February 26th, 2011

gunter

Протестантская этика

Я тут посмотрел аниме, где главный положительный герой, рыцарь без страха и упрёка, заявил следующее: "Мне кажется, в здоровом обществе получать деньги должно быть приятнее, чем их тратить".

Имелось в виду, что человек, зарабатывающий деньги, делает что-то полезное для общества, и общество его за это вознаграждает. Что, собственно, само по себе должно доставлять человеку удовольствие, независимо от того, сколько он получает и насколько важно то, что он делает; работает ли человек в сфере услуг, занимается мелкой розничной торговлей, и т.д. В мультфильме примером правильного подхода к жизни стала работа продавцом на рынке - как своебразный идеал служения, может быть?

В общем, либо авторы мультфильма вдохновлялись "протестантской этикой", либо они просто посмотрели на соседних китайцев и задумались.
gunter

Логистика восприятия и виртуальная война

В комментах у u_96, в ходе очередного обсуждения "Мистраля", прозвучало хорошее: "На вертолетах будет рассекать журналистский корпус".

...Каждому флоту будет придан журналистский вертолётоносец со студией...

Сразу вспоминается следующее:
"Ключевые и очень характерные для Вирильо понятия - "логистика восприятия", "евгеника взгляда" - описывают ревизию человеческой природы, которая началась с появлением "предельных средств передвижения", т.е. телекоммуникации. О логистике в этом значении Вирильо заговорил еще в восьмидесятые годы, имея в виду проблему оптимального обеспечения граждан информацией и образами. Потребность в образах особенно обостряется в периоды социальных катаклизмов, в первую очередь - во время войны. Ускоряющееся благодаря эскалации насилия и в мирное время, потребление образов напрямую связано с феноменом времени и работой памяти". 

См. также Вирильо (Virilio) Поль:
"Корни киноискусства, считает В., уходят глубоко в почву проблем совершенствования средств визуальной военной разведки. Кино и войну объединяет один эстетический принцип – эстетика исчезновения. Актуальный объект и непосредственное видение исчезают в тени технологического продуцирования образов. В конечном итоге война, технологии войны являются двигателем истории и общественных изменений. История войны, по В., – это история радикальных изменений в полях восприятия (например, развитие средств обнаружения – радаров и т.п.), а следовательно – это также история медиа-технологий, усиливающих искусственную способность восприятия. Суть современной войны – информация; война сначала превратилась в «холодную», а затем в войну «знаний» и информации. Современная война стремится стать виртуальной кибер-войной. Война в Персидском заливе, согласно В., – образец боевых действий, которые происходили не в локальном месте – Кувейте, а во всем мире – в глобальном времени, благодаря средствам массовой информации. Подобным же образом конфликт по поводу Косово в Югославии был выигран, – утверждает В., – прежде всего в виртуальном телепространстве. Средства массовой информации в этой ситуации функционируют как элемент военно-промышленного комплекса".
gunter

О грустном

vitus_wagner напомнил.

Чикатило - в его убийствах обвинили человека, который ранее уже отсидел за изнасилование, судили и, в итоге, расстреляли. Чикатилло продолжал убивать.

"Уральский душитель" Феофилов - одного подозреваемого осудили и расстреляли, другого забили досмерти, пытаясь выбить из него признание. Феофилов продолжал убивать.

Белорусский маньяк Михасевич - "За преступления Михасевича были осуждены 14 человек, один из них был казнён, другой ослеп в тюрьме". Михасевич продолжал убивать.

"По подозрению задержали молодого шофёра Олега Адамова, работавшего в тех местах во время убийства. На следствии его сломали и, хотя он не мог объяснить, куда пропала сумка убитой, приговорили к 15 годам лишения свободы. В тюремной камере Адамов пытался наложить на себя руки.
Всего за преступления Михасевича после 11-ти судебных заседаний были осуждены 14 (!) человек. Пострадал при этом не только Адамов — другой был казнён, третий ослеп в тюрьме и был выпущен на свободу как «не представляющий опасности», четвёртый безвинно отсидел 10 лет
".

"Безнаказанность, развязавшая ему руки, была результатом следственного заблуждения. В прокуратуре предполагали, что убийства совершали разные люди. Но почему эта версия была единственной? Почему в первые годы даже не попытались объединить следственные материалы, посмотрев на них с другой точки зрения: а может быть, действует один человек? Не потому ли, что другая точка зрения воспринималась в Белорусской прокуратуре как опасное вольнодумство? Когда следователь Н. И. Игнатович посмел усомниться в виновности обвиняемых и в правильности действий авторитетного "спеца", его тут же вывели из следственной группы. А первый заместитель министра внутренних дел Белоруссии с раздражением назвал поведение Николая Ивановича "несерьезным", а его самого - "мальчишкой", который навязывает обсуждение вопроса давно решенного".

(Но времена были уже другие, поэтому, в конце концов, Игнатович победил.)

Это система. Как бы сказать... вот вам пример общества, для которого истина или справедливость не являются базовыми ценностями. Если мы будем рассуждать о какой-нибудь умозрительной "советской этике", нам нужно будет всегда держать это в голове.
gunter

Смутное

Цель войны - мир, сказал Лиддл-Гарт. Я уже говорил, что там использовалось слово "peace", как отсутствие войны, а не как во фразе "нам нужен мир, желательно, весь". /*напевает музыкальную тему 19-го Бонда: "The world is not enough..."*/

Итак, целью войны является отсутствие войны.

С другой стороны, целью жизни является жизнь (что очевидно). Но целью смерти тоже является жизнь, новая жизнь - тут уже будет прямая аналогия с войной.

Но если бы война была живой, целью войны была бы война. В каком-то смысле, война подобна огню. Огонь кажется нам живым, потому что огонь пытается породить огонь, он растёт и распространяет себя, а это свойство жизни. С другой стороны, огонь уничтожает жизнь и умирает сам, он смерть, которая расчищает место для новой жизни. На пепелище вырастает трава и деревья.
Легко обосновать, что война не относится к категории игр с нулевой суммой. Нулевая сумма - это когда проигрыш одного участника строго компенсируется выигрышем другого, плюс и минус в сумме дают ноль. Очевидно, что в ходе войны стороны могут потерять больше, чем выиграет какая-либо из них, т.е. проиграют все. (Переслегин делает из этого вывод, что раз уж мы имеем дело с игрой с ненулевой суммой, война теоретически может быть выиграна обоими участниками, хотя этого и нелегко добиться.)

При этом, в рамках теории игр, любую игру с ненулевой суммой для N игроков можно представить в виде игры с нулевой суммой для N+1 игроков. "Лишний" игрок выплачивает выигрыш или собирает проигрыш, действуя в качестве своего рода крупье. (Если N игроков в сумме выиграли X очков, значит виртуальный "игрок под номером N+1" эти X очков проиграл, и наоборот. Сумма всё равно остаётся нулевой.)

В случае с войной, этот умозрительный "лишний" игрок и будет богом войны. Если войну проиграли все участники, значит, бог войны её выиграл. Победитель получает какую-то выгоду от победы, но при этом ещё и платит дань богу войну. Стремление минимизировать потери всех участников и увеличить их выигрыш приводит к игре "против казино". Можно ли заставить бога войны раскошелиться? Это вопрос.
gunter

Начнём разговор о чём-нибудь (теория конфликта?)

Всё как всегда. Не получается написать о том, о чём я хочу...

Напишу тогда о том, что меня восхищает. В конце концов, все мои мысли так или иначе связаны. /*пафосно*/ Как гипертекст!

...Действительно, и у Крылова, и у Лефевра этические модели строятся по схеме "мы и они", "я и внешний мир", А и B. Логика бинарная, а не триалектичная.
Впрочем, Лефевр это осознавал, он специально отметил, что любой многосторонний конфликт стремится схлопнутся в двухсторонний, поскольку только в этом случае можно принять этически обоснованное решение.

1. На самом деле, это был чудовищный косяк с моей стороны. Я спутал мысли Лефевра со своими.

Да, Лефевр такого не говорил. Его мысль состояла в следующем: любой многосторонний конфликт, который невозможно оценить этически, стремится трансформироваться в конфликт, который можно проанализировать с точки зрения этики участников - "путём такого преобразования мира, чтобы он соответствовал возможностям модели".

При этом, всё трёхсторонние конфликты имеют решение. Там всего четыре варианта - сотрудничество трёх участников в рамках единой системы, война всех против всех, союз двух против одного и борьба двух при нейтральном третьем (который дружит с обоими). Каждой из этих ситуаций мы можем дать этическую оценку, хотя она будет разной в разных этических системах.
[Сложности начинаются с четырёхсторонними конфликтами. Если я не ошибся в подсчётах, там возможно 11 вариантов отношений между участниками, 10 из которых позволяют дать этическую оценку ситуации, а один - нет. Вот он и является самым неустойчивым.]

Но Лефевр Лефевром, а я имел в виду следующее. Мне кажется, что в жизни трёхсторонний конфликт чаще всего приводит к тому, что двоё объединяются против третьего. А в конфликте с бОльшим числом участников у нас будет два основных варианта - либо кого-то одного назначают "козлом" и "Аль-Каидой", после чего все объединяются против него, либо образуется два соперничающих блока. Собственно, и Лефевр подробно описывал именно эти случаи.

(...)
gunter

Геополитика и теория конфликта

2. Теперь о том, что, всё-таки, меня восхищает.

Есть мнение, что перед Второй мировой войной в мире сложилась крайне неустойчивая ситуация, так как одновременно существовало семь великих или претендующих на величие держав, при этом только две из них (Англия и Франция) были по-настоящему заинтересованы в дальнейшем существовании сложившейся системы международных отношений, Версальско-Вашингтонской.

Итак, у нас есть Европа. Гегемоном Европы является союз Англии и Франции, двух колониальных держав. Их поддерживают разные страны второго и третьего ряда, которые так или иначе следуют в русле английской или французской политики. Им противостоит союз Германии и Италии, у которых тоже вскоре появляются свои друзья и вассалы.

На этом уровне всё просто. Блок против блока, белые фигуры против чёрных, победитель получает Европу. В каждой паре есть своё слабое звено, при этом Италия слабее Франции, что компенсируется мощью Германии.

Но мир стал больше, а значит, сложнее. На границах Ойкумены за развитием ситуации наблюдают ещё три державы - США, СССР и Япония (слабейшая из трёх). Понятно, что для каждой из них мы можем обозначить свои внутренние противоречия.
Например, в США речь пойдёт о противостоянии команды Рузвельта и изоляционистов. Должна ли Америка лезть в европейские дела, или она может спокойно сидеть за океаном и продолжать получать свой процент?
СССР должен выбирать между политикой "наркомата" и "коминтерна", между дипломатией и идеологией. Чем является СССР, государством среди других государств, или главным лагерем, штабом и арсеналом мировой революции? (Понятно, что это противоречие сглаживалось тем простым фактом, что цели СССР, как страны, и цели мирового коммунистического движения в то время определял один и тот же человек.)
Наконец, в Японии это противоречие проявлялось, как конфликт Армии и Флота, "северной" и "южной" стратегии.

Семь участников, по меньшей мере пять независимых центров силы, сложно, правда?

Но ведь на самом деле всё гораздо проще.
Япония заинтересована в Азии, значит, ей нет смысла поддерживать Англию и Францию. Любые её активные действия так или иначе приведут к конфликту с Англией с Америкой. И так далее. Стоит нам прикоснутся к построенной нами сложной схеме, и она начнёт схлопыватся в простой двухсторонний конфликт между антифашистской коалицией и странами Оси. Ну, за тем исключением, что почти до самого конца войны между Японией и СССР будет сохранятся состояние нейтралитета - и им, и нам будет не до того.

Результатом этого конфликта тоже станет понятный нам двухполярный мир. Обратите внимание, что на стороне США при этом окажутся Англия, Франция, Италия, Япония и лучшая часть Германии, а СССР достанется вторая половина Германии с её бывшими вассалами и подконтрольными территориями, плюс такие же куски от японских владений в Азии. (Я помню про Китай, но это отдельная тема.)

Почему-то, мне очень нравится думать о таких схемах.

P.S. В какой-то степени это ответ на жалкий переслегинский закос под психоисторию, когда он попробовал все противоречия отражать либо в виде креста, либо в виде треугольника. (Сколько в этом интельства, боже мой!) Например, для Второй мировой он предлагал крест, образованный двумя осями - Германия-СССР, Англия-США. Потому что вот так, да.
P.P.S. И я даже не говорю про точку зрения Галковского...