкоголового демона, который собирает шарики на входе. И затем следует неожиданный сюжетный ход - дети тайком пробираются на праздник Мэри Поппинс, но обнаруживают там всех взрослых, включая собственных родителей. Оказывается, Мэри уже давно прибрала их к рукам, все они принесли ей свои шарики и теперь танцуют для её увеселения.

P.S. На самом деле, я думаю, что Мэри Поппинс и Вилли Вонка - это двое из шести богов Запада. Вернее, если начинать с самого начала, я придумал, как можно подобрать сферы ответственности для 30 богов, поделённых на четыре стороны света/четыре этических системы. Из этих тридцати, Западу достанется шесть богов (по причинам, связанным с правильными многогранниками). Все боги Запада - люди, и, одновременно, не совсем люди. Про каждого из них можно сказать, что "чем больше я о нём думаю, тем больше убеждаюсь, что он - это, конечно, Сатана"; что делать, серой от Западной этики всё-таки попахивает. А для вдохновения можно использовать популярные образы из англоязычной детской классики - но я пока однозначно идентифицировал только этих двоих.
gunter

...

gunter

Misstress and servant

Пост в ленте заставил вспомнить и пересмотреть клип "Depeсhe Mode" (какими же молодыми они были!).

По очевидной ассоциации вспомнил недавний случай. Как-то раз (вроде бы, время было ещё совершенно "детское"), я включил телевизор, пощёлкал каналами и увидел следующую сцену:



Я, натурально, прифигел. Думаю, может быть, я понял происходящее на экране неправильно, в меру своей испорченности; но как ещё это можно понять?
Посмотрел в программе - а это, оказывается, английская экранизация "Шерлока Холмса".
gunter

Аристократический менталитет

Искал один отзыв на английскую экранизацию "Евгения Онегина", нашёл два, но оба на одну тему - о том, какие моменты англичане понимают и изображают лучше нас.
"Вместе с тем, Файнсам удалось показать такие вещи, которые нам до сих пор недоступны. Советские исследователи-пушкинисты написали немало и изучили, казалось бы, каждый миллиметр «Евгения Онегина», но главного они понять были не в силах. Мир, где жил Онегин, качественно отличался от советского мира. Что такое быть русским барином? Понимал ли это Лотман? Очень сильно в этом сомневаюсь. Тут простого понимания мало, нужно осознание иных категорий...

В случае с «Евгением Онегиным» все намного сложнее – с революцией из России ушла сословная иерархичность и все нюансы, связанные с ней. Поэтому все советские и российские постановки грешат непониманием Пушкина, Толстого, Достоевского. Это сословное общество и довольно трудно понять сейчас нам - отчего Анне Карениной так плохо и с Онегиным аналогичная история. Современные реалии замутняют понимание и образ генерала для нас – это народный генерал, который говорит неграмотно, а выглядит как комбайнер. И осознать, что во времена Онегина это был цвет аристократии - достойные и еще совсем нестарые люди, которым редко было больше сорока, а часто не было и тридцати лет. Это очень важный момент, который англичанами, не утратившими сословность, понимается аутентично, поскольку в общих чертах в Британии все это сохранилось. По этой причине история Евгения Онегина, которую у нас в стране всегда трактовали многозначно (по непониманию), у Марты Файнс необычайно стройна, внятна и логична. А герои становятся, видимо, такими, какими их видел Пушкин".

"И все же удача может сопутствовать только тому, кто посмеет, что и сделали англичане — им сподручнее, до них нашим тухлым яйцам и плевкам не долететь. Какие такие англичане? В первую очередь из разоренного аристократического семейства Файнсов: сыгравший роль Онегина Ральф, режиссер фильма Марта и композитор Магнус (принц Уэльский приходится им всем кузеном)...

Тональность всего фильма определяют лицо, голос (что поразительно, в русском дубляже тоже!) и искусственная моторика главного героя — и это самая большая удача фильма и актера (пытающегося в других своих ролях тягаться с кумирами толпы, которую презирает, — обреченная затея). Вспоминается Жванецкий, остривший, как на советских киноактерах фрак колом сидит и реплика никак не получается “я разорен!”. Но даже когда фрак сидит как надо и реплики звучат убедительно, сегодня еще труднее найти актера у нас, способного сыграть Онегина (а не плебейского “себя в предлагаемых обстоятельствах”). Для этого необходимо наличие в стране минимально непрерывной аристократической традиции, которой давно уже нет у нас и не будет, поскольку она избыточна и нефункциональна в современном перенаселенном мире. То есть всевозможные элиты были, есть и будут повсюду до скончания времен, но аристократию, как сословие и особую породу людей, похоронили капитализм с социализмом. Те крохи, что от нее кое-где остались, — это ископаемые реликты, музейные образцы. Уже пушкинская эпоха была порой предсмертного цветения аристократии — ее пролонгированным раком, начало которому положил указ Петра III, отменивший “крепостное право” для дворянства, что привело к превращению значительной его части в паразитический класс. Кто не служил больше, кто попадал в силки праздности, у кого имелись средства в избытке и некому было завидовать, те постепенно утрачивали мотивацию и через одно-два поколения превращались в лучшем случае в бездеятельных и, по существу, суицидальных Онегиных и Обломовых. Романтический демонизм и дендизм были последними зевками аристократии, пытающейся свою жизнь превратить в произведение искусства или по крайней мере занять себя... с вечера до утра. Звучит как марксистская критика, но и марксисты не во всем были узколобыми начетчиками.

Файнс сыграл разочарование человека, раздавленного тем, что стремиться ему не к чему (дано от рождения) или незачем (того не стоит). Думаю, генетика отчасти помогла. Он сыграл тотальную опустошенность, преследующую обычного человека только в туманном воображении, после запоя или смерти близких. И сумел передать наследственную инстинктивную готовность к смерти по строгим правилам в любой день и любой час. А это уже придает философское измерение тщете человеческой жизни, родовому проклятию, что всего виднее с дистанции власти, богатства, знатности или послесмертия, с которым гениальность накоротке...

Наконец мы подходим к самому загадочному и спорному месту этой истории. И место это занимает не Любовь, а Честь. Онегин — человек касты, взявшей девизом: “Жизнь — Царю, душу — Богу, честь — никому”. Увы, на белом свете все склонно течь и превращаться (см. “И-цзин”), и сословная честь сделалась кровожадным идолом (см. самурайский кодекс). Но что хорошо для кино, то совсем не так хорошо для жизни, цивилизации и культуры. Честь обязана быть личной, а не сословной или корпоративной, докатывающейся до искусственного отбора низшего свойства. Онегин отдал ей дань, сея разрушение вокруг и нанося сокрушительный вред своей душе".


P.S. В каком-то смысле, пример из предыдущего поста о том же самом, хотя и с обратным знаком. Отсутствие аристократии порождает тоску по аристократии. Для жителей СССР Англия была волшебной страной джентельменов и леди, поэтому "наша" Мэри Поппинс - это "Леди Мэри" (1, 2), которая смотрит на недостойных смертных с еле скрываемым презрением. Американцы, снимая фильм про Англию, ещё помнили, что Мэри Поппинс вышла из рабочего класса, поэтому решили, что ей гораздо ближе отвязные танцы с друзьями-пролетариями под "Атас! Так веселей рабочий класс!"